ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не дождавшись ожидаемой реакции, Масик заглянул через мое плечо в комнату, благо размеры квартиры позволяли просматривать ее всю, практически не сходя с места, и в свою очередь онемел. Такой подлянки он явно не предвидел. Прийти к любимой женщине и обнаружить у нее другого мужчину! В глазах моего ненаглядного я прочла столь отчетливое желание придушить меня на месте, что даже слегка струхнула. Потом, правда, сообразила, что при свидетелях физическое насилие мне все-таки не угрожает, но на всякий случай покосилась в сторону Володи. Не могу сказать, чтобы выражение его лица меня успокоило или вдохновило: ему, похоже, страстно хотелось придушить Масика. Но мешало уже мое присутствие.

– Та-а-к, – зловеще протянул Масик, – теперь понятно, почему ты вместо работы занялась уборкой. Дорогого гостя ждала. Нарядилась.

Надо же, заметил! До этого у меня складывалось впечатление, что ему совершенно безразлично, в чем я его принимаю: в вечернем туалете или в тренировочном костюме и тапках на босу ногу.

Володя, по-видимому, смирился с приходом нового для него человека и уже наблюдал за развитием событий с откровенным удовольствием. Похоже, я дула на воду: совершенно забыла, что общительность не входит в число основных добродетелей моего приятеля. А уж новые лица в своем окружении он просто терпеть не мог.

– А я-то думаю, что в квартире изменилось, – прокомментировал мой Отелло. – Диван диваном, а вот чистота… Но это вряд ли из-за моего прихода, ради меня Наташа так стараться не стала бы. И наряжаться тоже. Правда, Ната?

Я ограничилась неопределенным междометием, а Масик Володю просто проигнорировал. Он явно размышлял: хлопнуть дверью и гордо уйти в ночь, так и не сделав сцены, или остаться, удовлетворить свое вполне законное любопытство и уже по результатам решать, делать сцену или не стоит. А также остаться или не остаться.

– Ната, ты бы познакомила нас, что ли, – пришел ему на выручку мой приятель. – Неудобно же получается.

– Знакомьтесь, – мрачно буркнула я. – Владимир. Ма… то есть Алексей.

– Новый поклонник? – поинтересовался Масик, в котором любопытство все-таки пересилило все остальные эмоции.

– Скорее – старый друг. А вы, по-видимому, новый друг?

– Я не друг. Я жених. Во всяком случае, мы собирались пожениться.

Володя вытаращил на меня глаза. Сколько раз он слышал, что после смерти Валерия я больше не намерена искушать судьбу и связывать себя брачными узами. А тут – извольте радоваться – вполне реальный кандидат в новые супруги. С ночевкой пришел.

– Не совсем так, – с нечеловеческой мягкостью произвела я уточнение. – Этот милый молодой человек решил, что хочет на мне жениться. Моего мнения на сей счет не спрашивали, то есть им вообще не интересовались. Согласием, кстати, тоже.

– Что ты хочешь этим сказать? – взвился Масик. – Я за тобой ухаживал по всем правилам, ты не возражала, когда я говорил, что мы поженимся, а теперь – поворот на сто восемьдесят градусов. Мнение, согласие… Кому вообще интересно мнение женщины?

Обстановка накалялась на глазах. Я не феминистка, но и «Домострой» для меня не настольная книга. Ну что ж, кто предупрежден – тот вооружен. У Масика был один шанс из тысячи на счастливый союз со мной, и этот самый шанс он только что уничтожил одной-единственной фразой. Впрочем, сам он мое молчание расценил как признание вины, а посему продолжил:

– Значит, тебя вчера провожал этот вот Владимир?

– Я Нату вчера не провожал, – быстро отреагировал мой приятель. – Я вообще вчера еще был женатым человеком.

– А сегодня стали холостым и пришли в гости с бутылкой водки? С вами все ясно, но ты, Натали, меня просто поражаешь. Вчера тебя провожал какой-то мужчина, сегодня ты выпиваешь с другим и, конечно, куришь. Хотя мое отношение к спиртному и никотину тебе отлично известно. Тебе делает предложение молодой и красивый мужчина, другая бы на твоем месте оценила это счастье по достоинству…

Володя в буквальном смысле слова «отвалил челюсть», я же бровью не повела, поскольку давно привыкла к тому, что комплименты мой ненаглядный делает себе. Всегда. И по любому поводу. Я пыталась донести до его сознания, что лучше бы все-таки делать комплименты женщине и от нее получать встречные – ну, не лучше, так по крайней мере естественнее, – но понимания с его стороны не встретила. И махнула рукой, как и на все остальные странности моего разлюбезного.

– Я оценила это счастье именно по достоинству, – прервала я страстный монолог Масика. – И, по-моему, ты сейчас напрасно тратишь красноречие, чтобы убедить меня в очевидном, которое так невероятно.

Все-таки не удержалась – съязвила.

– Между прочим, – попытался снизить пафос сцены Володя, – давайте вернемся за стол. Ната, ты бы дала еще один стакан… жениху. Выпьем за знакомство, обмоем вашу помолвку.

Я молча достала еще один стакан. Пить так пить, сказал котенок, когда его понесли топить. Мне уже нечего было терять. Сейчас появится третий кавалер, и одному богу известно, что после этого будет. Но мне повезло: зазвонил телефон и Андрей попросил прощения за то, что задерживается. Сможет быть через час, не раньше. Я светским тоном заверила его, что ничего страшного не происходит, можно и через час, и через два, как ему удобно. Володя – спасибо ему большое! – занимал в этот момент Масика, так что тот не слишком прислушивался к моим телефонным переговорам. Появление «жениха» в конце концов подействовало на моего приятеля благотворно, и он несколько отошел от своих переживаний.

К моему великому изумлению, Масик от выпивки не отказался. Это после неоднократных и многословных утверждений о том, что спиртное он на дух не переносит. Более того, мой ненаглядный еще и закурил, причем не сказала бы, что неумело. Мужчинам все-таки верить нельзя. Обязательно надуют, хотя бы в мелочи.

– Значит, выпьем за знакомство, – продолжила я беседу с того места, на котором меня прервал телефонный звонок. – Остальное во благовременье. Имеется в виду помолвка. Насколько мне известно, при этом еще и кольцо дарят. Ты купил кольцо, солнце мое?

– Какое кольцо? – поперхнулся «Абсолютом» Масик.

– Обручальное, естественно. С бриллиантом и этими, как их там, каратами? Не купил. Значит, и пить не за что… пока.

– А ты, оказывается, корыстная женщина, – не отказал себе в удовольствии мой ненаглядный. – Во главу угла ставишь материальные ценности, а не духовность.

– Обязательно. Брак, дружочек, – это серьезный шаг, чтобы на него решиться, нужны какие-то веские аргументы. Если хочешь, материальные доказательства – не ценности, а именно доказательства, подкрепляющие обещания. Я, если тебе интересно, дважды была замужем, поэтому…

– Кстати об обещаниях, – увернулся мой суженый, который меня явно уже не слушал. – Я обещал тебе помочь разобраться с дискетой…

– Какой дискетой? – живо заинтересовался Володя.

Язык мой – враг мой. Зачем вообще надо было посвящать Масика в мои компьютерные дела? Темы для разговора, что ли, не хватило в один из его визитов? Теперь придется расхлебывать, импровизируя по ходу разговора, причем у меня уже не один оппонент, а целых двое. И как удивительно точно ошибся мой ненаглядный, как, черт побери, некстати перепутал, о чем именно шел наш с ним разговор. Будто нарочно.

– Не с дискетой, а с программой, чтобы переводить материалы без проблем. Обещала подруге…

– Какой подруге?

Мой приятель явно перегибал палку. Обычно он совершенно индифферентен к вещам, его непосредственно не затрагивающим. А тут – такой жгучий интерес к моим дискетам и моим подругам. Ну что ж, лучший вид защиты – это нападение.

– Что с тобой? Почему тебя вдруг стали волновать мои проблемы? О программе я тебе говорила месяца три тому назад, когда ты начал ставить мне этот самый, как бишь его, ну, модем-факс, что ли…

– Факс-модем?

– Не влияет, пусть факс-модем, все равно ты все уже забыл, конечно. И с каких пор ты меня допрашиваешь о моих подругах? Хватит с меня того, что вот этот товарищ требует чуть ли не ежедневных отчетов в письменном виде. Ты что, тоже хочешь на мне жениться?

17
{"b":"3439","o":1}