ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь и смерть в ее руках
Охотник на вундерваффе
Бессмертный
Тамплиер. Предательство Святого престола
Скорпион Его Величества
Луна-парк
На струне
Фоллер
Земное притяжение

А теперь у него снова в руках пистолет, который уже успел стать частью его. «Такому, как я, — с горечью думал Николас, обратив взор к небу — нельзя позволять подходить ближе, чем на сотню миль к беззащитному человеку».

Шедшая впереди мисс Делафилд неожиданно остановилась и замерла на месте, как испуганный олень.

— Смотри! — прошептала она, указывая вдаль. — Что там такое?

— Я не вижу…

Но он не закончил фразу. В нескольких ярдах от них, слева, вспыхивала и гасла яркая точка света.

— Проклятие. — Схватив девушку, он быстро отступил за густой разросшийся куст.

Неужели это фонарь? Или факел? Неужели их уже окружили? Затаившись в густом кустарнике, он ждал оклика или выстрела. Он чувствовал, как рядом дрожит девушка, прижавшись к нему плечом.

Но было тихо. Минуту спустя Николас осторожно выглянул, внимательно всматриваясь в ту сторону, где появился свет. Вот новая вспышка. На сей раз, он понял, что это такое.

— Не бойся, — сказал он, сам, почувствовав облегчение, — это всего лишь солнечный луч отражается в стекле.

— В стекле? — прошептала она. — Откуда бы взяться стеклу здесь, в самом центре Каннок-Чейз?

— Это я и намерен выяснить. Ты сиди здесь, а я… — Он замолчал, поняв, что его приказание выполнить невозможно.

— Куда бы ты ни пошел, я пойду рядом, разве ты забыл? — сухо напомнила она, звякнув цепью.

Как он мог забыть об этом?

А проще простого, подумал он, поморщившись. Несвобода, черт возьми, противоречит его натуре, не говоря уже о том, что причиняет дьявольское неудобство: он не привык быть с кем-нибудь в наре.

— Постарайтесь по крайней мере не шуметь, ваша светлость, — сказал он и тихо вышел из зарослей.

Они медленно, настороженно двинулись вперед, чтобы узнать, что их ждет.

Глава 8

Когда до источника света осталось несколько ярдов, Николас понял, что это такое. Это было оконное стекло в доме, так хорошо спрятанном от глаз стволами поваленных деревьев и разросшимся кустарником, что его стены казались естественной частью леса.

Николас улегся за ближайшими зарослями кустарника и принялся внимательно разглядывать необычный дом.

— Похоже, это хижина лесника, — сказал он едва слышно, — или убежище преступника. — Думаешь, там… живут? Николас ответил не сразу. Он прикидывал, насколько опасно подойти к дому.

— Похоже, что нет. Нас никто не заметил, а уж мы, видит Бог, наделали шуму. — Он сердито взглянул на цепь.

— Ну, тогда, значит… — Она закусила нижнюю губу, не отрывая глаз от хижины. — Давай подойдем и заглянем, что там внутри. Я страшно устала, хочу пить и умираю от голода, и… — Она покачала головой с усталым вздохом — …я устала.

В одном этом слове выражался результат проклятого дня. Николас заметил, как заострились черты ее побледневшего, испачканного грязью лица, подбородок уже не был упрямо вздернут, плечи опустились. Он и сам измучился не меньше. Все равно они идут теперь очень медленно и не смогут далеко уйти до наступления темноты, размышлял он. Сил не хватит. — Что бы — или кто бы — ни ждало их внутри хижины, хуже того, что с ними произошло за этот день, не будет.

Сунув руку за спину, Николас достал пистолет: на любезный прием им рассчитывать не приходится. Бесполезно выдавать себя за путников, заблудившихся в лесу.

— Следуйте за мной, мисс Делафилд, — прошептал он, не сводя глаз с ветхого домишки.

— Ты не собираешься никого убивать, а?

Он помедлил с ответом, мысленно задавая себе тот же вопрос:

— Нет, если только они не начнут стрелять первыми.

Пригнувшись, он медленно, шаг за шагом, стал пробираться к хижине. Взяв цепь в руку, чтобы не гремела, девушка следовала за ним. Когда они подошли поближе, Николасу показалось, что с ним это однажды уже происходило: он подкрадывается к тому, кто его не ждет, в руке пистолет, а рядом его товарищ, такой же отверженный, как и он. Впрочем, женщина в такой ситуации рядом с ним впервые.

Наконец они добрались до поваленного дерева, лежащего в нескольких шагах от двери. Укрывшись за его стволом, они приготовились ждать. Тишину нарушало только тяжелое дыхание — его и ее.

Никаких признаков жизни в хижине: ни огня в очаге, ни дымка, ни движения. Судя по тому, что удалось разглядеть при свете угасающего дня, хижина была необитаемой, решил Николас.

Построенная из тесаных бревен, а не из глины, как большинство крестьянских домов в этой местности, она была покрыта черепицей, а в окнах виднелись настоящие стекла, правда, потрескавшиеся. Возможно, ее построил какой-нибудь сумасброд дворянин, чтобы использовать в качестве охотничьего домика.

Судя по всему, хижина была заброшена много лет назад. Лес почти поглотил ее. Плющ и другая вьющаяся зелень почти сплошь закрыли крышу и стены, а трава высотой по пояс росла даже перед Дверью. Николас насторожился: ему показалось, что два дерева у входа повалены рукой человека, а не стихиями. Человека, у которого были причины скрываться.

Он взвел курок и оглянулся на свою спутницу. Та дрожала, как в лихорадке, однако, стиснув зубы решительно кивнула ему: иди вперед.

Следует признать, что у леди есть сила воли, подумал он. Конечно, она упряма и раздражающе высокомерна, но мужества ей не занимать.

Николас крадучись подошел к двери. Чтобы застать врага врасплох, нужно действовать осторожно. Все это было так привычно для него. Отодвинул задвижку и толкнул дверь. Дверные петли скрипнули, и он ступил внутрь.

Послышался писк, и из угла прямо на них вскочило маленькое лохматое существо.

— Волк! — вскрикнула девушка, прижавшись спиной к косяку двери, а неизвестное животное прошмыгнуло мимо.

Николас усмехнулся и, убедившись, что они изгнали единственного обитателя этого дома, поставил пистолет на предохранитель.

— Это, мисс Делафилд, была белка.

Девушка перевела дыхание. При слабом свете, проникавшем сквозь раскрытую дверь и потрескавшиеся стекла окон, он заметил, как краска бросилась ей в лицо.

— Это не белка, — смущенно заявила она, стряхивая пыль с рукава.

— Прекрасно, пусть будет волк. — Он не смог подавить насмешливую улыбку. — Самый мелкий волк за всю историю Англии.

Мисс пробормотала некие слова, которые не подобает произносить леди, и как ни в чем не бывало заметила:

— А здесь просторнее, чем кажется снаружи.

Николас кивнул и, сунув пистолет за пояс, внимательно огляделся по сторонам. Бывший владелец, будь он лесничий или дворянин, знал толк в удобствах. Конечно, теперь все покрыто грязью, паутиной и опавшими листьями, которые задуло ветром сквозь разбитые стекла.

В одном углу стояли стол и стулья с гнутыми ножками, над столом — полка, на которой стояло несколько чугунных горшков, чайник и еще какая-то кухонная утварь. Рядом с кирпичным очагом валялись три удочки, а на полу лежало множество корзин и сетей для рыбной ловли. Напротив очага располагалась кровать с толстым соломенным матрацем и изъеденным молью одеялом. Ни одна роскошная кровать с шелковым пологом в каком-нибудь аристократическом доме на Гросвенор Сквер не могла бы сейчас выглядеть более гостеприимной и желанной.

Подавив желание немедленно броситься на кровать и забыться глубоким сном, Николас перевел взгляд на буфет у стены возле двери. Буфет был заперт.

— Интересно, что там хранится такое ценное, отчего его пришлось запереть на замок? — пробормотал он, подходя к буфету. Девушка, гремя цепью, последовала за ним.

— Я могла бы… — Она чихнула и помахала перед лицом рукой, отгоняя пыль, столбом поднявшуюся в воздухе. — Я, наверное, смогла бы отпереть замок.

— Ну, конечно, — фыркнул Николас. — Чем? Твоей волшебной иголкой? — Он стукнул кулаком по дверце буфета и тут же закашлялся от поднявшейся пыли. — Проклятие!

Его спутница уже осматривала темный угол возле буфета.

— Еда, — произнесла она, с вожделением глядя в угол. Глаза уже успели привыкнуть к темноте, и Николас разглядел в углу полки с банками одинакового размера, покрытые толстым слоем пыли.

17
{"b":"344","o":1}