ЛитМир - Электронная Библиотека

Линк!

Далекий крик непонятно в какой стороне.

Линкольн.

Это, безусловно, не к спеху. Потрясающий образ Рейха должен означать…

Линкольн Пауэлл! Иди сюда немедленно, дурень!

Мэри?

Не могу тебя вытащить.

Я через несколько минут вернусь.

Линк, это уже третья моя попытка тебя обнаружить. Если не вылезешь сейчас, ты пропал.

Третья?

За три часа. Линк, пожалуйстаПока у меня остаются силы.

Он позволил себе подумать о возвращении на поверхность. Он не нашел, в какой стороне поверхность. Безвременный, беспространственный хаос ярился кругом. Возник образ Барбары д’Куртнэ, на сей раз карикатурно обольстительный.

– Привет, призрак.

Линкольн, ради всего святого!

На миг подступила паника, он заметался без оглядки, но щупаческий опыт тут же взял свое, и техника отступления заработала в автоматическом режиме. Один за другим начали опускаться на место блоки, и за каждым барьером было немного светлее. На полпути вверх он ощутил присутствие Мэри. Она оставалась с ним, пока он снова не очнулся у себя в гостиной. Он сидел рядом с озорницей, держа ее руки в своих. Он разорвал рукопожатие с такой поспешностью, словно ладони Барбары были раскалены докрасна.

Мэри, я наткнулся на совершенно удивительную ассоциацию с Беном Рейхом. Какая-то связь

Мэри приготовила пропитанное ледяной водой полотенце, которым и хлестнула его по лицу. Он осознал, что трясется.

Единственная трудность в том, чтособрать воедино информацию из фрагментов Ид – все равно что провести количественный анализ сердцевины солнца

Она снова хлестнула его полотенцем.

Работаешь не с цельными молекулами, а с ионизированными частицами… – Он увернулся от полотенца и воззрился на Барбару. – Мэри, готов поклясться, бедная девочка в меня влюблена.

Образ насмешливо скосившей клюв горлицы.

Я серьезно. Я раз за разом встречал там, внизу, самого себя. Я

А как насчет тебя?

Меня?

– Как тебе кажется, почему ты отказался помещать ее в Кингстонский госпиталь? – проговорила она вслух. – Как тебе кажется, почему ты ее после этого регулярно, дважды в день, прощупываешь? Почему тебе компаньонка понадобилась? Я тебе скажу, Пауэлл, почему.

– И?

– Ты в нее влюбился. Ты влюбился в нее, как только обнаружил ее у Чуки Фруд.

– Мэри, да ты что!

Она хлестнула его красочной картинкой: он сам и Барбара д’Куртнэ, фрагмент, выуженный Мэри из его сознания несколько дней назад… фрагмент, который тогда заставил ее побледнеть от ревности и гнева. Пауэлл знал, что он подлинный.

Мэри, дорогая

– Не смей так говорить. Оставь меня в покое. Ты в нее втюрился, а она не щупачка. Хуже того, она невменяема. В какой мере ты ее любишь? На десятую долю? Какую часть ее ты любишь? Ее лицо? Ее подсознание? А как насчет остальных девяноста процентов? Будешь ли ты ее любить и дальше, когда она придет в себя? Будь ты проклят! Жаль, что я не оставила тебя гнить в недрах ее разума!

Она отвернулась и разрыдалась.

Мэри, ради всего, что

– Заткнись, – всхлипнула она. – Черт побери, просто заткнись! Я… Тебе сообщение пришло. Из управления. Тебя просят как можно скорей лететь в Космолэнд. Там Бен Рейх, и они потеряли его след. Ты им нужен. Ты всем нужен. Какое право я имею жаловаться?

12

Пауэлл уже много лет не бывал в Космолэнде. Полицейский челнок забрал его с борта роскошного корабля «Холиди Куин», и пока аппарат снижался, Пауэлл разглядывал через иллюминатор панораму Космолэнда, напоминавшую расшитое золотыми и серебряными нитками пэтчворковое одеяло. Он улыбался, как всегда поступал при виде космической игровой площадки: ему каждый раз представлялась одна и та же картина. Видение исследователей из далекой галактики, странных существ, серьезных и дотошных, которые случайно натыкаются на Космолэнд и отправляются его исследовать. Всякий раз он пытался вообразить, каковы будут выводы экспедиции, и воображение отказывало.

– Это уж работенка для Бесчестного Эйба, – пробормотал он.

Космолэнд возник несколько поколений назад, и тогда это была плоская непримечательная астероидная глыба диаметром в полмили. Некий полоумный энтузиаст здорового образа жизни возвел над нею прозрачную аэрогелевую полусферу, установил атмосферный генератор и основал колонию. С той поры Космолэнд разросся на сотни миль, приняв вид столешницы неправильной формы. Каждый новый предприниматель просто добавлял к ней милю-другую территории, возводил собственную прозрачную полусферу и приступал к намеченным делам. Инженеры заявляли, что более экономичным и эффективным было бы придать Космолэнду сферическую форму, но их никто уже не слушал. К общему столу прирастали все новые и новые места.

Челнок заложил вираж, и косые лучи Солнца выгодно осветили Космолэнд, так что Пауэлл увидел блистающие на темно-синем фоне космоса полусферы; их были сотни, они теснились друг к другу, словно мыльные пузыри на шахматной доске. Исходная колония, основанная фанатом здорового образа жизни, располагалась в центре современного Космолэнда и продолжала работу. Имелись также отели, увеселительные парки, лечебные курорты, дома призрения и даже кладбище. На стороне стола, обращенной к Юпитеру, раскинулась огромная пятидесятимильная полусфера Космолэнд-Заповедника, где посетителям предлагалось намного большее разнообразие естественной истории и погодных условий, чем на любой планете.

– Выкладывайте, – сказал Пауэлл.

Сержант полиции, явственно нервничая, промямлил:

– Все по инструкциям. Недотепа по следу Хэссопа, Ловкач за ним. Недотепу спалила девушка Рейха…

– Ага, с ним была девушка?

– Да. Бедовая такая красотка, зовут Даффи Уиг&.

– Черт побери! – Пауэлл аж подскочил в кресле, и сержант уставился на него. – Я ж ее сам допрашивал. Я готов поклясться, что… – Он осекся. – Похоже, я сел в лужу. Мотайте на ус. Когда имеешь дело с красоткой… – Он покачал головой.

– Ну, как я уже сказал, – продолжал сержант, – она спалила Недотепу, и стоило Ловкачу появиться на сцене, как нелегкая приносит в Космолэнд Рейха.

– То бишь?

– Он на частной яхте был. У них произошла авария в космосе, серьезная. Один человек погиб. Трое, включая Рейха, ранены. Нос яхты просто смяло. Столкновение с метеоритом или каким-то космическим мусором, не иначе. Рейха забирают в больницу, чтобы мы успели прикинуть положение дел. И только мы отвлеклись, как Рейх сбегает. Хэссоп тоже как в воду канул. Я хватаю щупача-переводчика и иду искать, расспрашивая всех подряд на четырех языках. Без толку.

– А багаж Хэссопа?

– Тоже исчезает.

– Черт побери! Нужно выцепить Хэссопа и его багаж. Это наш Мотив. Хэссоп старший криптограф «Монарха», он нам нужен, чтобы выяснить содержание последнего сообщения, которое Рейх отправил д’Куртнэ, и ответа на него.

– В понедельник перед убийством?

– Ага. Судя по всему, причиной убийства стала именно эта последовательность запросов и ответов. А у Хэссопа при себе вполне может оказаться потайная бухгалтерия Рейха. Наверняка ее анализ позволит выяснить, почему у Рейха возник такой острый мотив убить д’Куртнэ.

– Например?

– Ходят слухи, что д’Куртнэ припер Рейха и «Монарх» к стенке.

– Метод и Обстоятельства у вас в порядке?

– И да, и нет. Я расколол Джерри Черча и все выяснил, но это деликатная тема. Мы можем показать, что у Рейха была возможность. Это сработает, если сработают две другие составляющие. Мы можем показать, что у него имелся подходящий метод. Это сработает, если сработают две другие. И с Мотивом то же самое. Три шеста в вигваме, смекаете? Каждый подпирает два остальных, и без него им не устоять. Так полагает Старик Моз. И поэтому нам нужен Хэссоп.

– Клянусь, они не покидали Космолэнда. Это мы еще можем гарантировать.

32
{"b":"3431","o":1}