ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пускай уж лучше нами правит монах, чем дьявол! — воскликнул Хедвин, его молодой напарник.

— Но где сейчас принц Матиас? — спросила Кьяра. — Вам что-нибудь известно?

У нее голова шла кругом: Дамон, Матиас, вероятное соперничество между братьями. А она? Какова ее роль во всем этом? И что ей самой следует делать? Как поступить?

— Мы пока не знаем, где находится принц, — со вздохом сказала Мириам. — Но мы его обязательно найдем. И вы, ваша светлость, поможете нам в этом.

— Я? — воскликнула Кьяра. — Но как?

— Что вам мешало направить гонцов в Рим? — спросил Ройс. — Куда он отправился на богомолье.

— Так утверждает Дамон, — ответил Тейн. — Но те, кто уже искал Матиаса, не верят этому. Поиски длятся почти год, и его нигде не могут найти. В том числе в Риме.

Ройс содрогнулся от ужаса. Он пожалел еще одного хорошего человека, ставшего жертвой злобного дьявола в людском обличье.

— Не хотят верить, — уточнил Тейн. — И, значит, надеются.

— Да, мы надеемся, — подтвердил Ярек. — Ведь даже у такого чудовища, как Дамон, есть преграды.

— Какие же? — спросил Ройс. — Неужели совесть?

— О нет, милорд. Обыкновенный страх. Страх смерти и то, что он попадет прямехонько в ад. Одно дело — убивать врагов, даже мирных жителей, и совсем другое — поднять руку на собственного брата. Люди, хорошо знающие Дамона, считают, что такое даже ему не под силу.

— Поэтому, — добавил Хедвин, — мы думаем, что скорее всего нашего принца Матиаса держат в заключении.

— Но где? — спросил Ройс. — У вас есть хоть какие-то предположения?

— Наши совместные поиски, — сказал Тейн, — привели в Рудные горы. Не только поиски, но и слежка. Один из наших тюрингских друзей долгое время был соглядатаем во дворце Дамона и сумел извлечь из его разговоров с близкими людьми кое-какие ценные сведения. Правда, сам он поплатился за это жизнью, потому что вызвал подозрения у принца. А тому больше ничего и не надо.

— Смерть его была страшной, — добавил Ярек. — Наш принц умеет и любит расправляться с людьми.

Все задержали взгляд на двух стражниках, как бы представляя себе, чем те рисковали и рискуют каждодневно, в том числе и сегодня ночью.

— Рудные горы, — задумчиво произнес Ройс. — Они печально знамениты своей непроходимостью. Даже если знать, в каком месте прячут Матиаса, добраться туда будет нелегко.

— Потому нам не помешает помощь одного опытного скалолаза, — произнес Карл. — У которого к тому же мы нашли очень неплохое снаряжение в одном из мешков.

Ройс вскинул голову:

— Ага, вы его забрали? Тогда, наверное, можете сказать, что сталось с моим конем?

— Мы оставили его в селении Васау у своих людей, — ответил Ландерс.

— Я хочу получить его обратно.

— Нет ничего проще, милорд.

— А мой щенок? — воскликнула Кьяра. — Вы заметили там маленькую собачку? В корзинке.

— Это очаровательное существо тоже спасено, принцесса, — с улыбкой сказал Тейн и, став серьезным, добавил, обращаясь к Ройсу: — Вас, милорд, мы, конечно, не станем задерживать здесь насильно. Вы вольны в своих поступках, но мы просим помочь нам в розысках принца Матиаса.

Ройс колебался лишь одно мгновение, раздумывая, не ухудшит ли он своим отказом положение Кьяры. Но сразу же сказал самому себе, что и без него противники Дамона действовали и будут действовать. А посему он должен откликнуться на просьбу Тейна и помочь ему ради своей страны, ради самого Матиаса, кто был столь великодушен к его погибшим родным. А возможно, и ради Кьяры.

Он взглянул на нее и произнес с едва заметной усмешкой:

— Ваша светлость, надеюсь, вы простите мне, если с этой минуты я встану в ряды мятежников?

Она ответила встревоженным взглядом, а мужчины разразились восторженными криками, после чего Мириам обратилась к своей госпоже с такими словами:

— У вас, ваша светлость, тоже задача не из легких. Вам надо попытаться узнать, и как можно скорее и точнее, куда же все-таки упрятал принца Матиаса его «любящий» братец.

— Подождите! — повелительно произнес Ройс. — Сначала вы пытались всеми способами похитить принцессу, а теперь хотите вернуть ее Дамону и подвергнуть новым испытаниям? Почему ей не остаться пока с вами, в безопасности? А уж потом можно решать, что делать дальше. Пускай считается, что она в плену у мятежников.

— Милорд, — невозмутимо ответил ему Тейн, — вы совершенно правы. С одной стороны. Мы ведь, как вы знаете, так и хотели сделать. Но, не без вашего участия, дело повернулось по-другому, и ее светлость уже прибыла ко двору Дамона. Там она и должна теперь оставаться, ибо… — Он поднял руку, призывая Ройса к спокойствию, так как тот собирался возразить. — Ибо, если принцесса исчезнет прямо из дворца, это возбудит подозрения и дикий гнев Дамона и, несомненно, помешает нашему делу. Свадьба намечена через десять дней, и за это время каждый из нас должен сделать все, что может. Мириам сжала руки Кьяры.

— Ваша светлость, сейчас многое, если не все, зависит от вас. Только умоляю, будьте осторожны: Дамон очень подозрителен. Хотя кому, как не вам, положено интересоваться его родней.

— И все равно риск слишком велик, — процедил сквозь зубы Ройс. — Я не могу позволить принцессе…

Казалось, никого не удивил властный тон Ройса. В том числе саму принцессу. Ей нравилось, что Ройс так тревожится о ней. Отняв свои руки у Мириам, девушка сказала, стараясь сохранять спокойствие:

— Ройс, они правы. Меня Дамон может заподозрить в последнюю очередь. Если кто-то и сумеет разузнать у него то, что необходимо, это, наверное, только я.

Ройс повернулся к Тейну:

— Тогда хотя бы не оставляйте ее одну! Я тоже вернусь по дворец и буду ее охранять.

— Милорд, вы не можете туда вернуться, — ухмылкой напомнил ему пожилой стражник. — Ведь мы с Хедвином убили вас и сбросили со скалы. Разве вы уже забыли об этом?

Ройс пробормотал про себя проклятия. Они успели хорошо продумать свои действия!

— Она будет не одна, — попыталась успокоить его Мириам. — С ней буду я.

— Мы тоже рядышком, — заверил Ярек.

— И я уже не то беспомощное существо, что иеделю назад, — негромко сказала Кьяра, глядя на Ройса. — Теперь я намного сильнее, чем раньше. Верь в меня, Ройс, и не тревожься.

Он не сдержался и привлек ее к себе. Но тут же отстранился, вспомнив, что они не одни.

Его взгляд встретился с глазами Тейна. Мужчины некоторое время пристально смотрели друг на друга, и Ройс видел: тот хорошо понимает, что он беспокоится сейчас не о принцессе, но о женщине, которую любит.

Подойдя вплотную к Тейну, Ройс спросил вполголоса:

— Если мы найдем Матиаса и если он согласится и сумеет сесть на трон вместо Дамона, каким видите вы будущее принцессы?

— По нашему замыслу, — ответил тот тоже тихо, — свадьба все равно должна состояться, как определено соглашением. Чтобы в будущем наши страны жили в мире и согласии. Только супругом станет уже другой принц.

Кьяра не то услышала, не то догадалась, о чем они говорят, и, приблизившись к ним, печально сказала:

— Ни у кого из нас нет выбора в этой жизни. Мы должны делать то, что предписано судьбой.

— Это так, ваша светлость! — согласился Тейн, глядя на нее с сочувственной улыбкой. — Есть вещи, которых не изменить.

— Но вы-то сами, — проговорил Ройс, сдерживая ярость, — замыслили все-таки кое-какие перемены. Значит, бывает и по-другому.

На этом разговор иссяк. Все было уже сказано, добавлять нечего. Что ж, пронеслось в голове у Ройса, если все получится, как задумано, то по крайней мере супругом Кьяры станет не полубезумный тиран, а достойный человек, и оба государства, Шалон и Тюрингия, смогут жить по-добрососедски. А что касается его самого… Не случайно ведь совсем недавно у него вырвалась фраза: «Принцессы не выходят замуж за обыкновенных баронов». Да, у принцесс другое предназначение, они еще меньше могут распоряжаться собой, чем прочие смертные.

— Ваша светлость, — раздался голос Мириам, — нам пора во дворец.

48
{"b":"345","o":1}