ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, Гуннар, перехожу к бегу на месте. Набрав в грудь воздуха, я встал на цыпочки и попробовал перейти на стариковскую трусцу.

БАМ— М-М! Я вмазался в дальнюю стену с такой силой, что искры бы из глаз полетели -будь это в реальности. А так я ничего особенного не почувствовал, кроме легкого сотрясения в области э-э-э… грудной…

— Фьють! — присвистнул Гуннар. — Придержи коней, парень! Ну, как, получил кинетическую отдачу от лифчика?

— Угу. — Черт, зря мы не переименовали эту хреновину как-нибудь попристойнее… — Кстати, это я просто трусцой пробежался. Ты случаем не можешь засечь время на моем следующим забеге?

— Минутку, — раздалось клацанье клавиш. — Все, таймер включен. Стометровка сойдет?

— Ага. Иду на рекорд. Скажи, когда будешь готов.

— На старт, внимание… МАРШ!

Будь дальняя стена изготовлена не из самого виртуально-твердого материала в виртуальной вселенной — а, к примеру, из обычного цельного слитка закаленной стали в шесть футов толщиной, — я прошиб бы ее насквозь.

— Неслабо! — У Гуннара аж дух перехватило. — Ноль-запятая-два-пять-один-семь… — Макс, ты вышел за звуковой барьер! (Пауза). Ма-акс, ау?

— Все нормально. Просто… понимаешь, когда я о стену стукнулся, неприятные ощущения были — но не такие уж и сильные. Похоже, тут стоит какой-то хитрый амортизатор. — Я дотошно отсканировал свое виртуальное тело на предмет возможных разрушений. Ничегошеньки — даже рубашка не помялась. — Ладно, теперь многогранники, — Осторожно ступая, я прошел в виртуальный угол, к подножию нашей горы многогранников и погрузился в размышления о том, с чего бы начать.

Тест с многогранниками мы придумали в последний момент, дабы проверить новый интерфейс в плане манипуляций с предметами. Смонтировали штук триста многогранников разной величины — от бейсбольного мяча до «фольксвагена» — и свалили их в углу нашего виртуального полигона. Буквально в последнюю секунду мы сообразили, что осязание интерфейса тоже неплохо опробовать. Надергали из библиотеки с десяток первых попавшихся текстур и налепили на все объекты, до которых смогли дотянуться.

И потому теперь я стоял перед горой из сучковатых сосновых кубиков, отполированных мраморных тетраэдронов, футбольных мячей из змеиной кожи и как минимум одного додекаэдрона из сырого мяса. Коэффициенты плотности и массы мы тоже раскидали, как бог на душу положил. К примеру, вот эта маленькая хромированная пирамидка у моих ног весила столько, что в реальности мигом прорвала бы ткань пространства-времени и вывалилась незнамо куда.

Я пнул пирамидку ногой. Она отлетела футов на тридцать.

— Макс? — раздался в моем ухе оклик Гуннара. — Ты что, вправду…

— Вправду. — Я нагнулся, схватил гранитный шар для кегельбана и зашвырнул его в дальний конец нашего стометрового зала. Шар вмазался в стену и разбился вдребезги. — Либо мы с калибровкой начудили, либо… тогда вообще ни фига не понимаю. — Я взобрался на гигантский куб из меха енота и начал ощупывать все, что мне попадалось под руку. — Осязательные ощущения очень четкие. Любую текстуру на ощупь узнаю.

Тут у меня в мозгу что-то щелкнуло, и я с особым тщанием пошевелил пальцами ног, ощупывая мех.

— Я даже ногами все чувствую — очень странно, если учесть, что подошва у моих ботинок толстая.

Заприметив десятью футами выше еще одну интересную текстуру, я забрался на икозаэдрон из молочного шоколада, чтобы до нее достать.

— Я могу… — Ой блин, нескольких дюймов не хватает. — Я могу… — Ухватившись за вершину некого невесть-сколько-гранника, я подтянулся повыше. — Я могу…

— ОСТОРОЖНО! — заорал Гуннар. Вершина обломилась. Что-то оторвалось и покатилось под горку. Вдогонку устремилось другое «что-то», и вся куча многогранников начала разваливаться. Я спрыгнул с нее.

И рикошетом отскочил от потолка. Я ударился о пол в дальнем углу комнаты, бильярдным шаром отскочил от двух бортов и вновь поцеловался с потолком. Заметив, что меня несет обратно в самую гущу многогранного оползня, я взбунтовался и решил остановиться. В воздухе.

— Э-э-э, Хьюстон? — вопросил я. — Как видимость?

— Видимость отличная, дружок, — ответил Гуннар. — Вы… э-э-э… оказались в эпицентре локальной гравитационной аномалии… э-э-э… — Тут Гуннару надоело копировать глас НАСА. — Ох, Макс, сукин ты сын. Ты же… летаешь!

— Ага. Мне так тоже кажется. — На секунду-другую я задумался о своем местоположении. И испугался, что случится, как в мультике: как только до меня дойдет, что мои ноги ни на что не опираются, я свалюсь на пыльное дно каньона. Выбрав точку на почтительном расстоянии от беспокойных многогранников, я тихо-мирно совершил мягкую посадку — с грациозностью Барышникова в длинном прыжке. Мне мучительно захотелось раскланяться перед публикой.

Публика — в лице Гуннара — обалдело пыхтела.

— Ты взлетел, парень!

— Ну да. — Я угробил еще пару секунд на любование своим виртуальным телом, продумал до конца свою новую идею и распахнул виртуальное окошко, из которого выглядывало лицо Гуннара. — Слушай, помоги мне проверить на практике одну фишку. Можно сказать, что я преодолел стометровку… э-э-э… быстрее, чем пуля?

Блин. Я и забыл, что тема оружия всегда вгоняла Гуннара в режим буквализма. Почесав подбородок, он принялся вычислять:

— Ну, если стреляли из обычного ружья или пистолета, тогда да, — сообщил он. — А вот если 357-й «магнум» взять или там…

— Не важно. Следующий вопрос. Судя по результатам испытаний, с чем ты мог бы сравнить мою мощь?

— Гм-м-м-м, — загудел Гуннар. — Щас посчитаем: одна лошадиная сила равняется пятистам пятидесяти футо-фунтам в секунду…

— Оставь арифметику, — помотал я головой. — Скажи мне одно — как ты думаешь, меня можно поставить на одну доску с локомотивом? В плане мощи?

— А локомотив — это что? — обалдел Гуннар. Ой мама, как горох об стенку.

— Последний вопрос. Ты не мог бы мне здесь отзеркалить какое-нибудь высокое здание? Я хочу проверить, смогу ли через него перепрыгнуть одним махом.

— Погоди. — Отвернувшись, Гуннар начал долбить по клавишам. — Ага. Есть Белый дом, пирамида Хеопса и «Крайслер-Билдинг». Все должны поместиться. Какое выбираешь?

Бывали моменты, когда я не мог понять — дурак Гуннар или просто прикидывается.

— Ладно, давай сначала. Быстрее пули? Мощнее локомотива? Одним махом перепрыгивает через небоскребы? У тебя это совсем ни с чем не ассоциируется?

— Ассоциируется, — пробурчал Гуннар. — С уголовным делом. А теперь, если тебе уже надоело — Правильный ответ «Супермен». — Примеч. пер. невесть с кем хренами меряться, не соизволит ли твое высочество перейти к финальному этапу испытаний? М-да, скучный он тип, этот Гуннар.

— Да, мамочка.

— За «мамочку» ответишь, — ухмыльнувшись, Гуннар вновь занялся клавиатурой. Я пришел к выводу, что его ухмылка в левом правом углу поля зрения действует мне на нервы, и закрыл окно. С полминуты слышалось только «тук-тук-тук» клавиш…

— Есть связь с Сетью. Надо бы… — Поправка, есть коннект (пауза). Ноль нестандартных сигналов от интерфейса — и еще одна долгая, напряженная, ни вдоха ни выдоха, пауза. Мы рассудили, что, если интерфейс запрограммирован на функцию тайного маяка, он выдаст мое местоположение либо в первые тридцать секунд работы он-лайн, либо в особых, неведомых нам условиях.

Тридцать секунд истекли. Сирены так и не взвыли.

— Ништяк, — произнес Гуннар, — вроде стабильно себя ведет. Сейчас открою тебе канал… три-два… один… — В дальней стене, чуть выше пола распахнулось круглое светящееся отверстие. Два метра в диаметре.

— Вижу, — отозвался я. — Портал открыт. Что делать?

— А ты как думаешь? — пробурчал Гуннар. — Иди на свет. Макс.

Первые несколько метров я прошел пешком, осторожно переставляя ноги. Затем решил зря дурака не валять — буду летать, пока сил мне это не выматывает… Подпрыгнув над виртуальным полом, я раскинул руки и тихо поплыл к свету, совсем как…

Ну да, ну да, совсем как тот парень в плаще… Признавайтесь — вам ведь тоже втайне хотелось уметь вот так летать?

40
{"b":"3451","o":1}