ЛитМир - Электронная Библиотека

Сделав глубокий вдох и облизнув губы, Гвен пристально взглянула в его глаза с зелеными крапинками.

– Так вы собираетесь? Поцеловать меня, я имею в виду?

Уголки его губ удивленно дрогнули.

– Да. Я собираюсь вас поцеловать. Только… дайте мне минутку, хорошо?

Все внутри нее перевернулось от предвкушения. Чувствуя, что ей не хватает воздуха, Гвен наблюдала за тем, как он изучающе смотрит на нее.

Почему бы ему не поцеловать ее? Чего он ждет? Может быть, она делала что-то не так?

Может быть, он не любит целовать женщин, которые не закрывают при этом глаза? Он так красив, а это много значило для нее. И если он ждет, когда она закроет глаза, надо сделать это.

Сомкнув ресницы, Гвен придвинулась к нему ближе, откинула голову назад и поджала губы в ожидании. Почувствовав его дыхание на своем лице, она вздрогнула.

– Гвен. – Звук его голоса, казалось, заставлял вибрировать ее кожу. – Откройте глаза.

Она бессознательно выполнила его пожелание и, широко открыв глаза, обнаружила его губы в сантиметре от собственных. И тут, прежде чем Гвен успела опомниться, он поцеловал ее.

Его ласковые губы были бархатными.

Гвен целовали и раньше. Она даже пару раз сама провоцировала это. Но никогда в жизни ее не целовали так, как сейчас. Никогда еще сердце не замирало, а ее не бросало в жар.

Когда он наконец отпустил ее, она, тяжело дыша, откинулась на подлокотник дивана.

Вот это да! Ей вспомнилось старое изречение: «Будьте осторожны со своими желаниями, они могут исполниться». Но она никогда не предполагала, что это можно истолковывать и в хорошем смысле.

Кого она обманывает? Этот поцелуй был не просто хорошим, а феноменальным. Все внутри продолжало дрожать, а губы просто онемели.

Бросив мимолетный взгляд на Этана, Гвен поняла, что и для него это тоже не прошло бесследно. Его грудь порывисто вздымалась и опускалась под синим шелковым пиджаком, а немигающий взор был прикован к ее губам.

Она судорожно глотнула. Его глаза потемнели, а взгляд, ставший еще более горячим, если это только было возможно, грозил опалить ее нежную кожу.

– Вы не будете обо мне плохо думать, если я скажу, что с удовольствием бы это повторила? – спросила она, удивившись собственной смелости.

– Нет, – не задумываясь, ответил Этан, – но вы, видимо, умеете читать чужие мысли.

Протянув руку, он ласково провел ладонью по ее щеке, а она наклонила голову, наслаждаясь нежностью его прикосновения.

Гвен никогда прежде не испытывала такого желания обнять кого-то. И желания, чтобы обняли ее.

И тут она неожиданно поняла, что если уйдет сейчас, не позволив себе испытать близость с Этаном Банксом… не позволив ему испытать близость с ней… она никогда себе этого не простит.

– После того, как вы опять поцелуете меня, – медленно проговорила она, положив ладонь на его руку, которая задержалась на ее щеке, – вы не хотели бы заняться со мной любовью?

Вспыхнувшее страстное желание с такой силой ударило Этана в солнечное сплетение, что ему стало нечем дышать. Наверное, он умер и оказался в раю. Или уснул, и ему привиделось нечто настолько фантастическое, чего он не мог себе даже представить.

Она предлагала ему себя, а он ничего так не хотел, как принять ее предложение. Он не мог припомнить, когда испытывал такое приятное возбуждение.

Однако при этом он почувствовал безумное желание защитить Гвен… или по крайней мере предоставить ей шанс изменить решение, прежде чем он даст себе волю.

– Гвен. – Его пальцы скользнули по ее нежной коже к ключице. – Вы – красивая женщина, но…

Она закрыла ему ладонью рот, не дав договорить.

– Пожалуйста, – прошептала она, глядя на него своими блестящими карими глазами. – Не говорите «нет». Если, конечно, я вам не неприятна. Я не обижусь.

Гвен добавила это поспешно и смущенно отвела взгляд.

– Ничего подобного, – тут же возразил он. – Поверьте, дело совсем не в этом.

– Тогда… может быть, вы отнесетесь к этому, как к подарку мне на день рождения, и попытаетесь? Для меня.

Сухой смех возник в его горле, застряв где-то на полпути, и едва не вверг Этана в шок.

Попытаться? Посчитать это подарком ко дню рождения?

Она хоть понимает, что он изо всех сил старается сейчас быть благородным? А она только все осложняет.

Займется ли он с ней любовью?

Да, черт возьми!

Пожалеет ли он, а еще хуже она, об этом, когда наступит утро?

Возможно.

Однако в данный момент, если говорить честно, это его не волновало. Какими бы ни были последствия, он справится с ними. Потом.

Этан придвигался к Гвен все ближе, пока его колени не коснулись ее ноги, обтянутой черным шелком. Взъерошив ее волосы, он отвел прядь ей за ухо, отчего она подарила ему, как он надеялся, довольную улыбку.

– Я хочу, чтобы вы были уверены в своем желании, Гвен. Хочу, чтобы решали вы, а не те два или три бокала, которые вы выпили в клубе.

– Только два, – ответила она, тревожно глядя на него очень ясными глазами. – И я очень-очень в этом уверена.

Слава богу, подумал Этан, проглотив ком, который неожиданно возник в его горле от предвкушения.

Кивнув, он встал и потянул ее за собой.

Он не знал, где им будет лучше – прямо здесь, на диване, или на ковре перед диваном. Но это был день рождения Гвен, и, наверное, неплохо было бы проявить некоторую утонченность, а не просто удовлетворить свою страсть посреди гостиной.

– Пойдемте, – сказал Этан и повел ее через всю квартиру в свою спальню.

Он думал, что Гвен станет крутить головой и разглядывать обстановку. Но вместо этого она не сводила глаз с него, а он, переплетя свои пальцы с ее пальцами, нежно их поглаживал.

Это было странное проявление нежности с его стороны. Обычно Этан и те женщины, которых он приводил домой из клуба, без лишних слов просто приступали к делу.

Но по какой-то причине ему не хотелось торопиться сегодня. Лучше откинуть покрывало и пригласить Гвен в свою постель, потом наблюдать за тем, как она раздевается. А может быть, самому ее раздеть?

Когда они вошли в спальню, он дал Гвен возможность привыкнуть к темноте. Когда это произошло, ее взгляд выхватил огромную кровать с темно-синим покрывалом того же цвета, что и мягкое изголовье.

– Никогда не видела такой большой кровати.

Он улыбнулся уголками губ.

– Она вам понравится, – сказал Этан. Он уж постарается.

Гвен неподвижно стояла в центре комнаты, глядя на кровать так, словно та была зубастой и собиралась укусить ее.

– Только не нервничайте, Гвен. Мы не будем торопиться.

Она моргнула, потом, повернувшись, посмотрела на него.

– А я и не нервничаю. Я просто… не знаю, с чего начать.

Встав перед Гвен, Этан положил ладони ей на плечи и нежно погладил обнаженную кожу.

– Почему бы нам не начать с еще одного поцелуя? Первый оказался очень удачным, вам не кажется?

Этан усмехнулся. Гвен ответила легкой улыбкой.

Наклонив голову, он слегка прикоснулся губами к ее губам и почувствовал, как она напряглась и прижалась к нему, впившись ногтями в его предплечья.

Если раньше у него были еще какие-то сомнения по поводу того, заниматься ли с Гвен любовью, то теперь их, безусловно, совершенно не осталось. Женщина прижималась к нему слишком крепко, целовала его слишком страстно, чтобы можно было усомниться в том, что она делает это добровольно.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Гвен никогда прежде не ложилась в постель с мужчиной, и сейчас, когда она наконец решила исправить это огорчительное положение, она выбрала мужчину, который был способен вызвать ее страсть одним только своим взглядом, прикосновением…

Когда Гвен открыла глаза, в комнату пробивались первые солнечные лучи раннего утра. Сначала ее охватило паническое смущение при виде незнакомой обстановки, которая окружала ее, и лежавшего рядом с ней человека.

И тут она все вспомнила. Свой день рождения, свое решение, клуб… Этан.

4
{"b":"3455","o":1}