ЛитМир - Электронная Библиотека

Черт! В чем дело? Почему эта женщина не может оставаться с ним всю ночь? Он поклялся, что, когда в следующий раз ему удастся затащить ее в постель, он не позволит ей уйти.

Опершись на локти, Этан сидел какое-то время неподвижно.

Разве не понятно, хотя он и не говорил этого вслух, что он не желал, чтобы Гвен уходила? Ему хотелось, чтобы она осталась здесь, рядом с ним, на весь день.

Он все еще чувствовал ее аромат. На своей коже и на простынях. Этот аромат был везде: в носу, во всех порах и в его душе.

Это было больше, чем просто физическое ощущение. Она заставила его чувствовать себя по-новому и просыпаться утром с мыслями о том, когда он увидит ее снова. С мечтой увидеть ее.

Хотя это вовсе не означает, что он хочет быть с ней!

– Ладно, Банкс, – сказал он себе, пытаясь сохранить хладнокровие. – Подумай об этом. Подумай хорошенько.

Неужели желание видеть Гвен, используя каждую возможность (лучше – двадцать четыре часа в сутки), означает, что он готов к особым отношениям? Может быть, даже… постоянным?

Этан ждал, когда его охватит привычная паника. Ждал, что в памяти возникнет воспоминание о предательстве Сьюзен, а в душе – сожаление обо всех предшествующих женщинах, с которыми он встречался в клубе, если ему захочется связать себя исключительными отношениями с одной-единственной.

Ничего. Никакой паники. Никаких сожалений.

Он подумал о Сьюзен и о том, что почувствовал, когда она бросила его. Обычно в таких ситуациях его охватывали ярость и негодование, и настроение было испорчено на весь день.

А сейчас он вдруг обнаружил, что… ничего не чувствует. Да, Сьюзен была частью его прошлой жизни, и он ни за что бы не женился на ней снова, если бы у него появился такой шанс. Но от мыслей о ней и о том, как она его использовала, давление не поднялось.

Интересно…

Тут он подумал о Гвен, и теплое умиротворяющее чувство захлестнуло его. Он понял – совершенно неожиданно и предельно реально, – что Гвен ни в чем не походит на Сьюзен.

Этан представил длинные темные волосы Гвен и улыбку, всегда играющую на ее губах. Он вспомнил ее смех и ощутил тот же прилив адреналина, как в ее присутствии.

Затем он подумал о том, какое будущее их ждет, если они с Гвен будут вместе.

Этан мысленно увидел, как они идут, держась за руки, и тесно прижимаются друг к другу. Он представил, как она лежит, свернувшись калачиком, на диване в его кабинете в клубе, а он работает за своим письменным столом. Представил, как она потягивает фруктовый сок, пока он принимает заказы за стойкой бара.

Он представлял ее в своей квартире, где она чувствует себя как дома. Он мысленно видел, как она идет по проходу храма к нему, а ему не терпится назвать ее своей женой. И тут он увидел их через несколько лет. Двое или трое детишек танцуют вокруг елки, а они с Гвен, стоя поодаль, наблюдают за тем, как те открывают подарки, которые им принес Санта Клаус.

О, господи! Да он любит ее.

И снова Этан ждал, что его охватит паника, и снова ничего не произошло. Вместо этого он ощущал полнейшее благодушие.

Впервые с того момента, как его бросила Сьюзен, он не боялся вступить в серьезные отношения с женщиной.

Его не пугала мысль о женитьбе и семье.

А главное, он не боялся любви.

Выругавшись, Этан сел на кровати и расстроенно взъерошил волосы. Прекрасно! Наконец-то он понял, что влюбился в Гвен Томас, а она снова удрала от него.

Но он не собирался ее отпускать.

Откинув простыни, он поспешно направился в ванную комнату и встал под душ.

На сегодня у него был список дел на три страницы, но все эти дела неожиданно свелись к одному, самому важному – найти Гвен.

Он вытерся, встал перед зеркалом и побрился так быстро, как только смог, потеряв при этом не слишком много крови. Как обычно, все закончилось десятком порезов.

Смочив кожу лосьоном и воспользовавшись дезодорантом, Этан подошел к комоду, чтобы достать футболку и джинсы. Надев носки и туфли, он схватил ключи от машины, сотовый телефон и вышел из квартиры.

Направившись прямо к дому Гвен, он сделал по дороге пару звонков. Сначала – дневному менеджеру своего клуба с просьбой взять на себя работу с бумагами и те дела, которыми Этан планировал заняться сам, потом – ночному менеджеру, чтобы предупредить, что с ним можно связаться по сотовому телефону.

К этому времени он уже подъехал к дому Гвен. Поставив машину на первое свободное место, оказавшееся поблизости, он почти побежал по тротуару.

Этан нажал кнопку домофона. Ответа не последовало, но он не желал с этим смириться.

Он снова нажал кнопку, но тут из дома вышла какая-то женщина. Он подождал, пока она скроется из виду, и придержал дверь, не дав ей захлопнуться. Проникнув в дом, он помчался вверх по лестнице. Перепрыгивая через две ступеньки, подбежал к квартире Гвен и принялся стучать. Через несколько минут он понял, что она либо избегает его, либо ее и в самом деле нет дома.

– Ну давай же, Гвен, – просил он через дверь, надеясь на чудо. – Открывай.

В конце лестничной площадки скрипнула дверь. Повернув голову, Этан увидел пожилую даму в белых кудряшках, выглядывающую на лестницу.

– Сожалею, молодой человек, но Гвен нет дома.

Оставив свой пост у квартиры любимой, Этан кинулся к старушке, но, увидев, какой дряхлой она была, замедлил шаги, боясь напугать ее.

– Вы не знаете, где бы я мог ее найти? – спросил он. – Это очень важно.

Она осторожно оглядела его с головы до ног.

– Предполагаю, что на работе, как всегда. Работа. Черт! Гвен, вероятно, отправилась за новой уникальной коллекцией одежды, поскольку ее работа – закупки.

– А вы не знаете точно, где она может быть? Как мне найти ее?

– Конечно, знаю. Она работает в конце улицы, в библиотеке. Вы знаете, где это?

Этан заморгал, пытаясь постичь слова женщины.

– В библиотеке? – громко переспросил он. Гвен говорила, что закупает одежду для дорогих универмагов и нескольких бутиков. Что она делает в местной библиотеке?

– Нуда. Она должна быть там, если, конечно, не вышла пообедать Этан взглянул на свои часы. Десять утра. Слишком рано для обеда. Отлично, тогда, может быть, он застанет ее.

– Спасибо.

Этан приветственно поднял руку и торопливо сбежал по ступенькам.

Он не стал садиться в машину, опасаясь, что не сумеет найти другое свободное место для парковки, а прошел несколько кварталов пешком до джорджтаунского филиала столичной библиотеки.

Он вспомнил, как Гвен спускалась по ступенькам этой библиотеки в тот день, когда он увидел ее, а потом следовал за ней до дома, в котором она жила.

Он не понимал, что происходит, но его это и не интересовало. Главное – найти Гвен и сказать ей о своих чувствах.

Не говоря уж о том, что необходимо понять, как она относится к нему.

Меньше чем через пять минут Этан оказался возле старинного здания из красного кирпича. Белый купол венчал его, высокие колонны обрамляли вход. В два прыжка Этан преодолел широкие ступени лестницы и распахнул дверь, придержав ее на мгновение, пока из библиотеки выходил посетитель.

Внутри стояла мертвая тишина. Этан привык к шумной атмосфере «Знойного местечка». Даже когда он работал или ехал в машине, то обычно включал музыку.

Но это была та тишина, которая обычно царила первые тридцать секунд после его появления дома или когда он входил в клуб незадолго до его открытия, – временное затишье перед включением телевизора или аудиосистемы.

Этан стоял в вестибюле, уставившись на ряды высоких стеллажей, заставленных книгами. За столами, вокруг которых стояло по четыре или по шесть стульев, сидели читатели.

Вдоль дальней стены располагались отдельные кабины с большими, забавными на вид, устройствами, которые, насколько он помнил, использовались для микрофильмирования.

А еще тут находилась высокая полукруглая стойка, за которой стояла сотрудница библиотеки. Но не Гвен.

Это оказалась женщина средних лет с темными волосами, собранными в узел. Она была в голубом пуловере, надетом поверх цветастой блузки. Изображая предельную занятость, библиотекарша в то же время следила за ним, поглядывая сквозь очки в громадной оправе.

18
{"b":"3455","o":1}