ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не игрушка.

Он обнял ее за талию и привлек к себе. Возможно, близость с ней положила бы конец его навязчивым мыслям о леди Аррадейл.

— Конечно, ты не игрушка, но некоторое сходство все-таки есть. — Сафо не поощряла и не противилась его объятию. — Тебя нужно завести, прежде чем ты начнешь действовать.

Маркиз не удержался от улыбки.

— Слава Богу, у тебя это хорошо получается.

— В настоящее время все твои братья и сестры имеют свои семьи. Кто же теперь станет закручивать пружину, чтобы механическая игрушка могла двигаться день за днем?

Он отстранил ее.

— Семейным тревогам никогда не будет конца.

— Но у твоих близких теперь есть жены или мужья, способные позаботиться о них.

— Я не собираюсь вмешиваться в их жизнь.

Она снова приблизилась к нему и он вдруг обнаружил, что позволил загнать себя в угол, из которого можно было выбраться разве только с помощью крыльев.

— Тебе необходимо кого-то любить и о ком-то заботиться, Бей, — сказала Сафо. — Неужели ты не понимаешь, что не можешь жить без этого?.. Нет-нет, — сказала она, когда он снова привлек ее к себе, надеясь заставить замолчать. — Я не имею в виду любовную связь. Речь о другом. С девятнадцати лет все твои поступки были так или иначе подчинены заботе о твоих родных.

— Но ведь была еще и ты? — возразил Родгар.

— Я другое дело. Я жила полной жизнью и имела любовников помимо тебя. Наша связь восхитительна, но главным все-таки является духовное общение. Я была необходима тебе, потому что ты все равно не женился бы до сих пор. Ты не мог отказаться от своей опеки над братьями и сестрами.

Родгар отошел к окну.

— Из каких книг ты вычитала весь этот вздор? — Она только улыбнулась. — Кстати, если ты считаешь, что мне обязательно надо о ком-то заботиться, то можешь не волноваться, — сказал он. — По крайней мере несколько недель объектом моего внимания будет леди Аррадейл.

— Надеюсь, ты отнесешься к этому с не меньшей любовью? — невозмутимо отозвалась Сафо.

— Постараюсь обойтись без любви, если смогу.

Родгар сам почувствовал сомнение в своем голосе, а улыбка Сафо вызвала у него досаду.

Она протянула ему руку:

— Иди поцелуй меня, Бей.

Впервые он отказался:

— У меня нет настроения.

— Только один поцелуй. — Она подошла к нему и взяла за руки. — Думаю, это в последний раз.

Покачав головой, он поднес ее руки к своим губам.

— Я по-прежнему не намерен жениться на ком-либо, Сафо. Ничто не изменилось. И леди Аррадейл тоже имеет не менее серьезные причины оставаться одинокой.

— Не сомневаюсь, — сказала она, не переставая улыбаться.

— В таком случае наша встреча не будет последней, если ты сама не решишь порвать со мной.

Сафо подошла к нему вплотную и обняла за шею.

— Я никогда не откажу тебе, если ты придешь ко мне, чтобы насладиться любовью, Бей. — Затем она приблизила свои губы к его губам, ожидая привычного поцелуя. Сафо была искусной любовницей, и Родгар не уступал ей. Это был долгий поцелуй, доставляющий удовольствие, как любимая еда.

Но когда он закончился, Сафо отступила.

— И все же, — сказала она, — если ты снова придешь ко мне ради любовных утех, я буду очень разочарована. Спокойной ночи, дорогой.

Родгар посмотрел на закрывшуюся за ней дверь, испытывая огромное искушение схватить бокал и разбить его о стену.

Глава 13

На следующее утро Диана осторожно вошла в столовую и, к своему удивлению, увидела там высокую красивую женщину. Несмотря на простое дорожное платье и спрятанные под шляпкой волосы, незнакомка не казалась обычной женщиной.

Ее гладкая кожа имела смуглый оттенок, а высокие скулы и темные глаза наводили на мысль о восточном происхождении.

— Леди Аррадейл, — сказал маркиз, по-видимому, слегка смущенный тем, что его застали с любовницей, — могу я представить вам поэтессу Сафо?

Диана имела все основания отказаться от знакомства с этой женщиной, но ее отказ могли не правильно истолковать. Она заколебалась, не зная, как обратиться к незнакомке.

— Доброе утро, мадам. Вы едете в Лондон?

— Из Лондона, леди Аррадейл. — Женщина смотрела на нее с приветливой улыбкой. Довольная? Удовлетворенная? Черт бы их побрал обоих! — Я собралась на литературный вечер в Ноттингемшире, так что пора отправляться в дорогу. Если по моем возвращении вы все еще останетесь в Лондоне, буду рада видеть вас у себя в салоне.

Диана невнятно произнесла в ответ нечто вежливое и неопределенное, а про себя подумала: «Скорее луна упадет с небес на землю, мадам».

Сафо попрощалась с лордом Родгаром, ничем не подчеркивая свою близость с ним, но тем не менее чувствовалось, что между ними существовала давняя тесная связь.

Сдерживая досаду, Диана принялась за ветчину.

— Мы доберемся сегодня до Лондона? — спросила она.

— Если день пройдет без каких-либо осложнений, вы сможете отдохнуть ночью уже в Лондоне, а завтра предстать перед королевой.

Она закончила трапезу и поднялась:

— Тогда нам лучше отправиться в путь поскорее.

Собираясь садиться в карету, Диана подумала, что наконец-то это нелегкое путешествие близится к концу. Она остановилась, с удивлением глядя на Клару, которая размещалась в другой повозке.

— В чем дело, Клара?

— Мне и мистеру Фетлеру маркиз велел занять эту повозку, миледи.

В роскошной карете Диана с удивлением заметила, что сиденья на противоположной стороне исчезли. Они оказались сложенными и закрепленными на передней стенке кареты.

— Так будет гораздо удобнее, миледи. Согласны?

— Мне и раньше не было тесно, милорд.

— Это мое собственное изобретение. Более того, эти сиденья раздвигаются на всю карету и преобразуются в кровать.

— Значит, — сказала Диана, когда карета покинула гостиничный двор. — единственной причиной таких изменений является ваше желание вытянуть ноги, милорд?

— Не совсем так. Мы должны отрепетировать вашу роль при дворе.

— Мне кажется, я знаю без всяких репетиций, как должна вести себя леди, милорд.

— Но сможете ли вы оставаться сдержанной, если станете мишенью для нападок? Например, как вы поступите, если король скажет, что предназначение женщины заключается только в том, чтобы угождать мужчине и производить на свет детей?

Подавив желание стиснуть зубы, Диана покорно склонила голову:

— Сир, я думаю, женщины, которым удалось достичь такого положения, должны быть счастливы.

— Значит, — сказал маркиз немного более высоким и строгим тоном, вероятно, изображая короля Георга, — вы хотите выйти замуж, леди Аррадейл?

Диана захлопала ресницами.

— Какая женщина не желает выйти замуж, сир, если ей удастся найти достойную партию?

— И к какому же типу мужчин вы больше склонны, миледи? Что? Что?

Она посмотрела на него:

— Что значит — что?

Маркиз слегка улыбнулся:

— Это у короля такая манера переспрашивать. И что вы ответите ему?

Диана задумалась.

— Сир, — сказала она, снова опустив голову, — я думаю, это должен быть храбрый, благородный и сильный мужчина.

— Стало быть, солдат?

— Храбрыми бывают не только солдаты, сир. Я предпочитаю мужчину, обладающего умом и опытом. Который мог бы дать добрый совет и в то же время был бы нежным и внимательным. Который любил бы только меня и никого другого. Особенно, — сказала Диана, глядя на маркиза, — я хочу, чтобы он был предан мне так же, как я ему.

Маркиз спросил уже собственным голосом:

— Вам кажется, что это несуществующий образец мужчины? Брэнд является именно таким мужем для Розы.

— Я еще не закончила, милорд.

— Хорошо, продолжайте.

— Я хочу такого мужа, сир, который не считал бы меня лишь послушной принадлежностью дома, не возражал бы против моих решений и не ограничивал свободу действий.

Маркиз удивленно поднял брови:

— И это лишний раз подтверждает, что мы должны посвятить весь сегодняшний день репетиции. Итак, — продолжал лорд Родгар, — что вы ответите, если король спросит вас о состоянии вашего хозяйства и о ваших делах?

26
{"b":"3456","o":1}