ЛитМир - Электронная Библиотека

Я огляделся. В домике была одна-единственная комната с камином. Посредине стоял большой стол. У стены довольно-таки ветхая кровать, еще какая-то жалкая мебель. Крыша протекала. Я изобразил на лице восхищение и уважительно кивнул.

— А, ерунда! Я же видела, насколько лучше станут люди жить в будущем!

— продолжала она. — Но теперь и я, по крайней мере, могла на улучшение нацелиться. В общем, стала я своего муженька еще у дверей паба по субботам поджидать, а потом тащилась следом за некоторыми его приятелями-пропойцами. Они спьяну даже боялись меня и потом всякие истории рассказывали — будто им дух явился и призывал их к воздержанию! А я и правда выбирала того, кто уж совсем лыка не вязал, — такие ведь на следующее утро совсем почти ничего не помнят. И вот мне все чаще стало удаваться в разные времена заглянуть. Я все чаще эти свои памфлеты писала, шли они хорошо, я даже смогла ремонт в доме сделать, в порядок его привести — вот, полы настлала.

— А с мужем-то что было? — спросил я.

— Ну, ему-то не больно по душе были мои побои да затрещины, но денежки шли, и дом я уже выкупила. Это вроде как все и сравняло.

— В мое время ты известна как «матушка Шип-тон».

Она кивнула:

— Так и есть. Матушка. Два раза у меня близнецы рождались. Когда мне было четырнадцать и потом, через два года, еще раз. Девочки мои уж все замужем. И мужья им хорошие попались. А сыновья — один-то, Роб, кузнец, а второй, Дже-ми, столяр-краснодеревщик. У обоих тоже жены хорошие. Ох, когда так много говоришь, в горле-то прямо пересыхает!..

Глория протянула ей фляжку, и мамаша Шип-тон сделала несколько больших глотков.

— Что-то ничего мужского у тебя в доме не видно — ни инструментов, ни одежды, — заметил я.

Она кивнула:

— Моего-то Дикона нет, сбежал. Однажды в субботу. Небось духу не хватило дальше мои пророчества слушать. Ну а на следующий день его в реке нашли. Я-то знала, что так и будет, только он на мои предостережения внимания не обращал. Я уж много раз после этого замуж выйти могла — дела-то у меня тогда очень неплохо шли. Да только я ухажера-то домой приведу, а сама возьму и поколочу его. Первые-то колотушки самые полезные. Они завсегда мне об этом человеке узнать помогали. Ну и остальные тоже пользу приносили: видения вызывали.

— Как в тот раз, когда ты насчет меча и кота сказала?

— Да. Я знала, давно знала, что ты Охотник! И много опасностей от тебя будет!

— Какие, например?

— А вот это у нас, предсказателей, и есть самое слабое место. Никогда ведь до конца смысл пророчества не угадаешь — невозможно это… — Она глянула на чайник, который как раз начиналпосвистывать. — Я, например, видела, что ни один из моих обожателей так никаких особых высот и не достигнет, вот они у меня ничего, кроме колотушек, и не получали. Правда, были среди них и такие, кому мои колотушки даже нравиться начали. Так они сюда нарочно приходили, чтобы я их еще разок побила… Потом-то я осторожнее стала, конечно. — Она улыбнулась. — Но с этими у нас и впрямь неплохо получалось, пока они не ослабли совсем и болеть не начали. Странные они все-таки, мужчины эти…

— Потому что они из того же теста, что и женщины, — заметил я.

Она сперва непонимающе уставилась на меня. Потом хлопнула по колену и рассмеялась.

— Ну ты-то знаешь, что говоришь, Охотник, — сказала она и взяла еще один марципан из протянутой ей Глорией открытой коробки. — М-м-м! Как вкусно-то!

Я встал и заварил чай. Мамаша Шиптон тем временем съела еще несколько штук. Я тоже протянул руку и взял один. Странно все это было и почти забавно

— сидеть и пить чай в жалком холодном домишке с протекающей крышей рядом с грязной невежественной старухой, явно обладающей некоторыми антиобщественными задатками. Я умудрился отыскать в этом хлеву целых три чашки и отмыл их. Потом нашел в пакете, принесенном Глорией, сахар, сливки и лимон, аккуратно все это разложил и расставил, чтобы каждый мог удовлетворить свой собственный вкус.

Когда я уже практически накрыл на стол, Глория наконец сделала первую подачу.

— А что, если бы вы могли обменять свой дар ясновидения на что-нибудь более полезное для себя? Вы бы пошли на это? — спросила она.

Матушка Шиптон вздохнула и приняла у меня чашку с чаем.

— Ох и много же раз я мечтала от этого ясновидения избавиться! — сказала она. — Ведь я столько раз видела, что вскоре на нас обрушатся великие беды, да только сделать-то ничего не могла. — Она помолчала, то и дело поднося чашку к губам. — К тому же это мой основной заработок. Небось и сами видите: живу-то я неплохо! Для наших-то времен, конечно. Да и какое-никакое образование я тоже благодаря этому дару получила: в технике разбираться стала, кой-что даже починить могу; и в военной стратегии немного понимаю — на дурном-то примере… И говорить красиво я научилась, и вести себя в обществе умею… Мне ведь и придворных не раз видеть приходилось, и политиков, и любовников высокопоставленных всех мастей… И церковников… Ну и простых людей, конечно. Я изо всего свою выгоду извлечь умела. А заодно искусством боя и придворной интриги овладела. Нет, я понимаю: это у меня вроде как проклятье, а все ж таки и добра оно мне немало принесло! Нет уж, так просто я с этим не расстанусь!

Она взяла еще два марципана и с удовольствием продолжала пить чай.

— Судя по вашим словам, — снова заговорила Глория, — вы бы согласились продать свой дар только за такую цену, которая сможет обеспечить вам прежний жизненный уровень? То есть чтобы вы могли жить так, как уже привыкли?

— Думаю, это должно быть что-нибудь получше! У меня ведь и кое-какие мечты имеются. И кое-какая возможность их осуществить — тоже. Оно бы, конечно, неплохо состояние поиметь… — Она стала осматривать свою запятнанную одежду, приподнимая ее грязные верхние слои один за другим. Потом отряхнула юбку, пригладила волосы и покачала головой. И я вдруг понял, что она совсем не старуха! А под слоем въевшейся сажи и грязи волосы у нее скорее всего светлые и никакой седины в них нет и в помине. У нее были потрясающе красивые голубые глаза и высокие скулы современной топ-модели. Да ей ведь всего-то чуть больше тридцати! Когда я это осознал, мне очень захотелось узнать, какая у нее на самом деле фигура — подо всем этим тряпьем? — Наверное, и мне бы хотелось красивой быть, — задумчиво продолжала матушка Шип-тон, — нарядно одеваться, встречаться с приличными людьми, а может, и замуж выйти…

Глория кивнула.

— Кое-что можно будет сделать, — пообещала она. — Не согласились бы вы отправиться с нами и поговорить с нашим руководителем? За такие дела именно он отвечает. И не стоит беспокоиться: никакого сговора с дьяволом тут нет. Все это связано лишь с развитием точных наук — ну и с деньгами, конечно.

Матушка Шиптон рассмеялась.

— А я и не верю в сговор с дьяволом, детка, — сказала она. — Я и без него слишком много видела способов проникновения в нашу жизнь Зла. А с этим вашим хозяином я поговорю с удовольствием и посмотрю, что он может мне предложить. Если у тебя есть что-то, что другим позарез нужно, так почему бы и не поговорить? Все здравомыслящие люди так поступают.

— А ты, между прочим, тоже охотница! — заметил я, жуя печенье.

— Да, и одна из лучших!

— А скажите мне, матушка Шиптон, — почти весело спросила у нее Глория, — вы слышите какие-нибудь иностранные слова во время этих видений?

— А как же! Когда об иных странах речь идет — обязательно слышу.

Глория кивком указала ей на меня:

— Значит, слово «охотник» — это ваш перевод какого-то чужеземного слова? Вы с таким чувством его произносите…

— Ох и востра ты, детка! — восхитилась мамаша Шиптон, наливая себе в чашку кипяток и весьма ловко пользуясь пакетиком с заваркой. — Действительно, видела я одну иностранную штуковину — вроде бы как «хранителем» ее называли, только на самом деле это охотник был.

— И еще там было слово «грейлон»?

— Было. Они как бы вместе были. Глория кивнула и тоже принялась пить чай. Я заметил, что клыки у нее наготове.

31
{"b":"3437","o":1}