ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неподдельное волнение Галка выразила лишь тогда, когда я поведала о странностях визита: нервные причитания, водка средь бела дня, неопознанная Лариса и жуткий интерес к Марининой дискете.

– Ты поосторожнее, пожалуйста. Мне все это не нравится. Володя не из тех людей, которые занимаются такими делами, как похороны, если есть возможность на кого-то их свалить. Тебе не пришло в голову, что основные хлопоты придутся на долю Марининых родителей? Ему эта дырка в голове совершенно ни к чему.

– Тогда зачем он ко мне приехал? Не хотел оставаться один после опознания в морге?

– Один шанс из ста. В любом случае он бы позвонил: тебя ведь вполне могло не оказаться дома, а он не любит накладок.

– Я почти всегда дома.

– Ты выходишь в магазин, на рынок, платишь за квартиру, ездишь в редакцию, наконец. Нет, он должен был позвонить, но почему-то этого не сделал. Похоже, ему эта дискета действительно нужна позарез. Ты нашла кого-нибудь, кто помог бы тебе с программой?

Я отрапортовала, что с программой все в порядке, но дискета оказалась защищенной кодом. И как его подобрать, я понятия не имею. Тут уж мне никто не поможет, даже новообретенный знакомый. Но Галку сообщение о том, что в дело оказался замешанным кто-то посторонний, некоторым образом даже рассердило.

– Наташка, ты неисправимая идеалистка. Сначала правильно ставишь вопрос: зачем ему это нужно, а потом чуть ли не исповедуешься, в общем-то, первому встречному. Мало тебя жизнь учила?

– Судя по всему, мало, – покаянно вздохнула я. – Но, понимаешь, если бы не он, я так бы и осталась с радиоактивной капсулой в доме. И никогда бы не узнала, что Валерия убили…

– Хорошо, но в остальные-то дела зачем его было посвящать? Могла мне позвонить, посоветоваться. Правда, у меня нет друга в компетентных органах.

– Вот именно, – обрадовалась я найденному оправданию. – У тебя нет, у меня нет, Масик – вообще песня. Слава богу, сегодня все, кажется, завершилось. Удалился, оскорбленный в лучших чувствах. Как говорится, лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. А Володя – так тот вообще ноль внимания, как будто каждой его подруге по десять раз на дню радиоактивные капсулы подсовывают. Даже не удивился.

– Зато я теперь все больше и больше удивляюсь. Уж кто-кто, а он-то в радиации отлично разбирается. Сейчас вспомнила: уже тому назад порядочно, еще до перестройки, я его видела. И знаешь где? Всего-навсего в Ливии. Мы с Тарасовым там целый год торчали, помогали строить братскому социалистическому государству ядерную станцию.

Тарасов – это Галкин муж. За глаза она его зовет исключительно по фамилии. Хотя там абсолютно взаимная любовь, полное понимание и вообще – гармония необыкновенная, тем более что оба – архитекторы. Но – вот так, никаких имен, сугубо официально. В каждой избушке свои погремушки. Меня, например, Валерий в глаза никогда не называл по имени, а только малышом. Оно и понятно: двенадцать лет разницы в возрасте да плюс к тому он был выше меня на целую голову, если не на полторы.

– Впервые слышу про ядерную станцию, – изумилась я. – Ты говорила, что проектировала гостиничный комплекс в Алжире.

– Ну да, официально: время-то какое было! Это сейчас у нас все «секретно – копия на базар». Потом забыла и вот только сейчас вспомнила. Был там Володя с какой-то делегацией, военной, разумеется. Я еще удивилась, какое он отношение к армии имеет. Но беседовать с ним у меня желания, сама понимаешь, не было. Так что, пока делегация объект смотрела, я из своей комнаты носа не высовывала, сказала, солнечный удар. Тарасов с ними ходил и потом переводчика хвалил: мол, очень толковый оказался, всю терминологию знает. А переводчиком кто был? То-то и оно.

– Надо будет об этом Андрею рассказать. А вдруг…

– Что – вдруг? Вдруг это Володя капсулу в диван сунул, а не твои бывшие родственники? Ты, Наташа, все-таки соображай, где Кура, а где – твой дом. Зачем Володе делать тебя вдовой? Они с Валерием и виделись-то, по твоим рассказам, два-три раза, не больше. Так что не придумывай криминала там, где его нет, и – умоляю! – звони мне теперь каждый вечер. Будем просеивать твою информацию и извлекать из нее рациональное зерно. Или зерна. Мне представляется, что ты гонишь волну и пытаешься найти в темной комнате черную кошку, которой там скорее всего нет и никогда не было. Ложись спать, утро вечера мудренее.

Все правильно. Галя, как всегда, была предельно логична. Но мне почему-то казалось, что все не так просто. Со стороны туда человека переводчиком в то время не взяли бы. Ни разу он ни словом не обмолвился о том, что был в Ливии, хотя обычно о своих зарубежных поездках рассказывать любит. На мой рассказ о капсуле и гибели Валерия элементарно наплевал, хотя именно Володя помогал мне больше всех в те жуткие дни после смерти мужа. Только на похороны не поехал, потому что какие-то дела ну никак не мог перенести или отменить. То есть я ему была явно небезразлична – в качестве старой подруги, разумеется. Конечно, будь Галя тогда в Москве, я бы обошлась без его помощи, но они с Тарасовым как назло уехали отдыхать в Испанию.

Идем дальше. Компьютер мне организовал тот же Володя, и он же обучил меня основным приемам работы с ним. Потом, конечно, я по этому поводу общалась в основном с Мариной, но ведь известно: муж и жена… То есть до последнего времени все было гладко и нормально. Странности начались с того дня, когда Марина привезла мне на сохранение дискету. Пожалуй, впервые она говорила о своем обожаемом и выстраданном супруге не с обычным молитвенным придыханием, а с каким-то страхом. Как если бы обнаружила, что ее благоверный – беглый рецидивист или что-то в том же духе. Там был не только страх, но и недоумение, и даже какая-то… брезгливость, что ли.

И при этом – абсолютно ничего конкретного. Теперь я буду ломать голову, что же произошло на самом деле. Галя, конечно, права, и мне совершенно необязательно во все это лезть с руками и ногами – своих неприятностей хватает. Но Марина, оставив мне на сохранение дискету, как бы сделала меня своей душеприказчицей. И прежде чем кого-то посвящать в чужие тайны, мне было бы неплохо оценить самой весь негатив и позитив, которые содержатся на дискете. И – главное – с какого бока тут оказалась задействованной Лариса? Две женщины, которые и близко-то друг к другу не должны были подходить. Что их объединило? То есть понятно, что без Володи и тут не обошлось, – других точек соприкосновения, как ни крути, не просматривалось.

Спать я отправилась, так ничего и не решив. А на следующее утро буквально за шиворот усадила себя работать. Голова у меня при этом была занята совершенно иными вещами, переводила я, как говорится, на автопилоте и поэтому страшно удивилась, когда посмотрела на монитор: если верить умной машине, я выдала за это время двенадцать страниц текста. Связного текста! Я пробежала переведенное: похоже, мне действительно надо работать именно так, думая о другом. Недооцениваем мы собственные мозги. Мои, оказывается, могут преспокойно поделиться пополам, и каждая половина будет исправно функционировать. А если – на четыре части? Это же вообще фантастика. Если, конечно, вторую пару рук приладить.

Мне так понравилась собственная писанина, что я перечитала ее еще раз, уже не торопясь. Обычная сцена из обычного триллера: к супруге почтенного, преуспевающего бизнесмена является некая дама и сообщает, что бизнесмен – никакой не бизнесмен, а гангстер. Только у полиции нет доказательств. А у нее, дамы, есть, и она могла бы этими доказательствами с банкиршей поделиться. Не за красивые глаза, конечно. Можно и с полицией посекретничать, но там уж точно ничего не обломится. А банкирша своего мужа любит, плохого ему не пожелает. Дама ее прекрасно понимает, потому что в свое время тоже была женой этого же человека, только тогда у него была другая фамилия и денег поменьше..

И я еще жаловалась, что западные детективы бесполезны в нашей российской действительности! Отношения между людьми во всем мире одинаковы. Как это Лариса мне сказала когда-то: «Володька просто платит по моим векселям». За что? Возможно, она что-то знала о нем или его делах, что-то такое, чего никто больше знать не должен был. И этим шантажировала бывшего супруга. Когда он ездил в Ливию-то? Когда еще холостяковал. Стоп-стоп. Он женился вскоре после этой поездки, а Галка была за границей. Опять совпадает. То-то Лариса не стала отвечать на мой вопрос, почему он на ней женился: по любви или по глупости? Да по расчету! Рассчитывал на ее молчание о чем-то очень важном. Она вытерпела пару лет, поняла, по-видимому, что всю жизнь так не проживешь, и потребовала в качестве отступного место в Морфлоте. Квартиру явно разменяли с огромной доплатой. Откуда у Володи такие деньги? Но они были, иначе картинка не складывалась. А так – сложилась. По первой, так сказать, позиции под названием «Лариса».

23
{"b":"3439","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Встреча по-английски
Пять четвертинок апельсина
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Душа наизнанку
Капкан для MI6
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
В глубине ноября
Нелюдь
Путь Шамана. Поиск Создателя