ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Резня на Сухаревском рынке
Ведьме в космосе не место
Третье пришествие. Ангелы ада
Lagom. Секрет шведского благополучия
Эффект Марко
Баллада о Мертвой Королеве
Потерянные девушки Рима
Да будет воля моя
Создатели

Несколько командиров дворцовой гвардии подбежали к Кристофу за дальнейшими распоряжениями, и он, бережно отстранив сестру, обернулся к ним. Она же отвернулась к стене и стала поспешно стирать с лица следы недавних слез, памятуя, что негоже им с братом проявлять слабость и тем более выказывать страх или просто неуверенность в присутствии подданных.

Кристоф заговорил с ними, и голос его звучал твердо и спокойно.

— Я хочу, чтобы вы, — сказал он, — обогнули замок и всех людей, кто находится сейчас там, впустили внутрь. Тех же из них, кто в состоянии держать в руках оружие, пришлите сюда ко мне… А ты, — приказал он одному из подошедших, — проводи принцессу в ее покои и удостоверься…

— Кристоф, — произнесла Кьяра, повернувшись к нему и притронувшись к его рукаву, — отец прав. Ты его наследник и должен оставаться им, что бы ни случилось. — Ее взгляд задержался на ночном небе, к которому вздымались языки пламени. — Кристоф, — продолжала она, — ты куда нужнее для нашей страны, нежели я, и умоляю тебя… — Она замолчала: так учащенно билось сердце. — Умоляю, пойдем со мной. Потому что именно ты должен находиться в безопасности. Сейчас, когда…

— Нет, Кьяра! — прервал он ее. — Мой долг быть здесь, у этих стен. Возле главных ворот, у подъемного моста. Враг атакует их в первую очередь!

Взгляды собеседников встретились. В светло-карих глазах брата и сестры сквозили бесконечная любовь и забота.

— Иди же, моя маленькая певчая птичка, — пробормотал он, прибегая к прозвищу, привычному для обоих с детства. При этом его рука гладила длинную косу, спускавшуюся по ее спине. — В Шалоне ведь только одна принцесса. Об этом тоже не надо забывать.

— И у нее всего один брат, — в отчаянии почти беззвучно прошептала она.

Внезапно земля под ними задрожала, да так сильно, что Кьяра не смогла устоять на ногах. Казалось, в недрах горы проснулся и зашевелился спавший там до поры до времени великан.

— Что это? — вскрикнула девушка.

Ее брат не удержался от проклятия.

— Черт побери! Катапульта! — воскликнул Кристоф. — Они бьют из катапульт по воротам. Во имя всего святого, неужели им удалось втащить их на склон? — Он помог сестре подняться с земли и повернулся к гвардейцам. — Отправляйтесь на свои места и выполняйте мои приказы. Я позабочусь о принцессе.

— Но, Кристоф… — проговорила она.

— Довольно, Кьяра! Как думаешь, что сделают с тобой наемники Дамона, если ты попадешь им в лапы?

Девушка содрогнулась. Представить это было немыслимо, и все возражения застряли у нее в горле.

Крепко взяв сестру за руку, он повел ее вдоль крепостной стены, стараясь держаться подальше от вражеских стрел, сыпавших градом с огнедышащего неба.

Кьяра оглянулась на сторожевые башни у ворот.

— Почему бы нам не войти внутрь? — спросила она.

— Потому что они заперты снаружи, — ответил брат, стиснув зубы. — Понимаешь? Чтобы каждая башня представляла собой отдельную маленькую крепость. Так придумал в свое время мой добрый друг Ройс. Ты наверняка почти не помнишь его, он ведь давно был вынужден уехать отсюда. Мне его очень…

Туча стрел, пролетевших над ними, заставила Кристофа замолчать и ускорить шаг.

— Как бы я хотел, чтобы Ройс сейчас находился здесь, — добавил он немного погодя. — Это был опытный воин, несмотря на его молодые годы, и надежный друг.

Кьяра действительно с трудом вспомнила человека, о котором говорил брат. Кажется, тот таинственно исчез года четыре назад, но спрашивать о причинах исчезновения сейчас не с руки, и вообще было не до разговоров, ибо они оказались на совершенно открытом месте, и Кристоф заставил ее бежать что было сил.

Они благополучно достигли двери в стене, Кристоф отпер ее и втолкнул сестру внутрь.

— Отправляйся в потайную комнату, — сказал он ей, — ту, что в восточном крыле. И запри ее за собой.

Девушка послушно кивнула и, превозмогая отчаяние, посмотрела ему в лицо. Кристоф смахнул уголек с ее щеки, заправил ей за ухо непослушную прядь волос.

— Мир придет в наше королевство, Кьяра, — произнес он. — Обещаю тебе. Наступит день, и в Шалоне будут покой и процветание. Клянусь!

Кристоф обнял ее и прижал к груди.

Как не жаль отпускать его, но она понимала: брат должен исполнить свой долг, а ей остается только одно — ждать и надеяться. И молиться…

— Бог в помощь, Кристоф.

Он улыбнулся и ушел. Девушка какое-то время смотрела ему вслед — короткими перебежками брат продвигался туда, откуда доносились звуки сражения, где полыхало зарево пожаров, мелькали огни факелов, делавшие ночь неестественно светлой, где сыпались с небес стрелы и ядра катапульт.

И вот она больше не видит своего брата. Он скрылся во тьме.

Но что это? Боже!

Внезапно земля задрожала еще сильнее, чем прежде, и огромный кусок крепостной стены рухнул как раз в том месте, где только что находился Кристоф. Груда обломков накрыла всех, кто там был, и ее брата в том числе. Единственного брата!.. Которому отец строго-настрого запретил выходить из замка. Принимать участие в битве. Чтобы тем самым сохранить своего преемника.

А теперь он там — погребен под грудой развалин. Нет!

— Кристоф! — закричала Кьяра и, позабыв об опасности, бросилась к пролому в стене, рыдая и выкрикивая его имя.

Не успела она добежать, как из бреши, проделанной ядрами, показались вражеские воины — наемники принца Дамона.

Он одержал победу. Неприступный замок Шалон пал.

Глава 1

Одна, в верхних покоях замка, где обычно располагался ее отец, Кьяра сидела с раскрытой книгой в руках, скорчившись, на широком каменном подоконнике. Пламя неяркой сальной свечи освещало желтоватые страницы. Немного ярче был свет луны, он лился с зимнего неба через витражи и падал красными, синими и зелеными пятнами на бархатные юбки девушки и покрытый тростниковыми циновками каменный пол.

Сняв с головы украшение в виде маленькой, усыпанной бриллиантами короны, Кьяра прижалась лбом к стеклу, и от ее дыхания оно слегка затуманилось. Сквозь незамутненный треугольник рамы она видела освещенные луной горные вершины, покрытые снегом, звезды на чистом голубом небе, а также… недавно отстроенный кусок крепостной стены. Взамен того, рухнувшего под ударами ядер.

Лишь несколько дней назад каменщики окончили свою работу, которая заняла около пяти месяцев. Там же в один из уложенных камней был вделан небольшой медный крест, обозначивший место гибели Кристофа…

Рыдания, подступившие к горлу — в который уже раз! — она сумела подавить. Но сердце, ее бедное, истерзанное сердце, обливалось кровью.

Сейчас, глядя на тихие крепостные стены, на безлюдные парапеты, трудно было представить, что совсем недавно здесь кипела битва, что ее отец и она сама были захвачены врагом в плен и провели целый месяц на положении узников в собственном замке. Что столько жизней было унесено…

Кьяра потерла сухие покрасневшие глаза, в которых больше не было слез: она все их выплакала.

Какой мирной кажется земля там, внизу! Каким покоем дышит каждый камень! Даже если не так давно он был обагрен кровью.

Но былого не воротить. Надо смотреть правде в глаза: да, они потерпели полное поражение. И что еще ужаснее — погиб ее брат, наследник престола. Отец, когда ему сказали об этом, упрекнул ее, что она повинна в его гибели.

С этим страшным обвинением Кьяра и живет с той поры, зная, что, помимо прочего, ей не избежать предопределенной для нее печальной участи. Ведь она должна вскоре…

Негромкий стук прервал течение ее мыслей. Кьяра испуганно посмотрела на широкую дубовую дверь, отделявшую большую комнату для приемов, где она сейчас находилась, от еще большей по размерам залы. Потом вновь отвернулась к окну, решив не отвечать на стук. Никто не знает, что принцесса здесь: она не приказывала зажигать факелы у входных дверей или растапливать очаг. Просто затворила за собой дверь, желая побыть в одиночестве.

Ведь это последний ее вечер, последняя ночь, которые она проведет в родном жилище — единственном месте, где ей довелось жить до сих пор.

2
{"b":"345","o":1}