ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Келли просветлело: «В-в-вам понравилось?»

«Очень! Но почему вы это сделали?»

«Чтобы привлечь внимание».

Я тихонько сказал: «А вот это уже слова настоящего профессионала! Это я понимаю! Сперва нужно завоевать внимание — неважно, как именно! А Келли наше внимание завоевать, безусловно, удалось! Примите мои поздравления».

«Спасибо. — Она даже сподобилась улыбнуться и тут же от смущения прикрыла рот ладошкой. — Было очень забавно сочинять все это».

«Но если вам нужна помощь, почему же вы не вошли и не попросили ее?» — спросила Глория.

«Я боялась. Все это было так странно и так отличалось от здешней жизни…»

«Но теперь-то вы скажете, какая помощь вам требуется?»

Ее ответ был последним сюрпризом. Келли вся так и вспыхнула. «Я хочу быть большой! -выпалила она, указывая на свою мать. — Больше, чем мама! И чтобы она наконец перестала торчать у меня за спиной!»

— Нет, — сказал Адам, — не хочешь ты становиться крупнее чисто физически, дорогая Келли! Так твоей проблемы не решить, да и в любом случае этого я тебе дать не могу. Придется тебе удовольствоваться тем, что ты так и останешься очаровательной крошкой, petite fille, так сказать, и будешь отлично сознавать, что столько женщин вокруг мечтают поменяться с тобой своим ростом.

Вот это да! Ах, коварный леопард-обольститель!

— Зато я могу тебе дать, — продолжал наш Магнетрончик, — силу мысли, и мысли твои будут куда более самобытными и прекрасными, чем у этой курицы, твоей матери, которая, по словам Альфа и Няни, обладает мозгами типичной провинциальной актрисенки. Ты будешь мыслить куда яснее и легко станешь находить ответы на любые вопросы, так что мадам Туссен останется только подавляться! — Он в очередной раз растерянно посмотрел на меня: — «Подавляться», Альф? Так можно сказать?

— Скорее «удивляться».

— Спасибо. Итак, дорогая Келли, знаешь, что мне от тебя нужно в обмен на все эти качества?..

Она, не шевелясь, сидела на диване, слишком смущенная, чтобы поднять на него глаза. Но заслышав его последние слова, встрепенулась, затаила дыхание и пролепетала:

— Ч-что?

— Но это всего лишь одна небольшая услуга!

— В-вы хотите, может быть, чтобы я с-сдела— ла вам какие-то макеты? Или кукол?

— Не совсем. У нас есть некий объем закодированной информации, которую мы никак не можем извлечь. А с вашим опытом работы с миниатюрными объектами и с вашей ТЕПЕРЕШНЕЙ гениальностью вы, вероятно, сможете нам помочь… Видите, этот микрочип поврежден, а нам совершенно необходима содержащаяся в нем информация, так что вы должны постараться его починить.

— Значит, у тебя ничего не вышло? Даже с помощью Шрдлу? — спросил я.

— Нет. Он безнадежен! Это как раз он и повредил чип.

— А где он сейчас?

— Отправился в Библиотеку Конгресса, на ходу декламируя стихи Кольриджа, Мэттью Арнольда, Артура Саймонса, Суинберна, Томаса Элиота, а также швыряясь цитатами из произведений всех известных литературных критиков. Он будет одним из самых больших зануд среди всех известных докторов филологии! — Адам повернулся к Келли: — Так вы попытаетесь помочь нам, дорогая? Это будет нелегко, и у вас может ничего не получиться, но это неважно. Победите вы или проиграете — все равно цена будет вами уплачена! И это будет ваше последнее занятие… э-э-э… миниатюрными делами. Я помогу вам сменить их на что-нибудь… побольше.

— Я попробую, мистер Мазер. — Я с трудом расслышал ее тихий голосок.

— Вам это покажется довольно странным, Кел-ли, — сказал Адам, галантно помогая девушке встать с дивана. — То, что мы просим вас починить, в те годы еще не было даже изобретено. Это такая мини-память с огромным количеством ячеек, в которых хранится всякая информация. Вы внимательно обследуете микрочип и постараетесь найти поврежденные ячейки. А теперь пройдемте вот сюда. — И он повел Келли к Дыре, крикнув мне на ходу: — А тебе. Альф, возможно, кое-что и удалось, но на всякий случай все-таки постучи по дереву!

— Кому какое дело? Я способен оказать достойное сопротивление любому чудовищу — творению этого Калиостро!

— Ах-ха-ха! Ох-хо-хо! Значит, вы с ней окончательно спелись! — И скрытая панелями дверь захлопнулась.

— Это ты ему ультранула, Глория? — спросил я.

— «Ультранула»? Как это?

— Рассказала с помощью ультразвука.

— Нет! — засмеялась она. — Он заметил, как ты переменился, и сам догадался.

— Я переменился?

— Удивительно! Ужасно! Потрясающе!

— А ты?

— Удивительно! Ужасно! Потрясающе!

— Да. Я чувствую себя так, словно обнаружил истоки Нила.

— А я чувствую себя как обнаруженный тобой Нил!

Мы сели. Глория устроилась у меня на коленях, сцепив мои руки у себя на талии и тесно прильнув ко мне.

— Я люблю тебя, люблю, люблю, — шептал я. — Ты моя первая и единственная любовь!

— И ты моя первая. Моя САМАЯ первая!

— Не надо шутить.

— Но это так и есть.

— Может, ты еще и девственницей до меня была?

— Да, была.

— Вот как? А я думал…

Она закрыла мне рот поцелуем. Ее трепещущий раздвоенный язычок скользнул по моим губам… Мы все еще пылали страстью, когда из Дыры появились наконец Адам и Келли. Но мы и не подумали переменить позу, пока Келли не произнесла резковатым, чуть ломким голосом:

— Ну все, дело сделано. Можешь отдавать в проявку. — Мы с Глорией мгновенно разомкнули объятия и уставились на нее.

Она по-прежнему была в своих вельветовых штанишках и старой ковбойке, но внутри у нее теперь отчетливо чувствовалась такая сила, что мне даже стало страшно за судьбу ее матери. Да и всего остального мира тоже.

— Большое спасибо, Мазер, — сказала она. Теперь ее слышно было просто отлично. — Я была полной дурой, тратя время на такое дерьмо, как это ублюдочное лилипутское шоу. Ведь Вторая мировая война только и ждет, когда о ней начнут снимать фильм — документальный сериал!

На студии, принадлежащей компании «Таусер филмс». Я, пожалуй, сделаю три части — война в воздухе, на море и на земле. По часу каждая. Единственная проблема — первичное финансирование. Хотя я думаю, что сумею уговорить Би-би-си предоставить мне кредит и кое-какие скидки. «Годы, которые высекли мир» — неплохое название. Тысячи действующих лиц… Ладно, всем привет. Чао!

И она исчезла.

— Господи Иисусе! Ничего себе — «всем привет!» — Я прямо-таки ошалел.

— Да, недурная перемена! — усмехнулся Адам. — Я даже начинаю гордиться своей меняльной лавкой.

— Она сумела устранить повреждения?

— Угу. И теперь у нас есть отличная основа для создания искусственного интеллекта.

— Но каким «большим Я» ты заменил ее комплекс неполноценности? Запихнул в ее головку мозги и находчивость Сесила Б. Де Милля? note 20

— Нет, Ф.Т. Барнумаnote 21.

— Ничего себе! Тогда вполне возможно, что в список этой «тысячи действующих лиц» будет включено целое слоновье стадо.

— И все слоны будут носить кличку Джумбо note 22!

— Одного я понять не могу, — сказал я. — Ей ведь явно ничего не стоило с помощью одного-единственного желания добраться сюда, так почему же она ждала столько лет?

— Из-за страха, Альф. Это все страх Неведомого. Именно он чаще всего тормозит все сокровенные желания.

ГЛАВА 4. СЕМЕРО ОТЛИЧНО ПОВЕШЕННЫХ ДЖЕНТЛЬМЕНОВ

Позднее, когда Адам отправился в Олдувайское ущелье note 23, чтобы примерно за миллион лет до сегодняшнего дня попытаться отыскать там источник происхождения Коллективного Бессознательного, я спросил Глорию, где здесь главный Рубильник. Я понимал, что здесь просто должна быть какая-нибудь такая штуковина, иначе даже наш Магнетрон, наш великолепный Загадочный Кот вполне мог бы заблудиться в глубинах времени-пространства. Ведь и мы, мошенники, тоже должны иногда отдохнуть, верно?

вернуться

Note20

Сссил Блаунт Де Милль (1881-1959) — американский кинорежиссер и продюсер,ориентированный на запросы массовой аудитории. Автор мелодрам, вестернов и комедий.

вернуться

Note21

Финeac Тайлор Б а р н ум (1810-1891) — американский шоумен, владелец знаменитого цирка.

вернуться

Note22

Кличка огромного слона в шоу Ф.Т.Барнума.

вернуться

Note23

Ущелье Олдувай (или Олдувайское) — в Танзании, где были обнаружены предметы древнейшей (ок. 2,5 млн. лет) культуры каменного века.

16
{"b":"3437","o":1}