ЛитМир - Электронная Библиотека

Укладывая коробку с сигарами назад в сумку, он нащупал белую хлопчатую рубаху, засунутую на самое дно… рубаху, украденную из цыганского фургончика. Она все еще хранила едва уловимый запах Саманты. Николас помедлил, потом вытащил смятую рубаху, уговаривая себя, что ее надо сейчас же выбросить, как и все остальное, что он принес с собой из Каннок-Чейз.

Но почему-то он не мог этого сделать. За последние два дня у него была масса возможностей отделаться от этой рубахи, но он продолжал возить ее с собой.

Николас нахмурился, понимая, что ни время, ни расстояние не помогут ему избавиться от Саманты. Он не мог выбросить ее из головы, не мог привыкнуть к странному ощущению отсутствия на щиколотке разъемного кольца. Каждый шаг напоминал ему о ней.

Когда полил дождь, он поймал себя на том, что беспокоится о ней: ведь на ней была только тонкая блузка и юбка. Интересно, купила ли она себе плащ или накидку потеплее? А может быть, она где-нибудь остановилась, чтобы переждать непогоду? Не угрожает ли ей опасность? Тепло ли ей? Все ли с ней в порядке?

Резким движением Николас закрыл сумку, напомнив себе, что до встречи с ним Саманта в течение шести лет справлялась с жизнью самостоятельно. Она не нуждается в его защите. Глубоко затянувшись ароматным дымом, он не почувствовал его вкуса. Интересно, что подумала Саманта, обнаружив в своем кармане рубин? Хотелось бы ему видеть выражение ее лица в тот момент. Он вдруг поймал себя на том, что смотрит на лупу, глупо улыбаясь. Тряхнув головой, он попытался прийти в себя и, стиснув зубы, крепко прикусил копчик сигары.

Наверное, отдавать ей драгоценный камень было глупо. Ему, несомненно, еще придется пожалеть о своей щедрости, но теперь нет смысла сокрушаться об этом, как и обо всем прочем, что было связано с его бывшей спутницей. Он за Саманту больше не отвечает… она больше не его…

Но она ему и не предназначалась, безжалостно напомнил Николас себе. Она была лишь короткой передышкой для мучающегося в аду грешника, прикосновением к раю, воспоминание о котором будет преследовать его до конца жизни. Все, что ему осталось, — это воспоминания, которые не будут давать спать по ночам. Да еще смятая рубаха.

Он повернулся к таверне, стараясь прогнать из головы все мысли о Саманте Делафилд. До Михайлова дня осталось всего трое суток. В такой решающий момент он не может позволить себе отвлекаться.

Николас быстро зашагал по направлению к «Черному ангелу». Новые блестящие сапоги почти бесшумно ступали по мокрым каменным плитам тротуара. Подойдя к входу, он распахнул дверь и решительно шагнул внутрь.

Его сразу же окутало облако сизого табачного дыма, смешанного с кислым запахом пива, вина и едкого мужского пота. Помещение скудно освещалось свечами в металлическом канделябре. Грубо струганные столы и скамьи были беспорядочно расставлены по всей комнате. Кое-где за столами сидели пьяные завсегдатаи заведения да какие-то мужчины вполголоса обсуждали свои дела.

Николас заметил, что здесь не было веселых компаний, зашедших пропустить стаканчик-другой, посплетничать, не слышно было непристойных шуток и застольных песен. В глубине комнаты он разглядел еще один выход. Что же, весьма подходящее место для тайных встреч и всяких гнусных делишек.

Место вымогатель выбрал со знанием дела, отметил про себя Николас, и это заставило его с уважением и с еще большей настороженностью отнестись к своему неизвестному недругу.

Он приблизился к длинной стойке бара, тянувшейся справа по всей длине комнаты, и подозвал зевавшего во весь рот хозяина таверны.

Но не успел он заказать пива и задать парочку вопросов, как на его плечо опустилась сзади рука и чей-то голос произнес: — Ну, наконец-то!

Сидя спиной к стене, положив треуголку на скамью рядом с собой и поставив ноги на противоположную скамью, Николас, покачивая головой, смотрел на своего рулевого.

— Черт тебя побери, я меньше всего ожидал встретить тебя здесь.

Ману поднял в приветствии кружку пива. Широкая ухмылка на его физиономии не выражала ни малейшего раскаяния.

— Я тоже рад вас видеть, капитан.

— Ты так и не научился выполнять приказы, — упрекнул его Николас, отхлебывая из кружки. — Давным-давно напрашиваешься, чтобы тебя как следует пропесочили за это.

Ману согласно кивнул с самым серьезным видом.

— Да, не помешало бы проучить меня как следует.

— Теперь, наверное, поздновато, а?

— Вы правы, капитан. — Улыбка африканца стала еще шире. — Вы, как всегда, правы.

Николас замолчал, уставившись на кружку и поглаживая большим пальцем зазубрину на ее краю. Нет никакого смысла отсылать Ману обратно, раз уж он здесь. И по правде говоря, он был рад его компании: приятно видеть рядом преданного помощника. Преданного друга, поправил он себя. Эта мысль пришла ему в голову внезапно. Он нахмурился, очень удивившись этому слову. Ведь ни одного человека он не одаривал ни своим доверием, ни тем более дружбой.

Вместе с Ману им пришлось пережить немало бурь, и он всегда был рядом, всегда оказывался под рукой, когда был нужен. Даже в те времена, когда Николас Броган утверждал, что не нуждается ни в ком.

Он перевел взгляд на Ману, подумав, что тот как нельзя более подходит под определение «друг» и нет у него человека, который бы больше, чем Ману, заслуживал, чтобы его называли другом.

Ману прощал ему крутой характер, все его недостатки и пороки. Морщины на нахмуренном лбу разгладились, и Николас широко улыбнулся Ману.

— Ну, давно ли ты здесь поджидаешь меня?

— Два дня я наблюдал за этим местом.

Оба, не сговариваясь, перешли на тихий, заговорщический полушепот.

— Пакет уже прибыл? — спросил Николас, закуривая очередную сигару.

— Да. Пакет у бармена. Он говорит, что пока никто за ним не приходил. Кроме меня.

Николас бросил взгляд на толстого мужчину, дремлющего за стойкой в противоположном конце помещения.

— Рад видеть, что мы доверили такую ценную вещь человеку надежному к бдительному.

Мацу фыркнул.

— Да уж. Поэтому я и решил, что лучше мне находиться здесь все время, когда таверна открыта. Правда, я рискую спиться, потому что, хотя это заведение — настоящая грязная дыра, пиво здесь отменное.

Николас рассмеялся и снова отхлебнул из кружки.

— Чтобы споить такого старого пьянчугу, как ты, двух дней не хватит. А теперь скажи мне, почему ты не в Южной Каролине?

— Сначала я хотел сделать небольшой крюк. Высадив вас на берег, я решил заехать в Лондон, чтобы побеседовать с одной известной вам леди.

— С Клэрис? — Николас удивленно поднял бровь. — Так, значит, ты по-прежнему думаешь, что она в этом замешана?

— Признаюсь, я так думал. Обиженная женщина и все такое… — Ману покачал головой. — Но она сказала, что за последние шесть лет ни разу о вас не вспомнила, и я ей верю. Мне не сразу удалось отыскать ее: она больше не живет в Ист-Энде. У нее теперь дом на Кавендиш-Сквер. За него заплатил какой-то богач с корявой физиономией, который души в ней не чает. Она не нуждается в деньгах.

— Значит, она наконец поймала себе жирного налима, а? — Николас задумчиво выпустил к закопченному потолку облачко ароматного дыма. — Я всегда знал, что Клэрис, как кошка, приземлится на все четыре лапы.

Он не почувствовал ни малейшего укола ревности. Клэрис была для него приятным развлечением в те времена, когда единственной его целью в жизни была месть. Он никогда не смог бы дать ей то, чего она хотела: деньги, надежность, преданность. Они с Клэрис проводили столько же времени в ссорах, сколько в объятиях друг друга. И после двух лет совместной жизни…

Неожиданная мысль потрясла его: даже после двух лет, проведенных вместе, он с легкостью покинул Клэрис. Так же легко он расставался и с любой другой женщиной. Пока не появилась Саманта.

За неделю с небольшим Саманте удалось стать частью его существа, не менее важной, чем кровь в его жилах или сердце в груди.

— Клэрис вращается теперь в очень обеспеченных кругах, — продолжал Ману. — Нельзя сказать, что мое появление ее обрадовало: ее джентльмен ничего не знает о ее прошлом.

47
{"b":"344","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неудержимая. Моя жизнь
Наследный принц
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Кремль 2222. Охотный ряд
Бумажная роза (сборник)
Во всем виновата книга. Рассказы о книжных тайнах и преступлениях, связанных с книгами (сборник)
Вавилон-Берлин
Академия темных. Преферанс со Смертью
Училка