ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как скоро вы сможете приступить? спросил Кутас.

– После обеда, – ответил Макс, откусывая еще и еще. – Прекрасная еда!

– Я встречу вас у отеля.

– Звучит здорово! – Официант поставил перед Максом еще одну тарелку. – Передайте острый соус.

***

– Сюда, – указал Нарун Кутас, указывая на широкий коридор, ведущий из транспортного ангара.

Они припарковались рядом с огромной парящей баржей среди нескольких дюжин разномастных машин.

Сю Снутлис, выйдя наружу, сразу же стала огладываться по сторонам, не скрывая удивления. Поездка к огромной цитадели на обрыве у Дюнного моря оказалось долгой и изматывающей, и она ожидала, что «дворец» Джаббы окажется маленьким палаточным городком. Несмотря на ее ожидания, это был огромный комплекс, оживленный, как имперская торговая база. Она заметила гаморреанцев, йавов, тви'лек-ков, людей, бесчисленных дроидов и даже одного випхида. Она могла сказать определенно – здесь жил кто-то невероятно богатый и могущественный. Весь этот народ позволял сделать вывод, что это на редкость оживленное место.

Она обернулась назад, чтобы удостовериться в том, что Макс и Друпи следовали за ней, – а они, конечно же, следовали – и поспешила за Кутасом.

Боковые двери скрывали за собой складские помещения, офисы и множество рабочих комнат. Она наморщила нос. Впереди дурно пахло – в основном, разлитыми напитками и потной нательной броней, а также чем-то еще наименее приятным.

Они свернули несколько раз – смрад становился все хуже – и вдруг оказались в огромном зале с невысоким помостом. Она догадалась, что необъятная безволосая слизнеобразная туша, разместившаяся на нем, и должна была быть Джаббой Хаттом. Вокруг Джаббы толпились охранники и прихвостни, танцовщицы и охотники за головами, люди, викваи и арконы.

– Это тронный зал Джаббы, – пояснил Кутас, делая величественный жест. Он провел их через толпу к маленькому подиуму для музыкантов, напротив возвышения Джаббы.

– Ваше оборудование будет здесь через секунду. Когда Джабба захочет музыки, он укажет вам. И играйте, как будто ваши жизни зависят от этого – возможно, что так оно и есть.

Сю сглотнула. Это не было тем, что она ожидала. Она повернулась к Максу, чтобы сказать о том, что они уходят, но тот уже подъедал икру с подноса, которого вез на себе маленький дроид Р4.

– Следите за тем, что говорите Джаббе, – тихо пояснял между тем Кутас. – Если вы ему понравитесь, то все в порядке. Если нет – вы можете об этом пожалеть. Я настоятельно рекомендую вам: постарайтесь понравиться ему.

– Ага, – проговорил Макс. – Тут есть еще что-нибудь съестное?

– Тебе поможет любой из обслуживающих дроидов. О! А вот и ваше оборудование.

Другие дроиды уже несли зачехленные инструменты. Один за другим они складывали их. Сю отправилась следить за ними. Не надо думать о том, что сделали бы дроиды с контейнером, в котором были слизняки. И не надо думать о том, что Джабба может опознать их как своих дальних родственников… Лучше об этом и не думать совсем.

Макс набивал утробу, пока дроиды расставляли инструменты. А каждый из проходящих обслуживающих дроидов нес тарелку с новым лакомством, еще более вкусным, чем у прежнего. К тому времени когда инструменты были подключены, у него был полный живот, теплый пряный эль и достаточно припрятанных закусок за органом – – про запас. Потягивая эль, он проверил усилители и предусилители, два раза проверил резонаторы тона и на низком питании проверил гамму звуков, начиная с коротких волн, заканчивая высочайшим ультразвуком.

Необъятный хатт задвигался на своем троне. Большие красно-коричневые глаза секунду смотрели на Макса подозрительным взглядом, затем Джабба издал низкий глухой звук.

– Мой господин приказывает вам играть, – перевел серебристый протокольный дроид.

– Вот оно, – сказал Макс Сю и Другги.

Он ощущал себя очень, очень хорошо. Столь хорошо, что даже и не переживал, когда Сю объявила первую песню – «Лапти-Нек» – вместо него.

Он два раза проиграл вводную часть, ударил по первым нотам, тут и настала очередь петь, появилась Сю, за ней вышел Друпи; они играли так, как будто в мире не осталось ничего, помимо музыки. Духовые звуки трепетали и перекатывались, орган создавал мягкий фон, Сю издавала такие трели, как будто играла для самого Императора. Он ощущал трепещущую вибрацию высоких нот чувствительными ушами, она отзывалась отдельной мелодией в его хоботе, через барабанные перепонки. Это было воистину прекрасно, лучше, чем они играли раньше. Это было почти столь же прекрасно, как и обед этим вечером, и эта игра продолжалась с тем, как они перебирали рифы и мелодии с помощью дюжин вариаций мелодий.

Когда они закончили, на протяжении долгого времени царила гробовая тишина. Макс оглянулся. Разве их представление не было великолепным? Почему никто не хлопает? Все, казалось, только и смотрели на Джаббу. Макс тоже уставился на огромного слизнеобразного хатта. Сю медленно поклонилась, затем Друпи, и Макс, спохватившись, последовал их примеру.

Внезапно громадная туша хатта затряслась от смеха. Огромный и толстый хвост хатта вздымался и падал, вздымался и падал, производя бухающие звуки.

– Мой господин очень доволен, – перевел дроид.

– Тогда мы получили контракт? – просиял Макс Джабба произнес ответ.

– Его Высочайшее Величество рад предложить вам пожизненный контракт, продолжил дроид. ~-А поскольку вы ортолиан и высоко цените еду, то он желает платить вам именно этим образом – и вы, и ваша группа можете есть сколько угодно в обмен на пожизненный контракт.

– Готово! – – радостно крикнул Макс.

Он никогда в жизни не слыхал о такой прекрасной и великодушной сделке. Он посмотрел на Сю и удивился от того, как она на него смотрит.

Джабба заговорил, вновь.

– Продолжайте играть, – сказал дроид. Когда Джабба отвернулся, толпа вокруг него придвинулась ближе, привлекая к себе внимание. Макс заиграл старую песню, из которой Эвар Ор-бус сделал ремейк для исполнения джизз-ансамб-лем. Как заметил Макс, хвост хатта покачивался почти что в такт музыке, но остальные слушатели, казалось бы, не совсем понимали их стиль.

Ну и ладно. Макс выпятил грудь. Он заключил сделку, которой гордился бы любой ортоли-ан. Сколько угодно есть до конца жизни – невероятно! Дома его удаче никогда не поверят.

После четвертого сета Сю Снутлис удалось отвести Наруна Кутаса в сторонку подальше от глаз Джаббы. Она все никак не могла поверить, на что согласился Макс. Играть за еду – что же это за сделка такая? И как же им заработать, чтобы убраться с планеты?

– По поводу сделки… – начала она.

– И правда, она прошла лучше, чем я смел надеяться, – улыбнулся Кутас. – Джаббе на самом деле нравится ваша музыка.

– Это не то, что я имела в виду. Сроки совершенно неприемлемы.

– Но все уже обговорено, – удивился Кутас. – Ты сказала, что Макс лидер группы. Он согласился на предложенный Джаббой контракт. Теперь ты говоришь, что это неприемлемо? Если у тебя проблема, то мне кажется, что ты должна обратиться к Максу Ребо.

– Но я-то всего лишь делала прикрытие из Макса для себя!

– Джаббе не нравится, когда после совершения сделки ее пытаются расторгнуть.

– Но ведь должна быть возможность переговоров!

Кутас подошел ближе. Его голос превратился почти что в заговорщицкий шепот.

– Последняя группа тоже пыталась пересмотреть свой контракт. Джабба бросил их в яму ранкора.

– В яму ранкора?

– В полу перед троном секретный люк. Там Джабба держит большого и прожорливого ранкора… он разобрался с прошлой группой за мгновение. Несколько криков – – и их не стало. И еще – видишь человека вон там?

Он указал на затемненную нишу, где кричащий человек, замороженный в карбоните, висел на стене.

– Да, – выдавила она.

– Он был контрабандистом, который нарушил сделку с Джаббой. Джабба держит его там как напоминание прочим работникам.

4
{"b":"3442","o":1}