ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отдыхайте.

Диана хотела попросить его лечь рядом с ней, и это желание росло в ней с каждой минутой.

Маркиз понял ее без слов.

— Я знаю, — сказал он, проведя пальцем по ее губам. — Так всегда бывает после сильного волнения.

Он вышел из кареты, и Диана услышала, как он заговорил с двумя слугами. Она готова была отдаться ему прямо здесь, забыв о скромности, достоинстве и репутации, не обращая внимания на слуг, находящихся неподалеку.

Уже совсем стемнело, когда они добрались до гостиницы «Белый гусь». Первый охранник вернулся с двумя грумами и четырьмя лошадьми, которые и дотянули карету до гостиницы. Он ничуть не был потрясен при виде перевернутой кареты с лошадьми, запутавшимися в постромках, и трех трупов — двух на козлах и одного внутри.

— Пару лошадей надо пристрелить, милорд, — сказал слуга недрогнувшим голосом, и Диана подумала, что людям Бея, наверное, пришлось пережить немало рискованных приключений.

В этом месте дороги собралась небольшая толпа. Из соседних фермерских домов на звук выстрелов пришли трое мужчин. Остановилась также почтовая карета. Перед усталыми пассажирами предстало необычное зрелище.

— Какой ужас!

— Что там произошло?

— Это действительно маркиз Родгар?

— Говорят. На дверце кареты его герб…

Диана притаилась в надежде, что ее не заметят.

Почтовая карета не могла нарушать расписание и с грохотом укатила, а кучер пообещал сообщить властям о происшествии. Бей наверняка хотел бы избежать широкой огласки, но теперь это было невозможно.

Крестьяне с фермы ушли за веревками, надеясь потом оттащить и захоронить шестерку околевших лошадей. Тело Томаса Миллера завернули в простыни и одеяла и положили в карету рядом с Дианой, чтобы проводить его в последний путь. Она не возражала. Оказалось, у него были жена и маленькие дети. Сын здешнего фермера, он вырос в поместье Бея.

Гостиница «Белый гусь» была совсем маленькой, но их, грязных и усталых, приняли с особой заботой и человеческим участием. Местный судья, сэр Эресби Мотт, уже был вызван.

— Думаю, сейчас самое время исполнить роль заурядной дамы, — сказала Диана Бею, сидя в небольшой гостиной с низким потолком.

— И вы, разумеется, не умеете стрелять из пистолета. Если все будут думать, что я расправился с негодяями в одиночку, то это только сыграет мне на руку.

Едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, Диана позволила взволнованной жене хозяина гостиницы отвести себя в маленькую, но уютную спальню, где та подала ей сладкий чай. Когда в комнату вошла, шатаясь от усталости, однако целая и невредимая Клара, Диана крепко обняла ее, не скрывая слез.

История второй кареты оказалась проста. Лошадей не травили тисовыми листьями, но порвавшаяся упряжь заставила кучера остановить карету. Пока конюх возился с упряжью, их окружили четверо в масках, силой вытащили из кареты и отвели в придорожные кусты. Там злодеи всех связали и забрали карету для своих черных дел.

Как только Клара успокоилась, Диана послала ее поискать свежее платье. Служанка вскоре вернулась.

— Сожалею, миледи, но все ваши коробки с вещами были во второй карете. Никто не знает, где они теперь.

Диана с огорчением посмотрела на свое испачканное платье.

— Почему нельзя было положить что-нибудь из вещей в багажное отделение главной кареты?

— Но, миледи, туда поместили заводную куклу, обернутую накидками и одеялами.

Диана рассмеялась. Ну конечно, кукла должна путешествовать со всеми удобствами! Она открыла маленький саквояж, который всегда носила с собой, но платье на смену могло оказаться там только по волшебству. Несколько книг, дорожный несессер, кремы и лосьоны, а также пистолеты — вот и все ее имущество на оставшуюся часть пути, пока она не получит в Лондоне весь свой багаж.

Смертельно уставшей Диане было уже не до нарядов. Подкрепившись горячим супом, поданным наверх, хозяйка и ее горничная поспешили забраться в постель. У Клары была с собой только одна длинная ночная рубашка, так что Диане пришлось довольствоваться сорочкой.

Несмотря на усталость, она никак не могла уснуть.

Вскоре Клара стала тихонько посапывать, а сон к Диане все не шел. Вновь и вновь она переживала минуты опасности. Нападение, страх… Но была опасность и другого рода. Тот поцелуй. Затем ее мысли снова вернулись к перестрелке и к отношениям с маркизом после кровавых событий.

Ей вспомнился маркиз Родгар, обнимающий ее в пыли, когда они чудом уцелели после покушения.

Маркиз, держащий за руку умирающего, желая облегчить его предсмертные муки.

А как мужественно держался Бей, потеряв преданного человека!

Кто теперь утешит самого утешителя?

С этой мыслью она поднялась, неслышно закуталась в розовое покрывало и вышла в коридор гостиницы, где царил покой. По словам жены хозяина, на этаже других гостей не было.

Преодолевая страх, Диана бесшумно двинулась по коридору. Она наугад открыла дверь и увидела маркиза, который в одной рубашке с расстегнутым воротом наблюдал за ней. Лицо его было совершенно непроницаемым.

Запахнув плотнее покрывало, Диана прошептала:

— Я хотела узнать, все ли с вами в порядке.

Все так же молча он отступил и жестом пригласил ее войти.

С неистово бьющимся сердцем Диана вошла в комнату.

Глава 15

Здесь, так же как и в ее спальне, помещались только кровать, два стула у небольшого стола и умывальник. Весьма простая обстановка, но довольно милая. На столе у окна стояла ваза со свежими цветами, нежно-голубые лепестки которых ярко выделялись в мерцающем свете свечи. Душистый горошек придавал изящество незатейливому убранству этой чистой, опрятной комнаты. Когда Диана села на один из деревянных стульев, ее опьянил чудесный аромат.

— Как вы себя чувствуете? — спросила она.

Маркиз продолжал стоять.

— Некоторые думают, что я сделан из железа.

— Наверное, вы дали повод так думать.

— Вы тоже решили убедиться в этом?

— Нет, просто я не могла уснуть.

— Неудивительно. — Он указал на стакан и графин на столе. — Это портвейн, правда, не лучшего качества. Мой, к сожалению, опрокинулся где-то по дороге. И все же не хотите ли выпить немного?

Диана кивнула, и он наполнил ее стакан. Затем сел напротив.

— Здесь мы в безопасности и нам нечего бояться.

Она сделала глоток вина, которое, по его словам, было не самого лучшего качества, но оказалось довольно приятным.

— А я и не боюсь. Злоумышленники мертвы, а для нового нападения понадобится много времени.

Он пристально посмотрел на нее.

— Вы узнали кого-нибудь из людей в карете?

— Я не успела разглядеть… А вы, значит, заметили.

— А как же! Четыре человека…

— И три трупа. Но уцелевший, конечно, скрылся.

— Очень жаль, — сказал маркиз. — Леди Аррадейл, вы, кажется, стараетесь оградить меня от неприятных сведений? Она невесело улыбнулась.

— Это у меня в крови — защищать ближнего.

— Мы стараемся успокоить друг друга. Так все-таки вы узнали кого-нибудь в карете?

— Я действительно не успела разглядеть. Думаю, это был всего лишь простой смертный. — Затем она вдруг догадалась:

— Де Кориак?

— Он не простой смертный.

— Кто же еще может быть? Что, если он продолжит преследование?

— Я послал в Лондон за подкреплением, которое уже прибыло. Сейчас гостиница находится под охраной моих людей.

Диана с облегчением сделала большой глоток портвейна.

— Почему за вами охотятся? Чем вы так досадили французам?

— Я мешаю их планам. Они хотят восстановить свой флот и сохранить фортификации в Дюнкерке — весьма удобное место для вторжения на нашу землю. А я считаю, что нужно немедленно их уничтожить.

— Вторжение! На нашу землю не ступала нога неприятеля со времен завоевания Англии норманнами в 1066 году!

— Но зато иностранцы без устали претендовали на наш трон. И Стюарты, конечно, снова попытаются сделать это.

29
{"b":"3456","o":1}