ЛитМир - Электронная Библиотека

Дышит ли она? Непонятно.

В горле у него пересохло, он зачерпнул горсть снега и засунул себе в рот. Потом встал на ноги. Что же делать? Кьяра легкая как перышко, но если придет в себя и пошевелится… Если один из корней, одна из веток надломится…

Ройс подошел к обрыву и взглянул вниз. Темная пропасть. Куски льда и глыбы острых камней.

«Нет, я ни за что не оставлю тебя здесь, моя принцесса!»

Он подхватил щенка и быстро заковылял вниз по тропке, проторенной собственными ногами — надо спешить, надвигается ночь, — туда, где оставил коня.

Как и у Антероса, у него была повреждена левая нога, он хромал, рваная туника почти не грела, но он не думал ни о себе, ни о коне, который поджимал ногу и тихо ржал.

Укладывая щенка в корзину, Ройс не забыл поблагодарить его, но завязал так, чтобы тот не мог выскочить. Потом схватил один из мешков и вытащил оттуда горное снаряжение: веревки, башмаки, ледоруб.

Сменив обувь, он обвязал одну из веревок вокруг пояса и, припадая на ногу, пошел вверх, к обрыву. Осмотрел растущие там молодые деревца и заскрежетал зубами от отчаяния: ни к одному из них нельзя привязать веревку — ни одно не выдержит даже тяжести Кьяры, не говоря о нем самом. Но тут новая мысль пришла ему в голову. Антерос! Конь-тяжеловес. Правда, он ранен, бедняга, но что поделаешь. Придется и ему потрудиться.

«Извини, дружище, — сказал Ройс, ведя его под уздцы к обрыву, — я знаю, у тебя болит нога… Кстати, она не сломана, я проверил… Но ты сейчас нужен мне, как никто на свете».

Крепко обвязав веревкой огромный круп коня, Ройс сделал кольцо на другом ее конце и прицепил к своему поясу. Опустив поводья на землю, он долго смотрел в глаза Антеросу, мысленно моля его сделать все для спасения Кьяры: «Стой как вкопанный, парень. Ничего не пугайся, не шевелись. Ты понял? И не дай тебе Бог приблизиться к обрыву».

Еще раз проверив узлы веревок, Ройс направился к краю скалы. Остановившись на какое-то мгновение, задержал взгляд на неподвижном теле Кьяры и, оглянувшись на Антероса, натянул веревку и стал осторожно спускаться. Острые шипы ботинок помогали находить опору в почти отвесной стенке и замедляли скорость спуска. Глаза его были устремлены вниз, на ложе из корней, находившееся примерно в пятнадцати футах.

Он преодолел уже две трети расстояния, когда до него донесся тихий стон.

Она жива!

— Кьяра, — прошептал Ройс, боясь повысить голос, — Кьяра, ради всего святого, не шевелись!

Должно быть, она не расслышала его слов за шумом ветра или потому, что еще не пришла в себя. И, снова застонав, пошевелилась и двинула рукой, как бы желая плотнее запахнуть плащ.

Корни и ветви под ней угрожающе колыхнулись.

— Кьяра, не двигайся! — крикнул Ройс во все горло. — Лежи спокойно!

Девушка подчинилась, еще не открыв глаз, не отдавая себе отчета в том, где она и что с ней случилось. Когда же спустя мгновение осознала это, выражение безумного ужаса появилось на лице, и она приоткрыла рот, собираясь закричать.

— Я уже рядом, — проговорил Ройс, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. — Все будет хорошо, Кьяра. Обещаю…

Он с большой предосторожностью спустился еще немного и оказался возле нее.

— Держись, Кьяра. И не смотри вниз.

Принцесса, видимо, так до конца и не поняла, что происходит, но схватилась за корни мертвой хваткой.

Ройс мог уже достать до нее, но боялся, что любое неосмотрительное движение нарушит хрупкое равновесие — и все будет кончено.

— Кьяра, дай мне руку. Только осторожно. Осторожно!

Господи, как свирепо гудит ветер, словно противится ее спасению!

— Кьяра, руку.

Она застыла, как кролик перед змеей, едва дыша, с остекленевшими глазами.

Ветер продолжал свирепствовать, корни грозно скрипели, напоминая, что времени на размышления и разговоры не остается.

— Черт побери, женщина! — рявкнул он. — Я не собираюсь тебя терять! Слышишь, что я говорю? Хватай меня за руку!

Его ярость вывела Кьяру из оцепенения. Она, казалось, поняла наконец, что Ройс совсем близко, и протянула руку. И вот уже он надежно держит девушку и обвязывает ее веревкой.

Теперь все зависит от Антероса. Выберутся они на поверхность или камнем полетят вниз, окончив свои дни в этом ущелье?

— Не бойся, я с тобой. — Ройс говорил с ней неестественно ласковым, успокаивающим тоном, как с несмышленышем. — Мы выберемся, малышка. Мы будем жить.

Он уже собрался подняться вместе с ней наверх, когда понял, что корни и ветви не хотят ее отпускать — плащ и волосы намертво сплелись с сетью, захватившей ее в плен и тем самым спасшей жизнь.

Не говоря ни слова, Ройс расстегнул у нее на горле цепочку, на которой держался плащ, затем отцепил от пояса ледоруб. и заостренным концом решительно отрезал несколько длинных прядей ее волос.

— Прошу прощения, миледи, — пробормотал он, завершив операцию.

Кьяра вырвалась из плена. Теперь они свободно качались на веревке над бездной.

— Крепче обхватите меня. И не смотрите вниз.

Девушка безмолвно подчинилась. Она не произнесла еще ни слова с той минуты, как открыла глаза.

Он начал подъем, подтягиваясь на веревке, упираясь ногами в скользкую стенку скалы. Но подниматься вдвоем было трудно. Почти невозможно. Эх, Антерос! Если бы старина сообразил отступить подальше и натянул веревку! Но умное послушное животное упорно стояло на месте, что было уже хорошо. Да что там хорошо — лучше некуда!

Путники были уже у самой кромки обрыва. Оставалось перелезть, преодолеть опасную черту — и они будут спасены.

Усилие, еще одно. И вот Ройс с Кьярой стоят на вершине скалы.

— Поздравляю, миледи.

Ройс от души возблагодарил сейчас всех: Антероса, Геру, самого себя, милосердного Бога, веревки, шипы ботинок…

Он крепко прижимал к себе ее легкое тело, чувствуя, как быстрее побежала кровь в жилах, как постепенно пришла в себя та, кого он чудом спас.

— Я думал, что потерял вас навеки, — глухо проговорил он, касаясь копны ее волос губами. — Если бы вы не нашлись…

— Ройс, — произнесла она, и он не сразу узнал ее голос. — Ройс, не отпускайте меня, прошу вас.

Девушка тряслась, прижимаясь к нему, обхватив его за шею. Он закрыл глаза, зарывшись в ее волосы.

Так они стояли достаточно долго, опутанные веревками, с закрытыми глазами.

Ройс очнулся первым и стал развязывать веревки.

— Вы замерзнете без плаща, — пробормотал он, — у меня в одном из мешков…

Он замолчал. Второй раз в течение этого ужасного дня что-то блеснуло у него перед глазами. Опять сверху, с горного склона. Теперь Ройс не сомневался: это был щит.

Его держал в руках всадник, только что показавшийся на тропе высоко наверху.

К нему присоединились еще трое конников.

Какое-то время они неподвижно стояли там, словно изваяния, резко выделяясь на фоне темнеющего неба. Потом начали быстро, насколько позволяла тропа, спускаться по склону.

— Господи! — вскрикнула Кьяра. — Вы видите? Кто это?

— Мятежники, — коротко ответил Ройс.

Его первым порывом было готовиться к отпору. Ничего, что у него нет меча. Он будет защищать Кьяру голыми руками.

Но ведь это безнадежно. Их четверо, и они вооружены. Ройс схватил ее за руку, бросился к Ан-теросу, но вспомнил, что тот охромел.

Значит, им никуда не уйти.

Спасения нет.

Глава 11

Кьяра не сводила глаз с четырех всадников, которые неуклонно приближались к ним. Кругом стояла полная тишина. Все было похоже на кошмарный сон: только что она висела над бездной и чудом спаслась, теперь — еще одно страшное испытание. Скорее бы проснуться!

Но, может быть, все не так ужасно? Возможно, это местные жители? Вполне мирные люди.

— Почему вы решили, что они враги? — спросила девушка. — А вдруг в их намерения входит предложить нам помощь?

— Они уже пытались убить нас, миледи, — ответил Ройс. — Нам следует спешить!

— Но куда?

Вместо ответа Ройс поднял с земли один из мешков, схватил арбалет, который был прикреплен к седлу, и вложил все это в руки Кьяре.

32
{"b":"345","o":1}