ЛитМир - Электронная Библиотека

От вина и усталости голова Дианы слегка затуманилась. Она отставила стакан.

— Тогда почему Дюнкерк до сих пор не уничтожен, как было сказано в мирном договоре?

— Так же как и в трех предыдущих мирных договорах, а он все стоит. — Маркиз взял ее стакан с недопитым вином и сделал глоток. — Французы очень дорожат Дюнкерком, и исполняющий обязанности французского посланника делает все, чтобы сохранить его. Он даже предложил назвать искусственный канал в этом городе именем Святого Георга в честь английского короля.

— Вы шутите!

— Увы, нет. — Родгар допил вино, затем снова наполнил стакан и поставил его между ними. — Король был очень тронут, особенно потому, что сначала предполагалось назвать канал именем Святого Людовика.

Диана наблюдала, как маркиз пьет портвейн, и не могла отвести глаз от его губ.

«Наш поцелуй», вспомнила она его слова. Затем взяла только что поставленный стакан и умышленно прикоснулась к краю, еще влажному от губ маркиза.

— Неужели короля так легко обмануть?

— Такие мысли могут погубить вас. И я не шучу, — сказал он, но при этом выглядел как-то странно. Глаза его потемнели, и только тогда она осознала, что слизывает кончиком языка капельки портвейна со своих губ. Наверное, это выглядело весьма соблазнительно.

Он отвел взгляд и потрогал лепестки цветов.

— Исполняющий обязанности французского посланника, месье Дейон, очень умный и обаятельный человек.

— И по-видимому, очень опасный?

Родгар вытащил из вазы цветок и снова взглянул на Диану.

— Возможно.

Этот цветок был нежнее дикого мака, и она снова почувствовала волнение, вспомнив флирт маркиза на свадьбе кузины. Правда, сейчас на ней не было платья с жестким корсажем, куда можно было бы воткнуть цветок. Она была в одной нижней сорочке. Ей казалось, что он говорил как-то рассеянно, доверяя ей сейчас такие вещи, которыми, должно быть, делился с немногими людьми.

Родгар откинулся назад, держа цветок возле своих губ и вдыхая его аромат. Диана набрала в рот портвейна и медленно проглотила его.

— Во время войны Дейон служил капитаном драгун, — сказал маркиз, не сводя с нее глаз, — и выполнял также некоторые секретные поручения. Однажды он со сломанной ногой несколько дней добирался до штаба, чтобы доставить депешу. Он не из тех, кто легко сдается. К тому же горд и честолюбив.

Родгар наклонился и взял стакан из ее рук. При этом их пальцы соприкоснулись. Затем он повернул стакан и приложился губами к тому же краю, что и раньше.

Диана едва сдерживала дрожь.

— И чего же он добивается?

— Ранга полномочного посланника.

— А разве французы еще не прислали нам полномочного посланника?

— Скоро должен появиться.

Он протянул ей цветок.

Диана взяла его и поднесла к лицу, наслаждаясь нежным ароматом.

— Скорее всего, — сказал Родгар, — месье Дейон, блестяще справляясь со своими нынешними обязанностями, рассчитывает, что графа де Герье оставят дома и тогда он получит все полномочия и власть, а также дополнительный доход, а это очень кстати, поскольку он уже истратил определенную сумму из средств посланника. — Она заметила блеск в его глазах. — Вряд ли французы когда-нибудь откажутся от соблазна захватить Англию. А этого нельзя допустить, — добавил маркиз, и Диана почувствовала твердую решимость в его голосе.

Неудивительно, что французы хотят покончить с ним. Он стоял на их пути, и его невозможно было обойти, равно как нельзя было сыграть на его честолюбии, задобрить лестью и тем более подкупить.

— Не надо так хмуриться, — сказал маркиз Родгар, взяв цветок и проведя им по ее губам.

Диане показалось, что аромат его вдруг стал более насыщенным, и ее губы задрожали от легкого прикосновения нежных лепестков.

— Но они пытаются убить вас!

— Думаю, теперь я в большей безопасности, чем раньше, — сказал он, продолжая ласкать лепестками ее губы, подбородок и щеки. — Было уже несколько попыток расправиться со мной. В Ферри-Бридж едва не состоялась дуэль. Сегодня нас обстреляли неизвестные, погибло четыре человека, три из которых, вероятно, французы. По замыслу моего врага, я должен трагически погибнуть, так как в другом случае моя подозрительная смерть может вызвать слишком много кривотолков, но для организации нового нападения потребуется время, так что в ближайшем будущем мне ничто не грозит.

Диана перехватила его руку с цветком.

— А если ваша смерть не вызовет подозрений?

— Каким же образом? Всем известно, что я вполне здоровый человек в полном рассудке и не намерен совершать рискованных действий.

«И все же он не застрахован от возможных „случайностей“», — подумала Диана. Она взяла обе руки маркиза и поднесла их к своей щеке.

— Сегодня, — сказала она, — во время нападения я подумала… — Диана осеклась, но было поздно: она зашла слишком далеко. — Я подумала, что напрасно мы не сблизились, и пожалела об этом.

Помолчав, он взял ее руки в свои, и она почувствовала легкое прикосновение его губ.

— И все же, — сказал он, — опасность нашего сближения, о которой я говорил раньше, не исчезла.

— Разве сейчас время думать об этой опасности? — прошептала она. — О каком-то риске? Об осторожности?

Продолжая касаться губами ее пальцев, он выронил цветок.

— Предлагаете забыть обо всем и броситься в пламя страсти? Это безрассудно. Можно больно обжечься. — Однако губы маркиза были горячими как огонь. — Ваши слова продиктованы сильнейшей нервной встряской, Диана.

— А вы ничего подобного не испытываете, Бей? — Она еще не привыкла называть его по имени.

— Почему вы до сих пор сидите здесь и позволяете прикасаться к вам?

— Я так хочу.

Родгар прижал ее ладони к своим приоткрытым губам, и она почувствовала их влажность. Он сделал это так же быстро и соблазнительно, как в прошлом году на балу.

«Если вы когда-нибудь измените свое решение…» — вспомнила Диана.

— Хочу еще, — прошептала она.

Почти не отрывая губ от ее ладоней, он спросил:

— Чего еще?

Ей хотелось крикнуть: «Всего!» Но она не посмела.

— Хочу… хочу прикасаться к вам и целовать. Это возможно?

— Конечно. — Он поднес их сцепленные руки к ее губам, и она поцеловала тыльную сторону ладони, впервые ощутив вкус его кожи.

Но этого было недостаточно.

— Я хочу лечь с вами. Тело к телу, — едва слышно прошептала она, преодолевая нерешительность. Родгар пристально посмотрел ей в глаза.

— Это тоже возможно.

— Я… я имела в виду… только это.

Он улыбнулся.

— Вы можете делать то, что захотите, моя дорогая. Ведь я не юноша и умею владеть собой.

— А как же вы?

— Буду довольствоваться поцелуями.

Диана сжала их сцепленные пальцы и уткнулась в них лицом.

— Почему это желание так напоминает жажду?

Маркиз снова нежно прижал ее руки к своим губам.

— Может быть, потому, что мы хотим устроить пир. Когда в последний раз у вас были ежемесячные недомогания?

Глупо, конечно, но щеки ее зарделись от смущения.

— Несколько недель назад. Они вот-вот должны опять начаться. А почему вы спрашиваете об этом? О… — Диана взглянула на него и вспомнила брошюру Элф. — Но ведь всегда есть риск.

— И вы не боитесь?

Диана едва не задохнулась от волнения. Конечно, она пришла сюда именно за этим, но втайне считала это невозможным. Их полное сближение могло поставить под угрозу ее размеренную жизнь, так же как и его.

— Впрочем, в этом нет необходимости, — сказал он, продолжая касаться губами ее пальцев. — Все в вашей власти. Кажется, вы хотели увидеть мое тело?

Родгар выпустил ее руку, встал и начал расстегивать пуговицы на манжетах своей рубашки.

Диана изумленно смотрела на него. Неужели он действительно собирается раздеться и раздеть ее? Она не это имела в виду. Она и не думала о наготе. Однако не посмела остановить его.

Это только первый шаг.

Но куда? Зачем?

Могла ли она в конце концов удовлетворить свое жгучее любопытство?

30
{"b":"3456","o":1}