ЛитМир - Электронная Библиотека

Гвен едва не задохнулась от невероятных предположений Этана. Ей и без того было непросто сидеть здесь, слушая его разглагольствования о том, чем они занимались той ночью, и пытаясь подобрать ответы на вопросы, которые, как она надеялась, ей никогда не доведется услышать. Но выслушивать, как он обсуждает ее девственность с такой обыденностью, словно они говорят о погоде… Неужели он мог представить, что она была популярна в школе настолько, что запросто обзавелась приятелем, не говоря уж о том, чтобы зайти так далеко…

Правда заключалась в том, что капитан школьной футбольной команды вообще не подозревал о ее существовании. О каком желании попытаться затащить Гвен на заднее сиденье своего автомобиля может идти речь? И никаких прогулок у нее не было. Все вечера она проводила дома, читая или делая домашние задания.

Большинство учеников ее класса наверняка забыли даже имя Гвен. При некоторой настойчивости, возможно, кто-то и припомнил бы тоненькую неуклюжую девчонку с тощими прядями бурых волос и огромными, делающими ее похожей на сову, очками, которая слонялась по коридору. Но ничего больше. Все были слишком заняты собственной жизнью, чтобы замечать ее.

Гвен совершенно не соответствовала тому представлению о ней, которое, очевидно, сложилось у Этана, и никакое количество новых туалетов, никакие прически в салонах ничего не могли изменить.

Вопрос был в том, как ей сказать ему об этом – ведь он не допускал мысль, что столкнулся с обманом.

– Я выросла, можно сказать, в тепличной обстановке, – объяснила она, и это было недалеко от истины. – А потом, видимо, стала… разборчивой.

– Разборчивой, – повторил он, перекатывая это слово во рту, словно старался постичь его значение. – Тем не менее в один прекрасный пятничный вечер вы вошли в мой клуб и решили вернуться домой с первым встретившимся мужчиной.

Гвен проглотила подступивший к горлу ком, мешавший ей дышать.

– С формальной точки зрения вы были вторым встретившимся мне мужчиной.

Этан поднял бровь, и по дрогнувшему уголку его губ Гвен поняла, что он пытался скрыть улыбку.

– Думаю, вы правы. И должны сказать «спасибо», что не ушли вместе с тем, первым, типом. Он появляется в «Злачном местечке» каждый вечер и завязывает знакомства с ничего не подозревающими женщинами.

– А вы нет?

Он улыбнулся, сверкнув ослепительно белыми зубами.

– Я владелец этого клуба. И должен находиться там. Кроме того, женщины обращают на меня внимание больше, чем я на них.

Гвен не сомневалась в этом ни минуты. Этан был, безусловно, самым красивым мужчиной из тех, кого она увидела в клубе в свой день рождения.

Даже сейчас, по ее мнению, в ресторане не было ни одного мужчины и наполовину такого интересного, как он. Помимо прекрасной внешности Этан обладал какой-то особой аурой, которая привлекала к нему внимание. Его манера держаться и уверенность в себе влекли к нему людей – особенно женщин, – как мотыльков к свету.

– Однако я так и не получил ответа на свой вопрос, не так ли? – продолжал он. – Почему я? Почему после двадцати с лишним лет вы проснулись однажды и решили лечь в постель с совершенно незнакомым мужчиной?

Стараясь подавить охватившую ее легкую панику, Гвен заерзала на стуле. Его слова по поводу «двадцати с лишним лет» были оставлены без внимания.

– А это важно? – ответила она с некоторой резкостью. – Вы и других женщин, с которыми спите, также допрашиваете с пристрастием?

Несколько секунд он, не говоря ни слова, пристально смотрел на нее. Она отвечала ему тем же. Ее сердце стучало с бешеной скоростью, а внутренний голос молился, чтобы Этан не обиделся или не возмутился настолько, чтобы встать и уйти.

Он очень ей нравился, но она сама создавала препятствия для продолжения их отношений. И все потому, что слишком боялась быть отвергнутой, если скажет, что обычно носит хлопчатобумажное белье, расчесывает волосы, а не начесывает их и ни разу в жизни не была в ночном клубе до того вечера, когда они встретились.

– Вы правы, – наконец сказал Этан. – Не мое дело, с кем вы спите, или впервые это произошло или в четырехсотый раз. – Он криво улыбнулся. – Хотя я в некотором роде рад, что не оказался четырехсотым.

Четыреста? Пусть. А она еще даже не начала задумываться о любовнике номер два.

– Сколько женщин было у вас? – сорвалось у Гвен с языка прежде, чем она успела остановиться. – Простите, – поспешно извинилась она. – Мне не следовало задавать этот вопрос.

– Бросьте, ваш вопрос не ужаснее тех, что задавал я.

Этан помолчал несколько минут, рассеянно помешивая ложечкой свой чай, отчего в стакане зазвенели льдинки.

– Думаю, самое лучшее – честно признаться в том, что я понятия не имею. Звучит не совсем хорошо и показывает меня не в самом лучшем свете, но это правда.

– Так много?

Он пожал плечами.

– Я владею популярным ночным клубом, куда приходят красивые одинокие женщины, чтобы хорошо провести время. И все они далеко не монахини. Смешно то… – Он помолчал, барабаня пальцами по столу. Его глаза затуманились, взгляд стал серьезным. – Я был очень предан своей жене. С того времени, как мы начали встречаться, я ни разу даже не взглянул на другую женщину.

Гвен широко открыла рот и поняла, что глаза ее, должно быть, стали величиной с блюдце. Меньше всего на свете она ожидала услышать от этого человека, что у него была жена. Она бы куда меньше изумилась, узнав, что он носит дамское нижнее белье или выступает в ревю, в котором участвуют одни мужчины.

– Вы были женаты?

– Почти пять лет, – кивнув, сказал он.

– А что случилось?

– Она вышла за меня ради моих денег, – ответил Этан коротко и с явной горечью. – Или, скорее, ради денег моей семьи. Естественно, я не догадывался об этом, пока не решил начать собственное дело и открыть «Злачное местечко». Когда ситуация осложнилась, а без поддержки моих родителей Сьюзен не могла больше поддерживать тот стиль жизни, к которому привыкла, она развелась со мной и отправилась на поиски более сочных пастбищ. – Этан отпил немного чая, прежде чем продолжил:

– Хотя она проиграла. Клуб приносит огромный доход. Настолько большой, что я подумываю теперь насчет приобретения дополнительной собственности в другом районе.

– Поздравляю. Вы можете гордиться тем, что добились всего самостоятельно, хотя ваши родители богаты.

– Спасибо. Я и горжусь.

Этан до сих пор переживал предательство своей жены. Гвен поняла это по его голосу, по выражению лица.

– Может быть, не мое дело так говорить, но вы должны радоваться тому, что жена бросила вас именно тогда. Еще ужаснее быть женатым на женщине, которую интересуют только ваши деньги, и узнать об этом, когда уже слишком поздно.

Этан помолчал.

– Никогда не думал об этом в таком ключе, – тихо пробормотал он. – Похоже, вы правы.

Опустив глаза, Гвен водила вилкой по тарелке с остатками жареной картошки.

– Ну а вы? – спросил он, заставив ее поднять голову. – Разве деньги и успех не впечатляют вас?

– Конечно, – немедленно ответила она. – Мне кажется, что это здорово, когда у вас есть мечта и вы стремитесь к ней, даже отказавшись от финансового благополучия, которое вам могла бы обеспечить семья.

Его глаза сузились.

– Я имел в виду мои деньги. Разве вам не хочется пофлиртовать со мной, поймать, попытаться получить пару дорогих ювелирных украшений или спортивную машину, прежде чем мы пойдем разными дорогами?

Гвен раздраженно поджала губы:

– Не знаю, какого сорта женщины окружают вас в клубе, но мне не нужны ваши деньги. Это вы пришли в мою квартиру сегодня, забыли? Если бы не это, мы, возможно, никогда бы не встретились. Я прекрасно обеспечиваю себя сама и не нуждаюсь ни в чьей поддержке. И мне, безусловно, не нужно, чтобы какой-то мужчина мне что-то покупал. Если я чего-то хочу, то либо куплю это сама, либо обойдусь и без этого.

Время после ее пылкой речи тянулось, но напряженную тишину нарушали лишь звяканье приборов, да приглушенные голоса других посетителей. И тут Этан откинул голову назад и засмеялся.

9
{"b":"3455","o":1}