ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отвернувшись от иллюминатора, я взглянул на Гуннара:

— Интересно, чем Кертису так насолили тематические парки? «Ковбой-ленд», «Мезозойский шоппинг», «Артериальный парк». Может, в детстве он пережил психическую травму в Диснейленде?

Гуннар лишь пожал плечами.

— Нашла! — донесся откуда-то снизу голос Элизы.

— Давно пора! — прокомментировала Реба, спускаясь из штурманской рубки. — ПРИПЛЫЛИ! — В корпус субмарины с силой врезался первый лимфоцит. Швы полопались. Заклепки повылетали. Уворачиваясь от взрывающихся хлопушек и тугих струй желтовато-белесой плазмы, мы попрыгали в дверь в полу и…

*вспышкаЩЕЛК! *

— Ага, — взревел Гуннар, — так-то лучше! — поглаживая массивную двустволку, он уставился в густые, окутанные туманом тропические заросли, высматривая, кого бы подстрелить. — «Джиббс» 505-го калибра, ребятки! Эта малютка свалит даже атакующего носорога!

Пятясь, встревоженно разглядывая деревья, к нам вернулась Элиза.

— А против тиранозавров она годится? — шепотом спросила она.

Гуннар вновь переключился в режим «Эксперт-оружейник».

— Сложно сказать. Если подобрать подходящую дробь… — Внезапно до него дошел истинный смысл слов Элизы. — Ты сказала «тиранозавры»?

— Это продолжение «Мезозойского шоппинга», — пояснила Элиза. — «В зубах у монстров, больших и разных». Да, я сказала «тиранозавры».

Гуннар призадумался — но тут же повеселел.

— Ладно, ребята! — вскричал он. — Слушайте все: важный совет! Если встретим тиранозавра, ЦЕЛЬТЕСЬ В НИЗ ЖИВОТА. Хищнику хоть мозг пробей, хоть сердце — все равно он сможет тебя прикончить, прежде чем сам подохнет. Но с раздробленным тазом даже тиранозавр за тобой не угонится.

— Спасибочки за информацию, — прошипела Элиза. — А еще спасибо, что ты всем тварям в округе указал наше местонахождение.

Как нарочно, именно в этот момент какое-то немаленькое существо примерно в ста ярдах от нас испустило душераздирающий крик и, ломая ветки, двинулось к нам через джунгли.

— Мамочки, — выдохнул Гуннар.

— Нашла! — крикнула идущая впереди Реба.

Подняв двустволку, Гуннар прицелился в сторону рева.

— Идите, — сказал он нам с Элизой. — Через минутку догоню.

— Ладно, — согласилась Элиза и умчалась как на крыльях.

— Гуннар, — заметил я. — Мне кажется это не очень хорошая идея.

— Да не волнуйся ты, как старая бабка, — поудобнее прижав приклад к плечу, он уставился в прицел. — Ничего мне не сделается, — и он принялся щелкать предохранителем, двигая его туда-сюда. Наверно, для тренировки.

Зверь вновь взревел. Намного ближе к нам. Тут из кустов выскочила Реба и схватила Гуннара за воротник.

— Не наигрался? — вопросила она. — Мы так из графика выбьемся!

— Ну, мамочка! — плаксиво захныкал Гуннар.

— Поохотишься на динозавров попозже, — проговорила Реба, увлекая его за собой. — Я обещаю.

— Ага, ты и на прошлой неделе так говорила, — надулся Гуннар. — Ты мне никого не даешь убивать! — и он застыл на месте, вдавив каблуки в землю.

Реба тоже остановилась:

— Молодой человек, если вы немедленно со мной не пойдете, я вас сейчас отправлю спать! И никакого секса!

Гуннар тут же перестал злиться.

— Уходим срочно! — Опередив нас, он первым вскочил в дверь.

— Честно сказать, — произнесла Реба, покачивая головой и клацая зубами, — не понимаю я этого человека.

От необходимости отвечать на ее замечание меня спас вовремя подоспевший тиранозавр. Отшвырнув с дороги несколько невысоких деревьев, он ринулся к нам, демонстрируя слюнявые клыки и вонючее дыхание. Мы переступили порог…

*вспышкаЩЕЛК! *

— Странное место, — отметил я, оглядевшись.

— Даже чересчур, — согласился Гуннар. — Более странного мы еще не видали, — подтвердила Реба.

— Это его последняя книга, — объявила Элиза, — «Распрекрасная жизнь». — Отступив назад, она раскинула руки, как бы обнимая тенистые, обсаженные вязами улочки, хорошенькие, свежепокрашенные домики и их добродушных обитателей, которые посиживали на верандах, наслаждаясь вечерней прохладой и приятными беседами с соседями и случайными прохожими. Мимо, играя в пятнашки и заливаясь ангельским смехом, пробежала стайка здоровых, крепких детишек. Где-тр рядом приветливо залаяла собака.

Гуннар, сморщив нос, уставился на Элизу:

— Ты уверена?

— А то, — отозвалась Элиза, не опуская глаз. — Разве вы… — Она замялась, обвела взглядом Гуннара, меня и Ребу… и едва удержалась от того, чтобы презрительно сплюнуть. — Вы что же — целую неделю изучали Кертисов компьютер, но даже не удосужились заглянуть в рекламу книги?

Глядя себе под ноги, я пнул один свой ботинок другим. Гуннар, залившись краской, пробормотал что-то неразборчивое. Реба, подняв глаза к ясному, без намека на смог вечернему небу, начала насвистывать.

Элиза, не то обиженно фыркнув, не то хихикнув, недоверчиво помотала головой, затем поглядела на нашу троицу и вновь фыркнула-хихикнула.

— Слушайте, уроды, — заявила она. — «Распрекрасная жизнь» — еще одна альтернативная история! Сюжет вот какой — тайная клика, которой принадлежит подлинная власть над миром, фальсифицирует президентские выборы 1994 года. Демократы выдвигают полного идиота — и он побеждает! К 1994 году этот парень так всех достал, что республиканцы взяли под свой контроль и сенат, и палату представителей…

— Невероятно, — обалдел Гуннар.

— …выиграли в 96-м президентские выборы…

— Чушь какая! — завизжала Реба.

— …и к 2000 году все преуспевают, люди занимаются сексом только с теми, с кем состоят в браке! Чудовища никого не едят, роботы никого не взрывают, шпионы ни за кем не гоняются! И в сломанных тематических парках никто не застревает!

— ХВАТИТ! — взвыл я. — Не знаю, откуда Кертис берет свои безумные идеи, но наше дело — ее не критиковать, а украсть! Так что, если вы не против, — я поглядел на часы, — у нас осталось двадцать пять минут. Через пятнадцать встречаемся здесь.

Отсалютовав друг другу, мы разбежались.

Ровно через пятнадцать минут мы все вернулись на место встречи. Гуннар передал мне кассеты с микрофильмами из своей и Ребиной виртуальных камер.

— Дверь нашел? — спросил он.

— Элиза нашла, — уточнил я. — Она вон там, около этого… этого… — В отчаянии я просто указал на загадочный металлический объект у обочины.

— У «студебеккера», — подсказала Элиза. — Хорошие автомобили, кстати. У моего отца был такой.

— Ясно-ясно, — протянул Гуннар. Оглядевшись по сторонам, он взял Ребу за руку, и они вошли в портал. Мы с Элизой последовали за ними. По ту сторону оказался уже известный нам бесконечный пустынный мраморный холл.

— Ну что ж, — заявил я, — по-моему, пора сваливать.

— Ну-у-у-у… — Гуннар ухмыльнулся Ребе. Та подмигнула ему. — Мы тут с Ребой поговорили и решили, что, если время останется, смотаемся к «Белым шлюхам». Проверить, не проглядели ли мы чего важного.

Элиза, посмотрев на меня, театрально закатила глаза.

Отсканировав безбрежный мраморный холл — где по-прежнему было тихо и пустынно — я вновь поглядел на часы.

— Ладно, — смилостивился я, — вы оба пока работали хорошо. Можете поразвлечься. Но через пять минут чтоб вернулись — или мы без вас уйдем.

Реба широко раскрыла глаза:

— Пять минут? — и, схватив Гуннара за руку, потащила его за собой. — Шевелись, милый! — даже не сказав «спасибо», они юркнули в дверь и были таковы.

Оглядев обширный холл в рассуждении, на что бы присесть, я капитулировал и опустился на мраморный пол, прислонившись спиной к стене. Мои почки заныли, чувствуя холод камня даже сквозь виртуальную кожаную куртку.

Элиза встала передо мной. Несколько раз она приоткрывала рот, точно собираясь что-то сказать, затем, приняв какое-то решение, припарковала свою костлявую задницу рядом со мной.

Я наколдовал себе сигарету, сделал одну затяжку, закашлялся так, что чуть легкие не разорвал, и затушил окурок о пол.

Элиза тяжело вздохнула.

66
{"b":"3451","o":1}