ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот и зашла с горя в ресторан, – пошутила она тогда и тут же заказала бутылку коньяку. Спросила: – Компанию составите? – И когда мы признались, что сидим без денег, успокоила: – Переживем. Экономить больше ни к чему, потому что, наверное, придется уезжать.

– Из-за провала? – спросила я.

– Не только. Сейчас живу здесь в гостинице. Но ждут какую-то делегацию и, говорят, дня через два-три из «Кузбасса» начнут всех выселять. Да, по правде говоря, сессия началась так неудачно, что оставаться не стоит. Тем более жить негде. А последний экзамен – где-то в середине апреля.

Так и засиделись. Людмила заказала еще бутылку. Мы узнали, что муж ее в Новокузнецке работает начальником шахты, а сама – бухгалтером в расчетной группе. Где – не спрашивали. Материально обеспечены, но живут плохо: детей нет… В ресторане просидели до одиннадцати. Рассчиталась Людмила, а когда собрались уходить, я предложила ей съездить ко мне.

– Если понравится и надумаешь сдавать сессию до конца, можешь пожить у меня.

– Это было бы здорово! – сказала она, обрадовавшись. – Тогда давай возьмем с собой еще бутылочку!..

– Помню, – рассказывала Обкатова, – оделась Людмила вместе с нами значит, пришла в ресторан, не заходя в гостиницу. Я спросила, не потеряют ли ее, если она уйдет на ночь.

– Вообще-то дежурные ругаются только тогда, когда в номер приходит мужчина и сидит допоздна, – объяснила Людмила. – А так хоть на неделю пропади, лишь бы заплачено было.

– Вы говорили, что она очень похожа на вас, – перебил ее Макаров. – У нее такая же прическа?

– – Нет. Она носит волосы распущенными.

– Ну а дальше?

– В тот вечер мы просидели далеко за полночь, Нина уехала от нас сразу, еще от ресторана. А утром вышли вместе, я пошла на работу, а Людмила поехала в гостиницу.

– Договорились насчет квартиры?

– Условились: если ее выселят – переедет ко мне.

– И часто виделись после этого?

– В тот же вечер я зашла к Нине Стрелковой, а через полчаса туда же приехала Людмила. Видимо, в ресторане Нина дала ей свой адрес, не знаю… Потом к нам подошла еще одна знакомая, соседка Нины. Вчетвером решили пройтись по городу. Но было скучно, и Людмила предложила пойти в ресторан. Мы согласились с условием, что в день получки возместим ей издержки.

– Опять в «Кузбасс»?

– Куда же больше?.. Пробыли там весь вечер. Да, еще Людмила познакомилась с одним парнем, Сашей. Сильный такой парень, моложе ее, с бакенбардами. С ним приятель – Геннадий. Этот – смуглый, выше ростом и сухощавый. Он ухаживал за мной… Саша рассказывал, что работает на шахте «Ягуповской». Люда с ним танцевала весь вечер…

– Уехали вместе?

– Да, ко мне. – Она осторожно взглянула на Макарова. – С нами – один только Саша. Нина с Галей откололись… Я заметила у Саши на груди значок какого-то института. С Людмилой, по-моему, они раньше не встречались…

– Дома еще выпивали?

– Немного. Было уже поздно, да и устали. Саша и Людмила остались у меня. Утром я ушла на работу, не разбудив их. Только записку Людмиле оставила, чтобы она, если пойдет, хорошо хлопнула дверью.

– Потом встретились?

– Конечно. Когда после шести я вернулась, они все еще были у меня. Саша сходил днем в магазин, накупил всего, и они не скучали. Сказали: ждали меня. Пить у них было что, а еды уже не оставалось. Я присоединилась к ним ненадолго, а потом мы втроем отправились в город. Зашли в столовую на Советском проспекте. После этого Саша пошел провожать Люду, а я поехала домой. Люда сказала, что отметится в гостинице и вернется.

– У вас были планы на вечер?

– Мы еще не продумали… Но она не вернулась.

– Вы не искали ее в гостинице?

– Нет.

– А потом – в институте?

– Тоже нет. Сначала я обиделась: может быть, в тот вечер мы бы и пошли куда-нибудь… А когда она и на следующий день не пришла, то я решила, что ей что-то помешало. Может быть, срочно уехала домой.

– А сессия?

– Видимо, решила не сдавать. В то время, пока мы были вместе, она про институт ни разу и не вспомнила.

– У нее здесь не было знакомых? В Кемерово?

– По-моему, нет. Но город она знает отлично.

– Так…

Макаров решал, что делать. Подлинная Обкатова теряла для него интерес. Но все-таки он нашел бланк повестки, заполнил его и попросил Обкатову расписаться на корешке.

– Вы бы хоть объяснили, зачем я вам понадобилась? – спросила она, уже успокоившаяся.

– Прошу завтра в шесть вечера быть у меня здесь. По этой повестке вам выдадут пропуск. – И, прощаясь, напомнил: – Поищите как следует паспорт. Это – очень важно… А уж потом я постараюсь кое-что и объяснить…

– Какой вы скрытный!.. – кокетливо улыбнулась она.

После разговора с Обкатовой Макаров сделал телеграфный запрос в Мирный по поводу ее паспорта, попросив прислать ответ на уголовный розыск Ленинского райотдела милиции города Свердловска.

Не мешкая поехал на заочное отделение финансово-экономического института. Не особенно веря в успех, все-таки решился на мартышкин труд: выбрать всех Людмил с первого до последнего курса. Против ожидания, это удалось сделать довольно быстро. Улов составил четырнадцать фамилий, но не все представляли интерес. Двух он сразу исключил, так как их обладательницы стали студентками на пятом десятке лет, еще одну потому, что она оказалась казашкой с русским именем, и последних пять – как жгучих брюнеток, не вызывающих никакого сомнения даже по фотографии.

Заручившись поддержкой декана отделения, об остальных шести он дотошно расспрашивал всех, кого нашел и кто с ними встречался хоть раз. Некоторых преподаватели помнили плохо или не помнили совсем. О двух-трех, которых описали и охарактеризовали полнее, у него сложилось впечатление как о людях, ничего общего не имеющих с той, которую он ищет.

И все-таки он попросил отложить все шесть дел, обещав приехать на следующий день.

Декан, внимательно и с пониманием встретивший Макарова с самого начала, подал дельный совет:

– Владимир Афанасьевич, вам просто необходимо съездить в учебно-консультационный пункт Всесоюзного института советской торговли. Предмет вашего интереса мог быть и там. Возможно, те, кто послал к нам, ошиблись: нас нередко путают.

Макаров искренне поблагодарил этого неравнодушного человека и помчался по указанному адресу.

Там он встретил неожиданный прием.

Дежурным методистом оказалась чопорная особа почтенного возраста. Она относилась к разряду женщин с обостренной памятью, с беспредельным кругом интересов, словом, к тем, о которых говорят, что они все знают.

Выслушав Макарова, она почти торжественно заявила:

– Вам надо было приехать сразу сюда!

– Спасибо, – даже несколько оробел Макаров.

– Так слушайте же!.. Это было в конце марта. Как и сейчас, я сидела за бумагами, когда сюда вошла эта женщина. Она была в мягком расстегнутом пальто, но я заметила, конечно, что она хорошо сложена. Пальто серое. На ногах очень красивые весенние туфли на толстой микропоре. И, естественно, волосы: буквально цвета свежей соломы. Знаете, сначала я даже подумала, что она химическая. Но потом…

– Сколько ей лет примерно? – попробовал вмешаться Макаров, но враз потерпел поражение.

– Простите!.. Кто рассказывает? Я. Все будет по порядку… Да! Но это были ее собственные волосы, рассыпанные до плеч. Она пришла без косынки…

– По какому делу она пришла? – снова сунулся Макаров.

– Ну, простите же! Вы спрашивали, сколько ей лет? Могу сказать точно – не более тридцати двух. Я никогда еще не ошибалась. И у нее был вопрос: можно ли перевестись на учебу в наш учебно-консультационный пункт. Вам скажу: конечно, можно. Но тогда, прежде чем ответить, я должна была выяснить, откуда она, кто, на каком курсе, то есть узнать человека. И что, как вы думаете, она сказала?.. Она сказала, что учится в торговом институте в Новосибирске. Да, да! Мало того, она весьма доверительно сообщила мне также, что еще раньше закончила торговый техникум в Томске! Вы можете понять это?!

9
{"b":"3447","o":1}