ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как знать. – Этан пошевелил бровями и уткнулся носом в шею Гвен. – Я недавно запустил несколько пробных шаров, чтобы проверить, не захочет ли кто-то произвести на свет следующее поколение Банксов.

Этан и сам не понял, зачем это сказал. Боковым зрением он увидел, что Питер и Люси обменялись удивленными взглядами, но ему было интересней посмотреть, как прореагировала Гвен на такое ужасное заявление.

И он, надо сказать, не был разочарован. Румянец вспыхнул на ее щеках.

Этану стало приятно. Ему нравился окружавший Гвен ореол невинности.

Может быть, ее смущение в этот вечер являлось попыткой произвести впечатление на его друзей, что ему было, безусловно, приятно.

Вероятно, не следует дразнить ее… во всяком случае, так, чтобы это заметили Люси и Питер.

Но были и другие способы… О да, были.

Официанты убрали освободившиеся тарелки и подали следующее кушанье, от которого исходил легкий пар. Это были тонко нарезанная свекла в винном желе, слегка подсоленная молодая картошка и хрустящие бобы с чесночным маслом, посыпанные миндальной крошкой.

– Все выглядит очень аппетитно, Этан, – проговорила Люси. – У тебя талантливые повара.

– Спасибо. Я сам их нашел, – насмешливо сказал он.

Питер толкнул жену локтем.

– Разве я тебе не говорил, что он умнее, чем кажется?

– Какие вы насмешники. Не слушайте их, – обратился Этан к Гвен, слегка придвигая к ней свой стул. – Я вообще-то умею готовить, хотя, конечно, не так. И я пытался, – он бросил на друзей уничтожающий взгляд, – произвести на вас впечатление.

Гвен прожевала картошку и проглотила.

– О, на меня это произвело неизгладимое впечатление. Должно быть, у вас онемели пальцы, пока вы, сняв трубку, обзванивали фирмы и договаривались с ними об обслуживании на сегодня.

– Ха-ха-ха! – расхохотался Питер. – Будь осторожен, Этан. Она тебя уже раскусила.

– Простите, – сказала Гвен, опуская глаза и рассеяно кладя ладонь ему на бедро. – Это было не очень вежливо с моей стороны.

Этан почувствовал жар ее пальцев. Такую возможность он, черт возьми, упустить не мог.

Он поспешно, прежде чем она успела отдернуть руку, накрыл ее своей ладонью.

– Ничего подобного, – тихо произнес он. – Но поскольку спорное чувство юмора моих друзей, похоже, задевает вас, а я виноват в том, что по ошибке пригласил их, я не позволю им задевать вас. Кроме того, вы правы. Я всего-навсего снял трубку и нанял этих ребят, чтобы они обслужили вечеринку. Придется вам позволить мне когда-нибудь продемонстрировать мои собственные кулинарные таланты. – Он бросил сердитый взгляд на Питера и Люси. – В моем доме. Когда мы останемся одни и не будем вынуждены слушать ничьи комментарии.

Гвен сжала пальцы, намереваясь убрать руку, но Этан крепко прижимал ее своей ладонью. Потом как ни в чем не бывало он взял вилку в левую руку и продолжил ужин.

Прошло несколько секунд, пока Гвен, кажется, поняла, что не сможет высвободить свою руку без борьбы, которая непременно привлекла бы внимание, а она не собиралась устраивать сцену на глазах его друзей… на что Этан и рассчитывал. Вздохнув, она перестала сопротивляться и взяла свою вилку.

Этан сосредоточенно ел, скрывая улыбку. Пока все идет хорошо.

Атмосфера за столом незаметно изменилась, и они, все четверо, несколько минут ели в полном молчании, пока Люси не заговорила о погоде и разных событиях в Джорджтауне. Дай бог здоровья Люси, подумала Гвен. Она спасла званый ужин от провала и всех остальных от мучительных раздумий, о чем бы еще побеседовать.

Этан кивал головой и время от времени вставлял какие-то слова, но главные его усилия были сосредоточены на том, чтобы дать Гвен понять, что он собирался делать дальше. После того, как будут убраны тарелки и бокалы, цветы и свечи. После того, как они распрощаются, а Питер и Люси уедут домой.

Он гладил под столом нежную кожу Гвен. Кисть руки, длинные тонкие пальцы, изящное запястье. Поскольку она не убрала ладонь с его бедра, пальцы Этана стали медленно двигаться вверх по ее руке.

Коснувшись локтя, его рука соскользнула ей на бедро.

Гвен кашлянула, потом осторожно сняла левую руку с ноги Этана. Удивительно, но его руку, покоившуюся на ее бедре, она не тронула.

Они сидели в нескольких сантиметрах, настолько близко, что при каждом движении касались друг друга. Настолько близко, что их колени сомкнулись, чем Этан все время и пользовался. К счастью, высокий стол не давал возможности Питеру и Люси заметить, что Этан играл – или пытался играть – со своей спутницей, которая сидела прямо напротив них.

Он продолжал поддерживать умную беседу, в то же самое время прижимая свое колено к колену Гвен и проводя рукой по ее бедру, пока не достиг края платья. Его пальцы задержались здесь на минуту, ощутив разницу между кружевной тканью и гладким шелком чулок.

Официанты вернулись, чтобы убрать обеденные тарелки. Прежде чем они подошли к его стороне стола, Этан нехотя убрал руку с колен Гвен. Нечего незнакомым людям видеть, где была его рука. Он слегка отодвинул стул на более приличное расстояние, во всяком случае, на этот момент.

Официанты поставили перед каждым из них тарелки поменьше и снова тихо исчезли.

Этан собирался заказать фирменный десерт, но так как тот содержал алкоголь, он побоялся, что это не для Люси в ее нынешнем состоянии. Так что он заказал пирог.

С другой стороны стола Люси с таким аппетитом уничтожала мороженое, словно не уплела только что ужин из трех блюд, не считая тарелки свеклы. Этан усмехнулся, увидев на ее лице выражение неподдельного удовольствия, как только она попробовала пирог.

– Ммм. Какая вкуснятина. – Люси повернулась к мужу. – Надо иметь в виду эту фирму, когда нам понадобится такая услуга.

Питер согласно кивнул.

Этан собрался попробовать десерт, как вдруг почувствовал прикосновение к своей ноге.

Было оно, несомненно, ласковое.

Он ощутил прилив горячей волны. Странно, что не подскочил на стуле.

Сжав губы, Этан закашлялся. Дожидаясь, когда мороженое растает во рту, он посмотрел на Гвен безумными глазами.

Она наслаждалась своим десертом, но по самодовольному выражению ее лица, он понял, что не ошибся.

Эта женщина, которая легко краснела при малейшем намеке и, казалось, готова была воткнуть вилку в его руку, когда он отважился скользнуть под край ее юбки, прекрасно знала, что делает сама.

Она вдруг, добровольно, без всякой причины… стала флиртовать. С ним.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Гвен ликовала в душе, увидев, как отреагировал Этан на то, что она стала слегка поглаживать его лодыжку ступней, обтянутой чулком. Ей доставляло удовольствие, что он был защищающейся стороной в игре, которую она затеяла.

Такой поворот дал ей возможность почувствовать себя необузданной, сильной и сексапильной… той женщиной, которой он ее считал. Женщиной, которой она хотела бы быть на самом деле.

Сегодня она могла позволить себе быть такой женщиной, разве нет? Этого от нее ждали.

Делая вид, что с их стороны стола не происходит ничего особенного, Гвен на мгновение отодвинулась от Этана, чтобы осуществить задуманное.

Закинув правую ногу на левую, она будто невзначай наклонилась к Этану, засунула ступню ему под брючину и стала двигать ее вверх.

– Вы уже придумали имя для вашего ребенка? – спросила она Люси и Питера, не обращая внимания, но с удовольствием слыша тихий сдавленный стон, донесшийся со стороны Этана.

Они пощебетали несколько минут, пока Люси перечисляла имена, а потом начали спорить с Питером, который утверждал, что имя Эмили лучше, чем Эмма, а Адам лучше, чем Ян.

Как только ступня Гвен поднялась достаточно высоко, Этан принялся стучать вилкой по тарелке, с жадностью поглощая последние куски пирога.

– Все было просто замечательно, – объявил он, энергично потирая руки. – Спасибо, ребята, что пришли сегодня. Надеюсь, мы очень скоро это повторим.

Питер и Люси с недоумением уставились на него. Их руки застыли на полпути ко рту. На тарелках еще оставался недоеденный десерт.

15
{"b":"3455","o":1}