1
2
3
...
53
54
55
...
64

Ему некого винить, кроме себя. Он понимал, что не заслуживает нежности, заботы и тепла, которые принесла в его жизнь Саманта. Такая женщина, как она, рождена не для капитана Николаса Брогана.

Он никогда бы не смог открыть ей свою тайну, рассказать правду о прошлом. Не посмел бы просить прощения, потому что не заслуживает его. Полный разрыв — так будет лучше для них обоих. Разрыв полный и окончательный.

Продолжая убеждать себя в этом, он добрался наконец до особняка на Суссекс-стрит, отметив мимолетно, что Клэрис действительно добилась успеха в жизни. От ее дома за версту пахло большими деньгами: зеркальные стекла в окнах, кирпичный внушительный фасад, ухоженный дворик с дюжиной розовых кустов. Он обогнул дом, поставил коня в конюшню и вошел с черного входа.

Его немного удивило, что его никто не встречает: он думал, что Ману будет поджидать его приезда. Может быть, он еще не приехал?

Николас постучал в дверь. Никто не ответил; прислонившись к дверному косяку, он постучал снова. «Куда, черт возьми, подевались слуги?» — нахмурившись, подумал что Клэрис терпеть не могла черную работу по дому и едва ли может обойтись без слуг, тем более в таком огромном доме.

Огонек сигары в руке тлел, как крошечный маячок в тумане. Ему пришлось несколько раз постучать бронзовым молотком. Наконец дверь открылась.

— Если ты ждешь, что я скажу тебе «добро пожаловать», — услышал он знакомый женский голос, — то не дождешься этого до конца своей презренной жизни.

Это приветствие заставило его улыбнуться. Есть люди, которые никогда не меняются.

— Вижу, что из тебя получилась очень гостеприимная хозяйка, Клэрис.

— Ну, входи, если уж пришел. Нечего торчать там, как столб, и привлекать всеобщее внимание. — Клэрис схватила его за локоть и втащила в дом. Прежде чем закрыть дверь, она выглянула наружу и внимательно огляделась, чтобы убедиться, что их никто не заметил.

— Ты, кажется, не слишком рада меня видеть?

— О, я в восторге. — Она заперла дверь и круто обернулась к нему. — Я в полном восторге.

При свете хрустальной люстры над головой он заметил, что годы ее пощадили. Из сложной прически не выбился ни один локон, фигура была как всегда, безукоризненной, а если время и оставило нару морщинок на лице, то они были искусно скрыты. Клэрис и сейчас могла бы заткнуть за пояс половину самых знаменитых лондонских красоток.

Он не почувствовал даже намека на былую страсть, которую они некогда испытывали друг к другу. Время, по-видимому, навсегда загасило тот огонь. Время и леди с золотисто-янтарными глазами.

— Поправь меня, если я не права, — с нарочитой вежливостью сказала Клэрис, — но я что-то не припомню, чтобы я приглашала толпу беглых преступников отдохнуть под крышей моего дома. Что позволяет тебе и твоему наглому приятелю думать, что вы можете запросто являться сюда по прошествии стольких лет? У меня здесь не постоялый двор для заблудших пиратов!

Николас снял треуголку и пальто и бросил их на ближайшее кресло.

— Нам с Ману нужно безопасное место, где можно укрыться на нару дней, пока не отремонтируют наше судно. Он…

— Это не безопасное место. И дай сюда твою вонючую гадость. — Она вырвала у него манильскую сигару, которую тот только было приготовился закурить. — У меня и без того куча проблем, не хватает мне еще объяснять, почему в моем доме воняет, как в задней комнате пивнушки. У меня есть определенная договоренность с одним богатым вдовцом….

— Да-да, мне говорили. — Николас с сожалением проводил взглядом манильскую сигару, решительно отправленную в мусорное ведро. — Прими мои поздравления.

Клэрис пропустила мимо ушей сарказм, прозвучавший в его голосе.

— Это очень добрый, щедрый джентльмен. — Сверля его светло-карими глазами, она подчеркивала каждое слово, особенно поднажав на последнее. — Он часто бывает у меня. Иногда приезжает каждый день. И мне, черт побери, стоило большого труда….

— Осторожнее, Клэрис. Ты не пробыла со мной и пяти минут, а уже начинаешь употреблять хлесткие выражения.

— …объяснить ему, почему ко мне пока нельзя заходить. Он ничего не знает о моем прошлом.

— Будь спокойна, от меня он ничего не узнает, — заверил Николас. — Я не собираюсь вмешиваться в твою жизнь, Клэрис. Извини, что причиняю тебе неудобства, но я подумал, что нам будет разумнее убраться с улицы, пока меня не изрешетили пулями. Обо мне, как ты знаешь, сейчас во всех газетах пишут.

— И не впервые. — Ее голос стал мягче. Правда, перемена была столь незначительной, что человек, не знавший ее так, как он, мог бы этого не заметить — В том-то и беда. Во всей Англии для тебя не найдется безопасного места. Особенно в Лондоне. Даже здесь. Он поднял бровь.

— Значит, моя судьба тебе все еще не совсем безразлична?

Она тигрицей набросилась на него:

— Выкинь это из своей безмозглой башки, Броган. Сейчас я хочу того же, чего хотела шесть лет назад — я хочу, чтобы ты исчез из моей жизни. Причем чем скорее, тем лучше.

— Мы исчезнем, как только будет готово судно. А теперь я хотел бы поговорить с Ману. — Он повернулся и пошел по коридору. — Судя по твоему хорошему настроению, он прибыл раньше меня.

Я правильно понял?

— Он наверху. — Захватив подсвечник, она последовала за ним. — Он прибыл сегодня утром.

— А почему ты не сказала мне об этом? Николас не мог не заметить богатое убранство дома, блестящие мраморные полы. Несмотря на вечные словесные перепалки с Клэрис и многочисленные раны, которые они нанесли друг другу в прошлом, он был искренне рад тому, что она нашла наконец счастье, к которому всегда стремилась.

— Слуг ты, наверное, отпустила на выходной?

— Служанку. Я могу позволить себе только одну служанку. Моя экономка умудряется работать за десятерых. Но ты прав, я отпустила ее отдохнуть. — Она сверкнула на него глазами, оглянувшись через плечо. — А все потому, что третий этаж моего дома превратился в гостиницу для скрывающихся от закона преступников.

Они поднялись на третий этаж. На верхней площадке лестницы она повернула за угол и отступила в сторону.

В коридоре, сидя перед дверью, спал Ману.

Николас в полном недоумении посмотрел на него сверху вниз. Клэрис бесцеремонно растолкала его носком туфельки.

— Проспись, Ману. Блудный пират вернулся. Не совсем проснувшийся Ману протер глаза и поднялся на ноги.

— Капитан, наконец-то. Рад вас видеть. — Голос его звучал как-то странно, как будто он был либо измучен до предела, либо пьян. — Мы уже начали беспокоиться.

— Ты начал беспокоиться, — поправила его Клэрис, сунув подсвечник в руки Николаса. — А теперь прошу извинить, я сыта по горло воспоминаниями о добрых старых временах. Я вас, парни, оставлю, чтобы вы решили между собой свои дела. — Она повернулась и стала спускаться по лестнице.

— О чем это она? Какие дела? — спросил Николас, переводя взгляд с удаляющейся спины Клэрис на Ману. — Что происходит? С тобой все в порядке?

— Все хорошо, просто превосходно, — сказал Ману, потирая виски, как будто у него болела голова.

Николас подождал минуту-другую.

— Ну? — теряя терпение, произнес он, не дождавшись, когда Ману заговорит. — Что случилось? Ты сделал с вымогателем то, что нужно.

— Да, капитан. Я это сделал. Следуйте за мной. — И Ману повел его по коридору в соседнюю комнату.

Войдя в комнату, он взял пакет со стола возле двери.

Николас вздохнул с облегчением. Это был тот самый пакет, который он сам послал из Америки. Адрес написан его рукой, и марки об уплате гербовых сборов Южной Каролины на месте. Край пакета намок от крови.

Николас с чувством облегчения закрыл глаза и покачал головой. Все кончено. Наконец-то.

— Значит, ты его убил?

Ману не ответил, и Николас, насторожившись, открыл глаза. Его друг молчал, переминаясь с ноги на ногу. У Николаса шевельнулось дурное предчувствие.

— Не вздумай говорить мне, что ты снова не подчинился моему приказанию.

Ману сокрушенно вздохнул.

54
{"b":"344","o":1}