ЛитМир - Электронная Библиотека

— Таким образом вам не удержать их порознь. Вы полагаете, ее интернируют? Кого первого я вызову в суд установить ее личность? Джона Страппа. Как вы думаете, сумеете вы остановить его?

— Существует контракт, — сказал Фишер, — и я…

— Подите ко всем чертям вместе с вашим контрактом. Можете показать ему. Ему нужна девушка, а не я. Возьмите назад свое обвинение, Фишер, и прекратите борьбу. Вы потеряете все.

Фишер злобно поглядел на него, затем проглотил застрявший в горле комок.

— Я беру назад свое обвинение, — прорычал он, затем взглянул на Алкиста налитыми кровью глазами. — Это еще не последний раунд, — бросил он и вышел из кабинета.

Фишер подготовился. С расстояния во много световых лет он мог чуть-чуть опаздывать. Здесь, на Росс-Альфе-3 он защищал свою собственность. Он собрал всю мощь и деньги Джона Страппа. Флаером, что забрал Фрэнка Алкиста и Симу из космопорта, управлял помощник Фишера, который не закрыл дверцу кабины и стал совершать в воздухе «бочки» и «мертвые петли», чтобы его пассажиры выпали из машины. Алкист разбил стеклянную перегородку и сжимал горло пилота искалеченной рукой, пока тот не выровнял флаер и не посадил его невредимым на землю. Алкист с удовлетворением отметил, что Сима при этом не суетилась больше необходимого.

На дороге их догнала одна из сотни машин, что следовали за флаером по земле. При первом же выстреле Алкист втолкнул Симу в двери ближайшего дома и последовал за ней, отделавшись раненым плечом, которое наспех перевязал разорванной комбинацией Симы. Ее черные глаза стали огромными, но она не жаловалась. Алкист подбодрил ее мощными тычками и повел вглубь дома, где ворвался в квартиру и вызвал по телефону «Скорую помощь».

Когда она приехала, Алкист с Симой вышли на улицу, где их встретили полицейские в форме, у которых был приказ арестовать парочку, отвечающую данному описанию. «Разыскиваются за разбойное ограбление флаера. Опасны. Вооружены». Алкист отделался от полицейских, а также от водителя «Скорой помощи» и врача. Они уехали в «Скорой помощи». Алкист вел машину, как фурия, а Сима орудовала сиреной, завывающей, точно баньши.

Они бросили машину в торговом районе нижнего города, вошли в универсальный магазин и минут сорок спустя появились оттуда в виде молодого слуги в униформе, толкающего старика в кресле на колесиках. Не считая трудностей с бюстом, у Симы была вполне мальчишеская фигурка, чтобы сойти за слугу. Фрэнк был достаточно покалечен, чтобы прикинуться стариком.

Они остановились в «Россе великолепном», где Алкист запер Симу в номере, получше перевязал плечо и достал пистолет. Затем он отправился на поиски Джона Страппа. Он нашел его в Бюро Статистики Населения, где тот давал взятку главному клерку и вручал ему лист бумаги с тем же самым описанием его возлюбленной.

— Привет, старина Джонни, — сказал Алкист.

— Привет, Фрэнки! — восторженно закричал Страпп.

Они любовно обменялись тычками. Со счастливой усмешкой Алкист наблюдал, как Страпп объясняет и обещает главному клерку дальнейшие взятки за имена и адреса всех девушек старше двадцати одного года, которые подойдут под описание. Когда они вышли, Алкист сказал:

— Я встретил девушку, которая может подойти под твое описание, старина Джонни.

Глаза Страппа сделались холодными.

— Да? — сказал он.

— Она слегка заикается.

Страпп холодно уставился на Алкиста.

— И у нее странная манера склонять голову набок при разговоре.

Страпп стиснул руку Алкиста.

— Одна беда, в ней мало женственности. Она больше выглядит мальчишкой. Ты понимаешь, что я имею в виду? Она похожа на юношу.

— Покажи мне ее, Фрэнки, — тихим голосом попросил Страпп.

Они взяли флаер и приземлились на крыше «Росса великолепного», лифтом спустились на двенадцатый этаж и прошли к номеру 2. Алкист постучал в дверь условным стуком. Раздался женский голос: «Войдите». Алкист пожал Страппу руку и сказал: «Вперед, Джонни». Он отомкнул дверь, затем вышел в холл и оперся на перила балкона. Он вытащил пистолет на случай, если появится Фишер в последней попытке помешать их встрече. Глядя на спящий город, Алкист подумал, что каждый может быть счастлив, если все будут протягивать друг другу руку помощи, но иногда это очень дорого стоит.

Джон Страпп вошел в номер. Он закрыл дверь и стал изучать черноволосую, черноглазую девушку, изучать холодно, напряженно. Она в изумлении уставилась на него. Страпп подошел поближе, прошелся вокруг нее и снова остановился.

— Скажи что-нибудь, — попросил он.

— Вы Д-джон С-страпп? — заикаясь, спросила она.

— Да.

— Нет! — воскликнула она. — Нет! Мой Джонни молодой. Мой Джонни…

Страпп подошел вплотную, как тигр. Его руки и губы впились в нее, в то время как глаза оставались холодными и напряженными. Девушка закричала, забилась, боясь этих странных глаз, которые были чужими, этих чужих грубых рук, чужого немолодого человека, который когда-то был ее Джонни Страппом, но теперь беспощадные годы изменили его.

— Ты другой! — закричала она. — Ты не Джонни Страпп. Ты другой человек.

И Страпп, не столько на одиннадцать лет старше, сколько став иным на одиннадцать лет, спросил себя: «Это Сима? Это моя любовь… моя потерянная мертвая любовь?» И сам себе ответил: «Нет, это не Сима. Это опять не твоя возлюбленная. Уходи, Джонни. Иди и продолжай поиски. В один прекрасный день ты найдешь ее — девушку, которую утратил».

Он заплатил, как джентльмен, и вышел.

С балкона Алкист смотрел, как он уходит. Алкист был так изумлен, что не смог окликнуть его. Он вошел в номер и увидел остолбеневшую Симу, уставившуюся на пачку денег на столике. Он сразу же понял, что произошло. Увидев Алкиста, Сима заплакала — не как плачут девушки, а по-детски, со стиснутыми кулачками и сморщившимся лицом.

— Фрэнки! — рыдала она. — Боже, Фрэнки! — Она в отчаянии протянула к нему руки. Она была потеряна в мире, прошедшем мимо нее.

Он шагнул к ней, потом заколебался. Он сделал последнюю попытку погасить свою любовь к этому существу, найти способ свести их со Страппом. Потом потерял самообладание и обнял ее.

«Она не соображает, что делает, — подумал он. — Она просто испугалась. Она не моя. Она еще не моя и, может, никогда не станет моей».

И затем:

«Фишер победил, а я проиграл».

И напоследок:

«Мы помним только прошедшее. Мы никогда не узнаем его, если вдруг встретим. Воспоминания остаются на месте, а время движется вперед, и они расходятся навсегда».

6
{"b":"3433","o":1}