ЛитМир - Электронная Библиотека

Доктор Кокс впустил их в кабинет и предложил сесть. Если секунду назад Шеннон и почувствовала влечение к Берку, то забыла про него сразу же, как только взглянула в лицо доктора. Берк тоже был чрезвычайно напряжен.

– Вы готовы к тому, чтобы узнать результаты?

Шеннон крепко сжала в руках ремешок сумки.

Берк впился пальцами в ручки кресла.

Но, когда он заговорил, голос его был спокоен.

И тут Шеннон поняла, почему он так успешен в делах.

– Да, мы готовы. Говорите.

Но доктор Кокс, казалось, не спешил сообщить им результаты. Он медленно открывал папку, перебирал листы, словно сам еще ничего не знал.

– Джон! – крикнул Берк, не в силах больше сдерживаться.

– Хорошо, хорошо, не волнуйтесь, – медленно произнес тот.

Шеннон почти перестала дышать, она даже не заметила, как Берк нежно взял ее пальцы в свою ладонь.

– Шеннон, Берк, – медленно произнес мистер Кокс. – Поздравляю, у вас будет ребенок.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Наверное, если бы Шеннон не сидела, она бы упала. Они ждали этой новости, они хотели, чтобы все сложилось именно так, но все равно ей было трудно поверить в то, что это правда. У нее внутри малыш. Ребенок Берка Бишопа.

Она взглянула на Берка – он просто сиял, если про этого строгого мужчину можно было так сказать.

– Это и объясняет мое головокружение и обмороки? – спросила Шеннон.

– Да, – подтвердил доктор Кокс. – По утрам вы, возможно, будете чувствовать недомогание. Каждая женщина реагирует на беременность по-разному. Некоторые испытывают постоянную слабость с момента зачатия и до последнего дня беременности. А кто-то даже не замечает никаких изменений. Когда вы описали симптомы, я уже мог предположить, что результаты теста будут положительными, но хотел удостовериться. Я ведь знал, что Берку нужны будут прямые доказательства, а не мое мнение, хотя я работаю в этой области почти двадцать пять лет. У меня никаких сомнений – вы беременны. – Он помолчал и продолжил:

– Должен сказать, вам повезло. Не всегда искусственное оплодотворение получается с первого раза. Тут, видимо, большую роль сыграло то, что у вас, Шеннон, прекрасное здоровье и что вы молоды.

– Я знал, что не ошибся в выборе, – Берк взял ее руку в свою, поднес к губам и нежно поцеловал. Что же теперь?

– А теперь, – сказал доктор, – вы пойдете домой. Шеннон, вам не стоит ни о чем волноваться, только не пропустите следующего обследования через три недели. Не отказывайтесь от привычного образа жизни. Гуляйте, занимайтесь своими делами, только, когда почувствуете слабость, прилягте. Все эти симптомы вполне обычны в первой половине срока. Выпейте немного чаю, предпочтительнее зеленого, и съешьте печенья. Сразу почувствуете себя лучше. И еще: вы будете уставать быстрее, чем обычно, так что больше спите. Все понятно?

Она кивнула, все еще не в состоянии прийти в себя. И самое ужасное – она не могла понять, что так взволновало ее: только что услышанная новость или нежный поцелуй Берка.

– Я пропишу вам витамины. Следите за тем, чтобы ваша еда была полноценной: как можно больше овощей, фруктов и обязательно молочные продукты. Питайтесь с небольшими перерывами, но пусть ваши порции не буду слишком обильными. Я, конечно, не хочу, чтобы вы пропускали занятия в университете или оставили работу, но вам придется найти время на гимнастику для беременных. Я отправлю к вам медсестру, которая объяснит, что и как делать. Есть еще какие-нибудь вопросы?

Шеннон пыталась сообразить, но ее мозг отказывался работать.

– Я ни о чем пока не могу думать, – сказала она.

– А ты, Берк, хочешь что-нибудь узнать?

Берк, видимо, не был так рассеян, как Шеннон.

Поэтому он спросил о времени, когда малыш должен появиться на свет, хотя бы примерно.

– Пятнадцатого июня. Конечно, малыш может родиться раньше или позже, но чаще всего мы не ошибаемся в расчетах.

– Пятнадцатого июня, – повторил про себя Берк. День отцов.

Берк вошел в свой дом, улыбаясь словно сумасшедший. Он снял пальто и пиджак и бросил их на спинку дивана. Она беременна! Шеннон носит его ребенка. Он не мог перестать улыбаться с того момента, как услышал эту новость от доктора Кокса.

Он улыбался даже тогда, когда Шеннон отказалась, чтобы он отвез ее домой, а вместо этого поехала на автобусе. Он даже запечатлел долгий поцелуй на щеке швейцара – только потому, что ему хотелось, чтобы все вокруг знали о его радости.

Ничего не могло испортить сегодня его настроения. Ничего.

Он станет отцом. В День отцов. Восемь с лишним месяцев казались ему вечностью, но он будет рад каждому из этих месяцев, потому что собирается провести их рядом с Шеннон. Ведь это они создали новую жизнь. Нового человечка, который сможет стать великим музыкантом или художником, а может, он будет самым успешным предпринимателем или политиком. Как много возможностей будет у этого нового человечка! А уж Берк сделает все возможное, чтобы малыш ни в чем не нуждался.

Насвистывая мелодию единственной известной ему колыбельной, Берк направился на кухню поискать в холодильнике что-нибудь пригодное для ужина. Обычно он ужинал в ресторане или просил секретаря заказать еду в офис.

Но Маргарет уже давно ушла домой, а у него не было желания встречаться ни с кем из своих знакомых, на которых он обязательно бы наткнулся, куда бы ни пошел. Единственным человеком, кого Берк хотел видеть, была Шеннон.

Но она ясно дала понять, что не желает проводить с ним времени больше, чем это указано в контракте. Он предложил отвезти ее домой, но она отказалась. Он предложил ей сходить поужинать, но она предпочла потратить время на учебу. Сомнений нет, она избегает встречаться с ним где-либо за пределами офиса доктора Кокса.

Хотя он не должен был ожидать ничего другого. Ведь их отношения были исключительно деловыми. Шеннон согласилась на то, чтобы родить ему ребенка, и в условиях контракта ничего не было сказано про их совместные походы в рестораны.

Но неужели она не могла позволить ему провести немного времени рядом?

Если честно, ему не с кем было разделить радость. Никому он ничего не говорил, кроме Маргарет, доктора Кокса и, конечно же, Шеннон.

Берк нашел в холодильнике отварное мясо и сделал себе прекрасный бутерброд. Спасибо Маргарет. Она не только работала в его офисе, но раз в неделю приходила к нему домой, чтобы закупить продукты и дать указания прислуге. Вот и в этот раз она позаботилась о том, чтобы Берк не остался голодным.

И уже не первый раз он с горечью подумал, что у него нет ни семьи, ни настоящих друзей. Он был единственным ребенком, его родители поженились без любви и так прожили всю жизнь. Очень часто маленький Берк чувствовал свою заброшенность. Родители слишком много времени уделяли работе, а на сына им постоянно не хватало времени.

А сейчас и родителей не было рядом. Отец погиб в аварии пятнадцать лет назад, а мать, погоревав о потере целых шесть недель, нашла себе нового мужа и проводит с ним все время. К несчастью, она начала много пить.

Кроме нескольких школьных приятелей, у Берка никогда не было друзей. Его знакомства ограничивались лишь коллегами по работе, которые звонили ему каждую неделю с просьбой занять у него денег. Никого из них Берк не мог назвать другом. Всем им было что-то нужно от него.

Даже Шеннон использует его в своих целях. Но она хоть даст ему кое-что. И этим кое-чем станет ребенок, о котором Берк давно мечтал. Он будет прекрасным отцом, гораздо лучшим, чем был у него. У него появится шанс любить и быть любимым, подарить кому-то любовь и заботу, которых так не хватало ему, и оставить что-то после себя.

В один из дней последней недели октября Шеннон сидела в той же приемной, на том же стуле, дожидаясь приема у Кокса. Она знала, что Берку, сидящему рядом, это не понравилось, но она не разрешила ему войти в комнату, где проходило обследование. Она не хотела, чтобы он видел ее обнаженной.

Шеннон понимала, что не права. Это был его ребенок, а она, в конце концов, лишь суррогатная мать. Но она чувствовала себя ужасно скованно, когда он находился рядом, особенно после того, как они узнали о беременности.

5
{"b":"3454","o":1}