ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как же она докатилась до жизни такой?

– Это сказка длинная, Олег Владимирович, – ответил Алферов задумчиво, – да и как ее может рассказать человек посторонний. Для такого дела надо в Маруськиной душе побывать. А пустит ли она кого в душу-то?..

…Да и кто не помнил красавицу Марусю Банникову!

Не было в ту пору в заречной стороне другой такой девчонки, которая бы и учиться успевала сверх всякой похвалы, и спевки в клубе не пропускать, и смеяться веселее всех. Сохли по ней парни с обоих берегов Серги, а ей вздохи нипочем, потому что, при всей своей озорливой веселости, не любила она пустого времяпрепровождения. Не в пример подружкам, не отговаривалась от домашней работы: и полы мыла, и стирку могла перевернуть одна, и на покос сама торопила отца. А по осени появлялась опять среди девичьего круга, и только тут замечали, что еще краше стала девка, выспевает на удивление всем первая невеста в Нижних Сергах.

Когда кончила школу, думали все, что уедет Маруська Банникова в город. Будет там учиться или нет, это дело последнее, да и никого оно не интересовало. А вот о том, кого привезет в родительский дом показывать – директора или артиста какого, – об этом гадали все и завистливые подружки на посиделках, и соседки тоже, потому что важнее в жизни ничего нет. Да и видели все, что не умеряла шага Маруська даже перед самыми завидными парнями. Значит, не манила ее Сергинская пристань.

И опять не угадал никто своенравную девку! Ни в какой город не поехала она, осталась в своих Нижних Сергах, а под осень увидели в промтоварном магазинчике, что рядом с курортом, веселую продавщицу, ради которой никто не упускал случая зайти туда хоть на минуту. Она же встречала всех одинаково, никого не оставляя без своего внимания, принимала любые шутки: не таяла от приятных и не чахла от дурных. И даже холодными зимами от ее улыбки было теплее в том магазине.

Но однажды встал на ее дороге мужчина.

«Пропала я!..» – сразу сказала себе в тот день Маруся, не зная, да и не желая знать, что будет дальше.

А потом была ночь, когда она, уговорив его не доходить до своей улицы, возвращалась домой женщиной, усталой и счастливой. Постояла на дворе и не пошла в комнату, а залезла на сеновал и смотрела, как проплывает в вышине над Аптекарской горой за Сергу звездный караван Млечного Пути и тает в утреннем рассвете нового дня.

На что надеялась Маруся Банникова?.. Знала ведь, что женат он, что растет у него дочка где-то в жаркой Караганде. Но сама сделала так, что не смог от нее отказаться, думала, заколдует его ночь в той жаркой еловой пади за курортом!

Но кончился срок курортной путевки. Уехал милый. Скоро, скоро пришло первое и последнее письмо. Не заметила, как пожелтели травы. С притихшим сердцем прошла по старым тропкам, поднялась на утес к молчаливому лосю, крикнула протяжно от боли и, опустившись к его ногам, выплакала над Сергой все слезы, какие накопила за свою счастливую жизнь…

И не стало больше в Нижних Сергах Маруси Банниковой.

Теперь в магазинчике возле курорта торговала Маруська! Не магазин, а лавочка: любая шутка к месту, любой покупатель-мужик – первый гость, а коли с веселым вином придет – так и стакан найдется! Только смеялась красавица продавщица громче, словно старалась, чтобы слышали ее всюду. И теперь, дав себе свободу, роняла одного. за другим мужиков, из которых одни сгоряча рвали семейные постромки, другие впадали в безудержное пьянство от холодного равнодушия Маруськи. Она же с лихим хохотом глядела в сторону ненавистных бабьих взглядов, знала – никому не извести ее!

Не даст Маруська промашки!

Дома по утрам, подкрашиваясь перед зеркалом, не замечала горестного материнского взгляда. За шутками да смешками проглядела, когда сама зазвала к себе кавалера, впервые истратившись на него. Надеялась: придет случай – расплатится за себя.

А случая не было.

И вот – тюрьма!.. Вернулась через три года.

И диву дались люди! Смеется Маруська веселее прежнего. Только работать поступать не спешит. И, как бывало, вертит налево и направо молодыми и старыми мужиками…

– …В душу к ней лезть не будем, Василий Васильевич, – говорил Чернов, – а спросить о госте должны. Если он человек порядочный и далек от вещей противозаконных, так ей с нами говорить просто. Думаю, поймет.

– Пойду к ней снова. Может быть, вернулась домой, – поднялся Алферов.

– Василий Васильевич, ты в семь-то часов сюда не приходи, – предупредил его Чернов. – Но Марусю мне достань сегодня обязательно. Я тут до ночи буду… – И проговорил озабоченно: – Что Штокин принесет, интересно…

– А с Мартьяновым-то как быть, Олег Владимирович? – уже от двери спросил Алферов. – Наведывался к нему: в стельку пьяный лежит. Караулить его, что ли, когда протрезвеет?

– Не надеешься, так привези в вытрезвитель, – посоветовал Чернов. – А потом поговорим. Алферов посветлел от улыбки:

– Прямой резон, пожалуй! Хоть помоется. Сейчас прямо и слетаю на машине!

И бодро шагнул из кабинета. Но через минуту заглянул обратно:

– Платки газовые, Олег Владимирович, привезли в магазин в субботу. В тот же день и начали ими торговать после перерыва. Так что Маруськина-то обнова беспокойная…

До семи часов оставалось еще полтора часа, и Чернов решил пройтись по ближайшим магазинам. По пути от одного магазина до другого не забыл заглянуть и в продуктовый киоск. Даже в столовую зашел и спросил в буфете:

– Папирос «Дели» случайно нет?

И всюду один ответ:

– Нет.

На окраины решил не ходить. Сразу направился в горторготдел. Заведующий встретил его озабоченно:

– Как думаете, найдем?..

Олег Владимирович ответил пободрее:

– Пытаемся… – Прошелся по кабинету раз, другой и спросил очень серьезно: – Хотите нам помочь?

– Зачем об этом спрашивать, Олег Владимирович! – прямо-таки трагическим голосом воскликнул заведующий.

– Узнайте, пожалуйста, когда в Нижние Серги завозились папиросы «Дели», – попросил Чернов.

Заведующий на мгновение замер в недоумении, но, поняв, что Чернов не шутит, сразу схватился за телефонную трубку и нажал на звонок к секретарше. Когда та вошла, приказал, как будто отдал боевое задание:

– Караулкина ко мне! – И закричал в трубку: – Председателя райпотребсоюза!..

Выбрав паузу между очередным звонком, Олег Владимирович приложил руку к шляпе:

– Если результат удастся получить сегодня, позвоните мне. Я буду у себя до ночи. Пока!.. И вышел из кабинета.

…Участковые уполномоченные выкладывали ворохи всевозможных новостей, но Олег Владимирович не услышал ни одной, которая бы представляла оперативный интерес. Гостей за воскресенье в Нижних Сергах побывало много, но к вечеру они дошли до такого состояния, что большинство из них при всем желании не могли взобраться даже на кровать, не говоря о крыше.

Васюков, закончивший в паспортном отделении выборку лиц, вернувшихся из заключения, назвал и преступления, за которые они отбывали наказания. Таких, что крали из квартир, магазинов и складов по всему району, оказалось всего двадцать девять человек.

– За полгода, – уточнил Васюков. – Но и среди них я лично не вижу ни одного, который бы мог совершить сегодняшнее преступление.

– А вдруг они в тюрьме свои курсы повышения квалификации прошли? – пошутил кто-то.

Необычно громким показался телефонный звонок, длинный, с неравномерными короткими перерывами. Чернов схватил трубку и вытянул свободную руку, призывая молчать. Бросил только торопливо:

– Щипахин!.. – И в трубку: – Слушаю тебя!.. Так… – Взглянул на всех, вытянувших шеи в его сторону, улыбнулся: – Хорошо!.. Эх! А мы, деревенщина, недоперли… Чего же ты так?.. Ну, возвращайся. – И, положив трубку, коротко доложил: – Научно-технический отдел дал заключение, что следы на бумаге и в огороде за складом принадлежат одному и тому же человеку. Установили это с трудом, так как Щипахин по дороге умудрился расколоть слепок на три части. Ехал-то на грузовой!.. И еще: мы тут гадали насчет продольных штрихов на следе, обнаруженном в огороде, помните? Так вот: в научно-техническом отделе предполагают, что преступник поверх ботинок натянул носки, чтобы след был неясным. Понятно?

6
{"b":"3449","o":1}