ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великий Поход
Смертный приговор
Время не властно
Путы материнской любви
Долбящий клавиши
Знаки ночи
1984
Случайный лектор
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун

Все дело в том, что эта женщина для него запретный плод. А посему так прельщает. Будь все иначе, он бы и не посмотрел на нее. Зачем ему это избалованное, изнеженное существо, привыкшее к поклонению и не поднимающее головы от книжек?

Но что делать? Придется нести свой крест до конца. Он не может отказаться — не только из-за того, что это разобьет его надежды на возвращение титула и земель, но и потому, что безопасность Кьяры и ее брак с Дамоном сулят процветание королевству, а ведь он не враг своей родине.

Не станет же Ройс винить и осуждать своих добрых соотечественников за то, что им привычнее управляться с косами и мотыгами, нежели с мечами и копьями? Так или иначе, они заслужили мир и покой.

И его долг — помочь им, даже если для этого ему придется еще десять с лишним дней находиться в опасной близости к Кьяре, а также проводить ночи в одной с ней комнате.

Он прикрыл глаза. Интересно, может ли человек умереть от неутоленных желаний? И не случится ли это с ним раньше, чем он выполнит свою миссию? Ему доводилось слышать какие-то рассказы о подобных вещах.

Неожиданно с его губ сорвался стон. Да, вне всяких сомнений, он обречен…

— Вам плохо?

Ройс открыл глаза. Кьяра стояла рядом с ним, склонив немного голову, и глядела на него с искренним сочувствием и беспокойством.

Он ответил не сразу. Его внимание привлекло ее платье — темно-синее, с глубоким вырезом, открывающим нежную белую шею, такую трогательную и беззащитную. Кьяра была без плаща, и взору Ройса предстала ее стройная фигура со всеми выпуклостями и изгибами. Девушка причесалась и убрала длинную косу, но несколько непослушных завитков ниспадали на лоб, касались щек, словно ожидали, что кто-то уберет их на законное место.

Черт возьми! Если бы он не был твердо уверен в обратном, то решил бы, что она собралась ввести его в соблазн. Ему захотелось вдруг, чтобы она распустила косу, и он увидел, как ее светлые, источавшие пряный аромат волосы упадут, окутают бедра. А каковы эти пряди на ощупь? Что, если дотронуться?..

— Я чувствую себя прекрасно, — солгал он. — Вы управились на удивление быстро.

— Старалась, — холодно ответила она. — Боялась, что вы ворветесь без стука и потащите меня к столу, как изволили пригрозить.

Ройс промолчал. Хорошо, что в комнате больше никого не было, ибо вид Кьяры, ее поступь, манера говорить сразу выдавали в ней женщину знатного происхождения. Несмотря на помятое платье, отсутствие короны и других украшений, она была принцесса до кончиков ногтей. Королева!

Он обязательно скажет ей об этом. Но сейчас ему хотелось только любоваться ею.

— Если бы вы немного промешкали, — произнес Ройс наконец, — я проглотил бы все, что здесь стоит.

— Вы даже не притронулись к еде.

— Я ждал вас.

Кьяра стояла по другую сторону дощатого стола, оглядывая то, что было на нем, щербатые деревянные скамьи. Он поднес ложку с супом ко рту, ожидая, что она сядет. Она все еще колебалась — занять место рядом с ним, ближе к огню, или усесться напротив?

Он молил Бога, чтобы она села подальше. Хватит с него сегодняшних мучений!

После некоторых раздумий девушка опустилась на скамью напротив него.

К счастью, суп еще не остыл. Ройс глотал его, не чувствуя, что обжигает горло: жар, пылавший в его крови, был во сто крат сильнее.

До него донесся аромат ее тела. Наверное, она заново умастила себя благовониями. Черт, если бы он знал, что она возьмет с собой эти флаконы, он бы выбросил их на снег еще там, у подножия монастырской горы.

— Что это? — Кьяра наклонилась над миской.

— Ячменный суп, — пояснил Ройс, стараясь смотреть только в миску. — Он немного отличается от жареного фазана, который подается на золотом блюде, но зато отменно набивает желудок.

Она понюхала суп, и в этот момент вошел хозяин с бутылкой вина и с каким-то блюдом на подносе.

— Вечер добрый, госпожа. — Он наполнил вином ее кружку. — Как вам понравилась ваша комната?

— Вполне. — Девушка одарила его чарующей улыбкой. — Там есть все, что надо.

— А как наша еда?

— Выглядит очень аппетитно, — весело ответила Кьяра.

— Спасибо на добром слове, госпожа. — Хозяин поставил на стол деревянную миску с вяленой бараниной и пошел к выходу. — Кликните меня, если что понадобится.

— Благодарю вас.

Ройс испытующе смотрел на нее поверх края поднятой кружки.

— Оказывается, вы умеете разговаривать с простым людом, — проговорил он.

— Все люди заслуживают хорошего обращения, — сдержанно ответила она и, нерешительно взяв сморщенный кусок мяса, осторожно откусила. — Кроме, пожалуй, самых отъявленных невеж.

— Извините, — примирительно сказал Ройс. — Просто благодаря хозяину гостиницы я увидел совсем другую Кьяру, о существовании которой и не подозревал.

— Может быть, вы наконец перестанете дразнить меня и вызывать на резкости? — Она отложила мясо и взялась за суп. — Буду вам весьма признательна, если дадите мне спокойно поесть.

— Прошу прощения, мадам. Постараюсь не забываться.

На этот очередной выпад она решила не отвечать и с аппетитом принялась за еду.

Ройс не мог отвести глаз от ее рта, от изящных движений рук, от мелькания розового языка.

Наверное, он снова застонал, потому что Кьяра с тревогой спросила:

— Все-таки вам нездоровится?

— Ничего подобного!

Он потянулся к хлебу и отломил большущий кусок, хотя нож лежал рядом. Кьяра не могла не заметить такого явного нарушения общеизвестных правил поведения и поинтересовалась:

— Вы чем-то расстроены? Почему вы терзаете несчастную булку?

Ройс чуть не поперхнулся и с яростью тихо проговорил:

— На вашем месте, миледи, я бы переменил тему разговора.

— Но я же просто спросила, отчего вы целый день так раздражены? Или озабочены? И если я в чем-то виновата…

«Да! Виновата! В том, что ты такая, какая есть. В том, что ходишь, выглядишь, ешь именно так, а не иначе. В том, что сводишь… нет, уже свела меня с ума!»

Вслух же Ройс произнес:

— Я озабочен лишь тем, чтобы вы поскорее окончили трапезу. — Он громко проглотил остатки хлеба. — Потому что нам необходим отдых.

Она хотела было возразить или о чем-то спросить, но решила этого не делать и примирительно, словно уговаривая капризного ребенка, сказала:

— Через минуту я управлюсь. Надеюсь, завтра утром у вас переменится настроение.

— Не обольщайтесь, — проворчал он.

Ее длинные ресницы устало опустились.

— Вы наслаждаетесь своей неучтивостью, Ройс?

— Каждый наслаждается как может, — ответил он с кривой улыбкой.

Кьяра со стуком положила ложку на стол.

— Вы и святого выведете из себя!

— Что ж, не всякому такое удается.

— Как противно и жестоко с вашей стороны! Никогда не встречала человека, который бы получал удовлетворение от того, что делает другому больно.

— Къяра, говорите тише и ешьте свой…

— Прекратите командовать! Весь день я только и делала, что выполняла ваши распоряжения и выслушивала грубости. С меня довольно! Или вы скажете, в чем я провинилась перед вами, или…

Он с досадой стукнул кулаком по столу.

— Вы ни в чем не виноваты! Больше я ничего не скажу.

— Спасибо и на этом. Словно камень с душ свалился. Но позвольте не поверить вашему обещанию ничего не говорить. Через минуту-другую вы снова обрушитесь на меня с обвинениями, хотя сами…

— Будьте осторожны, Кьяра! Если я начну перечислять…

— Мои грехи? Ах, оставьте. Они ни в какое сравнение не идут с тем, что я насмотрелась всего за один день. Ваши манеры, ваш…

— Придержите язык, миледи. Вам ли говорить о других? С вашей избалованностью, с вашим полным незнанием людей и неумением вести себя с ними… Вы всегда думали лишь о собственном удобстве и нарядах.

На сей раз ее ладонь с сиХой опустилась на доски стола.

— Как вы смеете? — прошипела она, широко открыв глаза. — Вы, неотесанный мужлан, вы…

— Приятного вечера, — донеслось до них с порога. — Можно к вам присоединиться?

18
{"b":"345","o":1}