ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ж*па: инструкция по выходу
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Красная угроза
Картер Рид
Осень Европы
Мертвый вор
Соперник
Корректировщик. Блицкрига не будет!
Сердце Холода

Было бы намного легче перестать думать о нем, если бы она не испытывала волнующего чувства. Диана посмотрела на красный мак, который очень гармонировал с ее бледно-желтым платьем с кремовой отделкой, и дотронулась до ярких лепестков.

Довольно дерзкий поступок со стороны маркиза. Он должен что-то означать.

Но что?

Этот человек никогда ничего не делал без определенного умысла.

Да, лорд Родгар действительно был похож на кота. Но не на домашнего кота. Вовсе нет. Такие огромные хищные коты не лежат на коленях и не мурлыкают.

Они охотятся и пожирают свою добычу.

* * *

Родгар старался не обращать внимания на карету, которая, покачиваясь, двинулась по дороге в Аррадейл. Пожалуй, с его стороны было большой глупостью устраивать эту игру с цветком. Счастливые события часто делают человека беспечным, заставляют терять осмотрительность, особенно такие веселые деревенские свадьбы, как эта.

Он смотрел на улыбающиеся простые лица фермеров, на старых друзей, на близких родственников и на знакомых соседей. Это был другой мир, с которым он соприкасался, но никогда не принадлежал ему с самого рождения.

Этот мир был также не для Дианы, хотя она здесь выросла и воспитывалась.

Он пожал плечами и направился к стоящим наготове лошадям. Сегодняшний день оказался ненапрасным: он узнал кое-что новое о графине Аррадейл. Привлекательная, умная девушка и, по-видимому, вполне образованная. Ему удалось выяснить, что она не оставляет без внимания ни одно деревенское событие, и, хотя не всем это нравилось, никто не мог упрекнуть ее в недостатке энергичности или несправедливости.

И она постучалась в его дверь прошлой ночью.

Уже сидя в седле, он пришел к заключению, что леди Аррадейл гораздо опаснее, чем он думал, и что самое опасное — его влечение к этой женщине.

Глава 7

Вернувшись в Аррадейл-Хаус, Диана проследила за тем, чтобы гости могли спокойно переодеться и отдохнуть в своих комнатах перед обедом. Убедившись, что все в порядке, она пошла в свою спальню.

Здесь Диана попыталась собраться с мыслями. Недовольная собой, она упрекала себя за нерешительность и главным образом за опасные мысли, которых раньше у нее не было.

В этот вечер после обеда также будут музыка и карты, а завтра надо устроить увеселительные прогулки на свежем воздухе: рыбалку на реке, катание на лодках по озеру, показать гостям местные водопады, если это будет интересно. А послезавтра они и, главное, он… уедут.

Маркиз скоро покинет Аррадейл, так почему бы не позволить себе некоторые вольности? Немного пококетничать с ним и, быть может, даже сорвать всего лишь один безобидный поцелуй? Жаль, если этого не случится.

Устав от жары и пыли, Диана приказала служанке приготовить ванну. Затем, бодрая и свежая, она надела свободное шелковое платье.

А теперь пора заняться делами. В будуаре Диану ожидала стопка бумаг. Она села за письменный стол и заставила себя сосредоточиться только на них.

Она бегло просматривала бумаги, ставя свою подпись там, где требовалось, а некоторые откладывала в сторону, чтобы заняться ими позже, когда будет время. Такая работа успокаивала ее, пока она не дошла до письма от своей второй кузины, сообщавшей ей как главе семьи о предстоящей помолвке. Неужели весь мир стремится к браку, в то время как она мечтает только о поцелуе?

Диана положила письмо на стол.

Только ли о поцелуе?..

Сможет ли она сдержать разгорающееся в ее сердце пламя?

Родгар, в штанах и рубашке с расстегнутым воротом, находился в цветистом будуаре, являвшемся частью его апартаментов, занимаясь корреспонденцией, присланной Каррадерзом. Среди обычных писем был также доклад о том, что происходит в Париже, и о действиях исполняющего обязанности французского посланника в Лондоне. Маркиз нахмурил брови, узнав, что Дейон сумел добиться благосклонности королевы. Надо поскорее вернуться в Лондон и разобраться с этим.

Он вскрыл следующее письмо с большой сургучной печатью и обнаружил, что оно написано самим королем. Однако в послании не содержалось требования его обязательного присутствия при дворе. Родгар задумался, вспомнив о своем разговоре с леди Аррадейл. Он откинулся на спинку кресла, безотчетно любуясь в окно красивым пейзажем.

Королю Георгу следовало бы уделять больше внимания королеве, а не графине, но по какой-то причине тот никогда не упускал ее из виду, а это могло привести к большим неприятностям…

В дверь постучали, и маркиз быстро сложил письмо.

— Войдите.

Он ожидал увидеть графиню, но в комнату торопливыми шагами вошла его сестра Элф с улыбкой на лице, которая, однако, не могла скрыть озабоченности.

— Чудесная свадьба, не правда ли? — заговорила она, но затем вдруг замолкла и оглядела комнату в розовых и белых тонах. — О, мой Бог.

— Это бывшие покои вдовы, — спокойно пояснил Родгар. — Впрочем, розовый цвет очищает мои мысли. Если ты пришла для того, чтобы сообщить о своем намерении разорить нашу семью покупкой нового вечернего туалета, то я только улыбнусь.

Она рассмеялась.

— Я полагала, что в этом доме нет больших апартаментов… — Она снова оглядела комнату. — Бей, можно я загляну в спальню?

Он поднялся и открыл для нее дверь. Элф с любопытством оглядела массивную кровать, розовые драпировки с херувимами, белые стойки балдахина с резными цветами и покрывало, отороченное крупными кружевами.

— Может быть, поменяемся? — сказала она наконец. — Так и хочется предаться неистовой страсти на этой непорочной кровати.

Родгар засмеялся.

— Возможно, в этом есть резон. Должен сказать, на меня она не оказывает такого влияния. — В то же время им вдруг овладели запретные мысли о графине.

— Очень странно, — заметила Элф, садясь в кресло с гнутыми ножками.

— Вероятно, мне удается сохранять спокойствие благодаря холодным напиткам, — ответил Родгар, наполняя стакан из серебряного кувшина, стоявшего в керамической вазе со льдом. — Хочешь лимонада? — спросил он.

— О, с удовольствием! — Она сделала глоток прохладного напитка. — Откуда это у тебя?

— Я привез лимоны с собой.

— Ты не рассчитывал, что графиня тоже запаслась ими?

— Я подумал о жаре и вспомнил о своем пристрастии к лимонаду. Элф, что привело тебя ко мне в этот дамский будуар?

Сестра сделала еще глоток, испытывая странное волнение, хотя не боялась разговора с братом. Правда, ей никогда прежде не приходилось вмешиваться в его личные дела.

— Мне очень понравилась леди Аррадейл, — сказала она наконец. — Я видела, как ты украсил ее корсаж цветком, Бей. Надеюсь, ты не собираешься флиртовать с ней?

Он спокойно посмотрел ей в глаза.

— А если и так?

— Я буду возражать.

— Но почему ты против? Уж не думаешь ли ты, что я могу погубить ее? Да и она не из тех, кто допустит это.

— Есть много способов.

— И какой из них вызывает у тебя опасения?

Элф задумалась на миг и сказала:

— Ты можешь разбить ей сердце.

— По-моему, Элф, она относится к моим поступкам, как к обыкновенному флирту.

— Но зачем ты флиртуешь с ней? Я кое-что слышала о событиях прошлого лета. По крайней мере тогда она одержала верх над тобой…

Родгар удивленно приподнял брови:

— Ты думаешь, я намереваюсь мстить ей страшной местью?

Она внимательно посмотрела на него.

— Нет, но… как-то наказать.

— Заставить несчастную влюбиться в меня, а потом, жестоко посмеявшись, бросить ее? Элф, побойся Бога!

Она улыбнулась, чувствуя, как ее щеки начинают пылать.

— Тогда почему ты делаешь это? Ведь мы уедем послезавтра.

Он пожал плечами:

— Может быть, именно поэтому. Свадебные торжества вызывают желание пофлиртовать, а леди Аррадейл и я остались единственными не скованными семейными узами людьми, не считая, конечно, вдовы.

— Вот и постарайся проводить побольше времени с вдовой.

— Увы, но она хочет, чтобы я женился на ее дочери.

12
{"b":"3456","o":1}