ЛитМир - Электронная Библиотека

Макс открыл лицо.

Робот-секретарь перевел предложение в тридцать пять тысяч и пожелание больше не подстегивать удачу.

– Ю ту джа, – уступил охотник.

– Он согласен! – – радостно крикнул дроид. Когда гаморреанцы увели вуки, Сю сказала: – Начинай играть!

Макс заиграл двухударный ввод, затем начал «Галактический Танцевальный Удар». Песня имела ритм, и ее было легко играть, и Макс знал точно, что не испортит ее, так как его руки дрожали. Термодетонатор! По крайней мере, он не взорвался. Да, надо увеличить размер ужина, чтобы успокоить нервы.

Джабба хотел, чтобы они играли следующие несколько часов. Что-то должно было произойти – что-то значительное, но Сю была слишком занята пением, чтобы разузнать, что это такое, хотя и слушала внимательно.

Когда Макс вырубил свой орган на вечер, Сю спустилась вниз и пошла к своей комнате. Биб Фортуна поймал ее за руку.

– Нет, – обратился он ко всем им. – Не расходитесь пока что.

– Я не понимаю, – удивилась Сю. – Время ужина.

– Джабба запланировал вечеринку на позднюю ночь.

– – А что с ужином? – поинтересовался Макс. – Это положено по контракту!

– Иди за ним, если хочешь, но принеси и ешь здесь. Этой ночью вы ночуете в тронном зале. Приказ Джаббы.

– Конечно. – Сю нервно сглотнула. – Если этого желает Джабба.

Макс обернулся к Друпи: – Пойдем возьмем наш ужин. Заберем и вернемся.

– Заберем и вернемся, – эхом повторил ки-тонак.

– И мне принесите тоже, – попросила Сю. – И в этот раз смотри – – не съешь его по дороге, Макс!

Несколько позже тем же вечером Макс лежал за декоративной занавеской, отгораживающей тронный зал от небольшого уголка, где висел закатанный в карбонит контрабандист, и внимательно прислушивался. Он услышал резкий металлический лязг; затем мягкие шаги кого-то, кто довольно глупо позволил себе прокрасться в тронный зал. Затем последовал глухой удар. Он увидел, как напрягся Джабба, а затем подполз ближе, чтобы выглянуть сквозь небольшую дыру в занавеске.

Внезапно Джабба начал смеяться. Те, кто был ближе всего к нему, тоже рассмеялись. Когда занавеска отъехала в сторону, смеялись уже все, так что и Макс присоединился. И наконец он увидел, что же было столь смешным.

Тот охотник за головами, что грозил термальным детонатором Джаббе, освободил того контрабандиста из карбонита! А под маской охотник оказался красивой женщиной. Ее лицо показалось Максу знакомым. Не принцесса Лейя Органа с Алдераана ли это? Но Алдераан уничтожили уже как несколько лет назад. Разве там не умерла вся королевская семья?

– Вот мы и встретились вновь, Соло, – сказал Джабба. – И что ты скажешь в свое оправдание?

– Эй, Джабба, – проговорил контрабандист, яростно моргая и потирая руками глаза. – Слушай, я как раз собирался тебе заплатить, просто меня немного отвлекли. Это не моя вина.

– Слишком поздно, Соло. Может, ты и был самым лучшим контрабандистом на всех Внешних территориях, но сейчас ты – дерьмо банты.

Все вокруг засмеялись, так что и Макс засмеялся. Не следовало отделяться от коллектива. Шутки про еду всегда смешные.

– Да послушай ты…

– Уведите его.

– Джабба… я заплачу тебе втрое. Не дури! Стражи подхватили контрабандиста под руки и утащили его.

– А теперь, – распорядился Джабба. – Приведите ее ко мне.

Он имел в виду принцессу. Два гаморреан-ских стража взяли Лейю за руки и подвели ее к трону.

– У нас есть могущественные друзья, – сказала она, когда ее подтолкнули на возвышение Джаббы. – Ты будешь горько раскаиваться…

– Это точно. Я уверен, – Джабба приблизил губы к ней и высунул язык; Макс подивился – а не собирается ли он ее съесть?

– Играйте, – скомандовал Джабба.

Макс бросил кружку и встал за орган. Группа заиграла «Оду Радиоактивным Руинам»; две де-пушки-танцовщицы сорвали с Лейи одежду и выдали ей легкий золотистый наряд. Макс обнаружил, что без этой своей брони она была очень костлява, явно от плохого питания. Он решил позаботиться о том, чтобы обеспечить ее дополнительной едой, раскормить ее как следует.

Вечеринка окончилось спустя много часов. Когда она окончательно утихла, все лежали на полу и попросту дремали.

У Макса все еще оставалось несколько 'пирогов из диких ягод, припрятанных за органом. Он вытащил один и подошел к помосту Джаббы. Он сел рядом с принцессой Лейей, которая посмотрела на него несчастным взором.

– На тот случай, если ты проголодалась, – тихо сказал он.

– Спасибо, – шепнула она.

Он улыбнулся, вежливо кивнул и направился в свою комнату.

Когда Макс узнал, что Джабба планирует поездку по Дюнному морю, он скомандовал дрои-дам перенести инструменты группы на парусную баржу и установить их на нижней палубе. День был красивый, безоблачный, все двери и ворота были открыты, сквозь них дул теплый ветерок. Сквозь них открывался прекрасный вид наружу. Ничто, кроме поездки, так не поднимает аппетит, радовался Макс. Сю, как всегда, показалась поздно. По крайней мере она уже была одета и готова к работе, так этот вопрос уже и не имел значения. Макс настроил орган, когда Сю делала упражнения вокальной разминки, так что они уже были готовы играть. Больше делать нечего, только ждать, пока соберется толпа.

Дроиды с огромными подносами еды и выпивки уже ходили в готовности по палубе, Макс сгреб у проходящего мимо Г4 полную руку орешков шука, затем взял кубок чаргарианского эля у Р2 и спрятал все это под органом на потом.

Ближе к обеду гости стали подниматься на борт, Все они говорили о джедае, которого звали Люк-как-его-там. О том, которого Джабба поймал этим утром. Выяснилось, что джедая и его друзей кинут какому-то существу в пустыне.

Макс включил орган и стал играть приятную инструментальную песенку, которая называлась «Ода шеф-повару», которую он сам написал, задействовав каждый оттенок звучания своей установки. Сегодня он ощущал себя в лучшей форме. Жизнь во дворце Джаббы была прекрасна.

Наконец сам Джабба загрузился на борт, паря на помосте. Макс заметил, что помост имел репульсорный привод снизу. Так вот, значит, как Джабба передвигается. Это был первый раз, когда Макс видел хатта вне тронного зала.

И у Джаббы все еще была принцесса.

Джабба устроился на своем месте в обзорной рубке, Макс кивнул Сю и позволил ей объявить следующую песню. Когда баржа заработала и двинулась к Дюнному морю, веселье уже набирало обороты.

Час спустя баржа остановилась. Все притихли, и Макс дал песне сойти на нет незавершенной. Все створки на окнах открылись, и помост Джаббы выехал вперед.

– Жертвы всемогущего сарлакка! – возвестил золотистый протокольный дроид через систему внешней связи. – Его великолепие надеется, что вы умрете с честью. Но если кто-то из вас хочет умолять о милости, Джабба Хатт готов выслушать ваши мольбы.

Макс потянулся, чтобы посмотреть на происходящее снаружи, но вокруг окон толпилось слишком много народу, так ему не удалось ничего увидеть. Из перешептываний вокруг него он составил для себя общее представление о том, что происходит. Оказалось, пленники не желают молить о пощаде, действуя на нервы Джаббе.

А Джабба только смеялся. Все же пленники не могли ничего сделать. И Макс знал из своего долгого опыта, что Джабба не часто поддается мольбам и просьбам. Ему нравилось смотреть, как умирают, и он не демонстрировал ни капли милосердия.

Макс вытянулся насколько мог, чтобы увидеть, но усмотрел только мелькание.

– Бросайте его! – приказал Джабба.

Прошел шепоток со стороны окон, затем он внезапно перерос в крик тревоги и изумления. До Макса донеслись выстрелы из бластеров и жужжание, какого он прежде никогда не слышал, напоминающее электрическое гудение, но звучащее громче и мягче в моменты звуков блас-терных выстрелов.

Джабба зарычал от возмущения. Ставни на окнах закрылись, и большинство гаморреанских стражей направились на верхнюю палубу. Что-то определенно пошло не так. Макс посмотрел на Сю.

– А что делать нам?

6
{"b":"3442","o":1}