1
2
3
...
50
51
52
...
64

— Я просил вас не тратить зря Бремени. Не пытайтесь выгородить его.

— Но я говорю вам правду.

— Правду, — сказал он, подходя к ней и втыкая нож в сиденье своего стула. — Видите ли, у меня слишком мало доказательств, чтобы обратиться к властям. Только мои подозрения и кое-какие наблюдения, собранные за годы расследования. Я ведь блефовал. Я не предполагал, что он не захочет откупиться. — Он снова отошел от нее и взъерошил пальцами свою шевелюру. — Не могу я прийти в Олд-Бейли с пустыми руками и просто рассказать им безумную историю о том, что Николас Броган воскрес из мертвых. Они не только не заплатят мне десять тысяч фунтов вознаграждения, но и чего доброго арестуют.

Услышав имя, которое он упомянул, Сэм была совершенно сбита с толку.

— Что… что вы сказали?

— Мне нужно разработать новый план. — Он снова зашагал по комнате. — Броган заплатит и за это предательство. Он думает, что перехитрил меня? Сукин сын. Я и с него возьму деньги, и получу вознаграждение за его голову.

— Николас Броган? — Саманта с недоверием уставилась на Фостера. Легендарный Николас Броган был одним из самых беспощадных пиратов в Англии. Его имя пользовалось такой же дурной славой, как имена Генри Моргана, капитана Кидда, Черной бороды.

Она покачала головой. Это какое-то безумие. Какая-то ужасная ошибка.

Фостер снова повернулся к ней.

— Не говорите, что вам неизвестно это имя. Вы были скованы с ним одной цепью в течение почти двух педель днем и ночью и вы смеете утверждать, что не знаете его имени?

— Не знаю! — в отчаянии крикнула она. — Я думаю, что вы спятили. Человека, который был со мной, звали Ник Джеймс.

— Перестаньте лгать. Сколько человек прибыло с ним? — Он направил на нее дуло пистолета. — Что он затевает?

— Я не знаю, о чем вы говорите.

Он бросил на нее разъяренный взгляд. Сэм испугалась, что он выстрелит в нее просто от отчаяния, но не двинулась с места, и он, отступив на шаг, опустил пистолет, посмотрев на нее с нескрываемым удивлением.

Удивление сменилось насмешливой ухмылкой.

— Так вы на самом деле ничего не знаете, а? — Он расхохотался. — За эти годы старый мерзавец, должно быть, здорово научился хранить свои тайны.

— Его зовут Ник Джеймс, — упрямо повторила она.

— Ну разумеется. Почему бы и нет? Самое неприметное, самое обычное имя. Наверное, он его выбрал, исходя именно из этих соображений. — Колтон подошел к ней и наклонился так, что его лицо оказалось на одном уровне с ее лицом. — Позвольте мне рассказать, с кем вам пришлось коротать время, леди. Настоящее имя этого человека, который недавно страстно целовал вас в шею, Николас Броган. Капитан Николас Броган. Саманта в ужасе смотрела на него.

— Вы лжете.

— Зачем мне лгать? Вы думаете, я солгал насчет клейма? Да я могу указать вам точно даже его местонахождение в данный момент! Он находится в Йорке.

У нее перехватило дыхание. Все вдруг встало на свои места.

Тот, с кем тебе лучше не знаться.

О Боже!

А рубцы на его спине, оставленные плетью, а то, как он определял направление по звездам! Она давно догадалась, что он моряк. Даже о том, что он был капитаном, догадалась. Неудивительно, что он не захотел рассказать ей правду о своем прошлом!

Комната кружилась у нее перед глазами. Ей вспомнились рассказы о зловещих деяниях Николаса Брогана. Говорили, что им движет жадность, что ради наживы он готов потопить любой корабль, не думая о человеческих жизнях.

Она всегда чувствовала в Нике скрытую опасность, а тут еще Колтон Фостер говорит ей, что из-за Ника, то бишь Николаса Брогана, он потерял руку.

И этого человека она полюбила? Человека, который способен безжалостно убивать и калечить людей? И этому человеку она отдала свое сердце, тело и душу?

Она покачала головой.

— Нет, нет! Это неправда! Этого не может быть. Николас Броган давно умер. Он утонул вместе с горящим кораблем. Власти устроили по этому поводу праздник. Я… я в то время была в Лондоне. Там организовали настоящий парад победы.

— Да, он одурачил всех. Или почти всех, — сердито сказал Фостер. — Что касается адмиралтейства, то ведь не могли же они проверить, есть ли его останки на том затонувшем корабле? Они хотели убедить граждан, что последний отъявленный злодей навсегда исчез и плавание на море теперь безопасно. — Фостер вытащил нож из стула и снова уселся. — А правда заключается в том, что он жив-здоров и по-прежнему мастерски дурачит людей.

Его слова ударили как обухом по голове. Ведь и ее он одурачил! А она позволила себя провести, развесила уши и поверила всему, что он ей говорил. Полюбила его.

— Мы с ним старые… знакомые, — продолжал Фостер, не замечая се страданий. — У нас была договоренность. Деловая договоренность. Но он, по-видимому, решил играть не по правилам. — Он протянул руку и, взяв Сэм за подбородок, заставил глядеть себе в глаза. — Но если он нарушил правила, я могу поступить так же. Мне пришел в голову новый план, мисс Делафилд. Мне нужно взять пакет, который меня ждет в одной таверне, и я решил послать за ним человека, жизнью которого не жаль рискнуть.

Она высвободила подбородок из его пальцев.

— Уж не собираетесь ли вы меня…

— Вот именно. Я буду вас сопровождать, потому что, откровенно говоря, леди, я вам не доверяю. Мне кажется, Броган здорово задурил вам голову своим обаянием. Если вам вдруг придет в голову мысль предупредить его, то я буду рядом и буду держать вас на мушке. — Он покрутил в воздухе пистолетом. — И даже если Броган притащит с собой своих людей, меня никто не сможет узнать. Никому не известно, кто я такой, даже самому Брогану. Опасность угрожает только человеку, который придет за пакетом.

— Почему вы так уверены, что я буду вам помогать? — с вызовом спросила она.

— Для этого есть три основания. Во-первых, тело вашего убитого дядюшки с минуты на минуту найдут в вашем доме. Полицейские и до этого только и мечтали вас арестовать, попробуйте представить себе, как они заинтересованы в этом теперь. К утру вам будет предъявлено обвинение в убийстве. Не думаю, что вам захочется задержаться в Англии дольше, чем это необходимо. Во-вторых, поскольку я человек благоразумный, то, как только вы передадите мне пакет, я отдам вам часть вот этого, — он похлопал себя по карману, где лежала шкатулка с ее деньгами, — с тем чтобы вы могли уехать. И, в-третьих, — он покрутил пистолетом перед ее носом, — у вас нет выбора.

Сэм глядела на него во все глаза, пытаясь уловить смысл происходящего, но мысли у нее путались, сердце учащенно билось. Она не знала, что делать, как поступить. Все ее планы рухнули. Она снова оказалась в том же положении, в каком была в день бегства из Лондона — одна, перепуганная, загнанная в угол. С той лишь разницей, что на сей раз сердце ее было тоже разбито, как эта хрупкая ваза, осколки которой валялись на полу.

Она закрыла глаза, ощущая пустоту внутри, как будто нежность, тепло да и сама жизнь вытекли из нее до последней капли.

Ник.

Нет. Нет, это ведь не настоящее его имя. Он ей лгал. Использовал и выбросил. Неудивительно, что он не хотел оставлять ее в своей жизни, — она была для него всего лишь минутным развлечением.

Саманта дрожала от обиды, от злости. Она открыла глаза и взглянула на Фостера. Что ей делать? Надо выиграть время, чтобы все обдумать, а пока безопаснее всего подчиниться его требованиям и ждать удобного случая, чтобы улизнуть.

Сейчас ей хотелось одного — свернуться в комочек и выплакать всю боль своего разбитого сердечка. Вместо этого она спокойно взглянула ему в глаза.

— Хорошо. Я сделаю все, что вы требуете…

— Очень мудрое решение.

— …если вы пообещаете отдать назад мои деньги, как только получите свой проклятый пакет.

Он улыбнулся, убирая пистолет.

— Договорились. Вы сделали правильный выбор, мисс Делафилд. — Он встал и помог ей подняться на ноги. — Теперь вы работаете на меня.

Глава 23

Такого безумного поступка он, несомненно, не совершал еще никогда в жизни. Ветер с дождем хлестал в лицо, но Николас, пришпорив коня, мчался вперед. Его серый жеребец птицей летел через поля, только эхо разносило топот копыт. Еще два-три часа, и он будет в Мерсисайде. Если, конечно, не сломает себе шею. Он еще даже не знал, как будет разыскивать там Саманту.

51
{"b":"344","o":1}