ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда давай сперва протестируем эти запонки, — предложила она.

Мне тоже этого хотелось. Однако из коридора мы заметили, что у меня в гостиной, на диване, занимая его практически целиком, восседает некое ракообразное существо футов шести в длину и со множеством могучих клешней. В одной из них оно держало большой кувшин с жидкостью, больше всего напоминавшей по виду болотную воду. Кожистые крылья неопределенных очертаний были аккуратно разложены у него за спиной на подушках. Голову покрывал целый лес коротких усиков, а сама голова цвета незрелого яблока при нашем приближении сильно потемнела. Рядом с существом, на полу, стоял металлический сосуд типа канистры. Одна из стенок «канистры» была затянута сеткой, за которой виднелась небольшая приборная панель. Верхний же конец странного сосуда был покрыт неким прозрачным материалом, и, подойдя ближе, я увидел под ним смутные контуры чего-то, весьма сильно напоминавшего человеческий мозг.

Перед «канистрой» стоял Адам Мазер, он же Мегатрон, он же Закот, он же один из «божественных». Левую ногу он поставил на диван, согнул в колене и оперся о него левым локтем, опустив подбородок на изящно согнутую руку. На нем был черный костюм, белая сорочка с расстегнутым воротником, а в правой руке он держал стакан. Несмотря на столь непринужденную позу, Адам внимательно вслушивался в жужжание, издаваемое странным существом и мгновенно прекратившееся, как только мы появились на пороге.

— Ах это вы? Привет! — Адам улыбнулся и опустил левую руку. — Позвольте мне представить вам Гоми, самого замечательного курьера, какого я когда-либо встречал. — Он обернулся к незнакомцу: — Гоми, это мои помощники. Альф и Медуза. Мы вместе работаем.

Гоми качнул усиками.

— Очень приятно познакомиться с дамой, которая умеет превращать людей в камень, — прожужжал он, — и с мужчиной, который является священной рекой.

Адам изумленно поднял брови:

— Священной рекой?

— Ну да.

В стране Ксанад благословенной Дворец построил Кубла Хан, Где Альф бежит, поток священный, Сквозь мглу пещер гигантских, пенный, Впадает в сонный океан'.

note 26 Адам застонал, а я усмехнулся и подмигнул Гоми. Глория продолжала спокойно смотреть на него, лишь обронила:

— Кошмар какой-то!

Жужжание Гоми сменило ритм и теперь напоминало смех. Он поднял свой сосуд с жидкостью, напоминавшей то ли рассол, то ли воду из болота, втянул в себя несколько плававших в ней штуковин, похожих на грибы. Заметив брезгливый взгляд Глории, он заметил:

— А на вкус это еще хуже!.. Но уверяю вас, чего бы вам уж точно не захотелось, так это оказаться в одном помещении с тем инопланетянином, который путешествует со мной в качестве туриста.

— А я думал, что вы всегда делаете это в полете, — сказал Адам.

— Если недостаточно осторожны, — согласился Гоми.

— Кошмар, — подытожила Глория свои первоначальные впечатления.

— Не такой уж кошмар, — возразил Гоми. — Куда хуже бывает, если тошнит при нуль-гравитации. Особенно после того, как поел пиццы. Да вы садитесь! Занимайте скорее места. Чьи угодно.

Мы с Глорией присели возле него на пуфики.

— Мы знакомы с Гоми примерно миллион лет, — сообщил нам Адам. — Он курьер, как я уже говорил, осуществляющий межпланетное перемещение интеллектов.

— Точнее, я курьер на договоре, так сказать вольный стрелок, — уточнил Гоми. — И ни один интеллект никуда не повезу, если он мне самому не интересен.

— А как вы их возите? — спросила Глория. Гоми похлопал одной из своих клешней по канистре.

— Разумеется, в определенной среде. Кроме того, я отлично умею урезать посланное со мной до необходимого минимума.

Глория придвинулась к нему ближе, не сводя глаз с канистры.

— Ах вот как! — молвила она.

— Да, приходится, конечно, собственные мозги буквально наизнанку вывернуть, зато в итоге получается то, что надо: интеллект в пробирке. Как в том анекдоте: «Ну а в жестянке-то что, парень?..»

— И что же в ней?

— В моем случае интеллект достается тому, кто больше предложит. Многим внеземным существам, например, ужасно нравится открывать и исследовать неизвестные планеты, знакомиться с новыми народами, задавать их представителям всякие интересные вопросы… Впрочем, у меня нет ни времени, ни средств заниматься всем этим лично. Так что они заключают со мной постоянный договор, и передвижение их интеллектов осуществляют мои собратья под моим наблюдением. Одного из путешественников может интересовать исключительно искусство, другого — философия или иные науки, третьего — теология, а четвертого — эволюция обитателей морских глубин. Кого-то увлекает развитие собственной конкретной концепции в применении ее к четвероногим млекопитающим, а кого-то — мышление холоднокровных или обитателей бинарных систем… Короче говоря, все подобные пожелания задаются списком и передаются в конкретные точки на нашем пути. Мы просматриваем эти списки, выискивая что-нибудь интересное для себя, а порой можем отправиться и купить го, что составляло сокровенное желание одного из клиентов.

— На вашем пути? — переспросила Глория. — А что это за путь?

— Гоми — представитель немногочисленной разновидности естественных «пожирателей пространства», — пояснил Адам. — Они появляются на свет с врожденной способностью преодолевать временную спираль по ее внутренней стороне, тем самым повинуясь исключительно собственной воле, они как бы прокладывают путь из одного мира в другой. Стоит им раскрыть свои крылья, и те, словно паруса древних морских судов, влекут их, надутые космическими ветрами.

— А конкретные точки на нашем пути, о которых я упоминал, могут служить верстовыми столбами в безграничной Вселенной, — сказал Гоми. — А также указывать на эрозированные участки пространства. А также предупреждать о возможном появлении чудовищ из внешнего мира, то есть с внешней стороны временной спирали, чьи страшные когти запросто пишут во Вселенной свои собственные «правила». Там, где они проходят, мы порой обнаруживаем странные убийства — так сказать, на обочине дороги — и на расстоянии многих парсеков слышим странный лай или странное мычание. Мой народ не принадлежит к числу великих теоретиков, как многие здешние народы, например, потому что у нас всегда было все необходимое…

— Ясное небо и попутный ветер до Арктура, — сказал Адам.

— Йо-хо-хо! — подхватил Гоми.

— Жизнь на танцующих волнах.

— На волнах счастливых мыслей!

— Да, кстати, — прервала их Глория. — Почему, собственно, путешествует только сам интеллект? То есть мозги?

— Стороны, заинтересованные в развитии собственного интеллекта, при любых и весьма различных услових интересуются главным образом этим — то есть мозгами, — ответил Гоми.

— Значит, вы просто оставляете чьи-то тела и берете с собой одни мозги? — спросил я.

— Ну, насчет тел я стараюсь наилучшим образом договориться, если только есть такая возможность. Но в общем да, вы правы: масса — чрезвычайно важный фактор при путешествиях такого рода, а представители моего народа, как мне кажется, действительно обладают удивительными способностями к сверхскоростной нейрохирургии! — Гоми от восхищения даже клешнями прищелкнул и еще немного отпил из своего кувшина. — Мы довели подобные операции до высот истинного искусства. Правда, пришлось немало потрудиться, чтобы в этой области опередить всех во Вселенной.

— А что, например, особенного вот в этом интеллекте? — Я кивком указал на канистру.

— Он содержит первый полный свод сведений о Коллективном Бессознательном человечества, — ответил Гоми. — Счастливая находка. Дорогого стоит! Я собирался обменять ее у Старого Йога — он очень интересуется подобными вещами, но потом наткнулся здесь на нашего дорогого Мегатрона, который сделал мне такое предложение, что я не смог ему отказать. Видите ли, я нырял в самые глубины Вселенной, я взлетал на немыслимую высоту временной спирали, я собирал чужие мозги во множестве самых различных миров, но по-прежнему, оказывается, не видел еще и половины Вселенной!

вернуться

Note26

Гоми цитирует стихотворение С.Т.Кольриджа «Кубла Хан» (перевод К.Бальмонта). В образе священной реки Альф слиты воедино образы Нила, согласно мифам, берущего начало в Эдеме, и Алфея, реки, берущей начало в Аркадии и текущей в Элладу. Бог этой реки Алфей — сын титанов Океана и Тефиды. Известен любовью к нимфе Аретусе, спутнице Артемиды (или к самой Артемиде), которую он преследовал, приняв облик охотника.

26
{"b":"3437","o":1}