ЛитМир - Электронная Библиотека

В такой обстановке убийца мог легко смешаться с толпой, и Диана невольно искала глазами среди собравшихся людей де Кориака. Она не увидела его, но он мог появиться в другой день, например завтра, а ее не будет здесь, чтобы защитить Бея.

Тем временем маркиз принимал прошения, пренебрегая осторожностью, так что Диана не выдержала и сказала:

— Надеюсь, все эти люди явились сюда из лучших побуждений, милорд. Мне будет крайне неприятно, если придется снова падать на пыльную землю в этом наряде.

Его губы тронула легкая улыбка.

— Миледи, никто из нас не сможет существовать под стеклянным колпаком, как восковые цветы.

Он передал пачку петиций слуге и подошел к женщине, которая упала на колени, моля о помощи. Диане тоже захотелось послушать ее историю и чем-то помочь, но у них было мало времени, и Бей ограничился тем, что поднял бедняжку, взял ее прошение и обещал ознакомиться с ним при первой же возможности.

Она насчитала около двенадцати прошений, переданных ему на пути к карете. Это означало, что теперь двенадцать душ уповали на его помощь, заботясь о своих близких.

Занимая высокое положение и имея доступ к королю, Бей являлся последней надеждой для многих отчаявшихся людей в Англии, которые испытывали благоговейный трепет перед ним.

Могла ли Диана поколебать решимость этого человека никогда не жениться и не иметь детей?

Диана снова посмотрела на него, и они обменялись красноречивыми взглядами, после чего она решила, что не оставит своих попыток. Более того, она обязана победить в этой борьбе.

Затем они оба с важным видом продолжили шествие к карете — графиня Аррадейл и маркиз Родгар опять выступали на сцене, каждый в своей привычной роли.

Глава 19

У дворца Сент-Джеймс Диана ощутила необычайное волнение при виде скопления экипажей и людей, жаждущих посмотреть на высокопоставленных особ. Она думала только о встрече с королем, и тем не менее надо было взять себя в руки и держаться достойно под прицелом тысячи глаз. Насколько же ограниченным был круг людей, с которыми ей приходилось иметь дело в Йоркшире!

— Официальные приемы при дворе вызывают огромное любопытство у простонародья, — заметил Родгар нарочито невозмутимым тоном, видимо, стараясь успокоить ее.

— Все эти люди тоже будут во дворце?

— Нет, не все. Кстати, дамы обычно бывают разодеты более пышно, чем джентльмены.

Диана посмотрела на его наряд.

— Мне так не кажется. Во всяком случае, в природе самцы, как правило, имеют более яркую окраску.

— Ну, если следовать утверждению месье Руссо, мы должны быть как можно ближе к природе. — Карета остановилась. — Надо посоветовать королю, чтобы тот приказал всем дамам являться во дворец в серой дерюге.

Лакей открыл дверцу кареты, и Бей ступил на землю. Затем, повернувшись, протянул Диане руку в кружевной манжете, сверкнув драгоценными камнями.

— Похоже, вам нравится дразнить недоброжелателей, — заметила она, спускаясь и расправляя свои пышные юбки.

— Увы, без врагов жизнь была бы скучна. Кстати, позвольте представить шевалье Дейона.

Насторожившись, Диана подошла к статному джентльмену в роскошном коричневом камзоле с красной перевязью через плечо и сверкающим медальоном на груди. Бей тоже надел орден Бани с красной лентой. Две красные перевязи напоминали кровавые раны, полученные в поединке.

— Маркиз, — быстро заговорил шевалье Дейон по-французски. — Я очень расстроен и огорчен… — Спохватившись, он поклонился и обратился к Диане по-английски:

— Миледи, прошу прощения за мой французский. О, кажется, я опять допустил оплошность, — добавил он смущенно. — Нас не представили…

— Леди Аррадейл, — сказал Бей с легкой усмешкой, — позвольте представить вам шевалье Дейона, уважаемого представителя министерства иностранных дел Франции.

Диана протянула руку и поприветствовала француза по-английски. Многозначительный взгляд Бея оказался излишним. Пусть Дейон думает, что она не владеет французским языком. Правда, есть еще более осведомленный де Кориак.

Месье Дейон с изысканной грацией склонился к руке Дианы, но не коснулся ее губами.

— Лондон стал еще великолепнее благодаря вашей красоте, леди Аррадейл, — сказал он, но его лицо тут же приняло трагическое выражение. — Я был потрясен, когда узнал, что вам пришлось пережить по вине негодяев, которые оказались, к несчастью, моими соотечественниками.

— Это, конечно, было ужасно, месье. Впрочем, — добавила она, — в любой стране есть негодяи. Нам удалось спастись. — Она повернулась к Бею:

— И все благодаря необычайной храбрости и уму лорда Родгара.

Маркиз, улыбнувшись, предостерег ее взглядом.

— Все произошло очень быстро, и я сожалею о гибели ваших соотечественников.

— Я тоже, милорд. Мне бы хотелось допросить их.

— О да.

Этот разговор напоминал звон скрещенных клинков.

— По-видимому, они были связаны с месье де Кориа-ком, — заметил Бей, — которого мы встретили в Ферри-Бридж. Вы знаете его, шевалье?

— Де Кориак? — рассеянно произнес Дейон, когда они присоединились к людям, направляющимся во дворец. — Несколько недель назад он передал мне кое-какие бумаги. Больше я ничего не знаю. Кажется, он из Нормандии, из мелкопоместных дворян.

— О, тогда, наверное, граф де Броли может знать его семью. Ведь он живет в Нормандии.

Заметив острый взгляд Дейона, Диана поняла, что Бей нанес удар.

— Сомневаюсь, милорд, — сказал Дейон. — Месье де Броли, отойдя от дел, живет теперь очень замкнуто. — Он повернулся к Диане:

— Уверяю вас, миледи, я постараюсь разобраться с этим ужасным преступлением.

Он поклонился и отошел поприветствовать еще кого-то. Можно сказать, ловко ретировался.

— Кто такой де Броли? — негромко спросила Диана, когда они поднимались по лестнице.

— Тайный начальник Дейона, — сказал Бей так тихо, что Диана едва расслышала слова, а его красноречивый взгляд говорил, что не следует продолжать здесь этот разговор.

Черт побери! Как все это понимать? Единственным господином, стоящим над Дейоном, должен быть король Франции. Может быть, Бею стоит сообщить Людовику о том, что ему известно?

Она со страхом поняла, что Бей только что бросил вызов французу. Конечно, постоянное ожидание очередного подлого нападения может лишить выдержки даже мраморную статую, но все же ей не хотелось, чтобы Родгар терял самообладание. Особенно сейчас, когда она вынуждена будет оставить его без своей поддержки.

Идя по многолюдным коридорам, Диана возблагодарила Бога за то, что король отказался жить здесь, в Сент-Джеймс-ском дворце. Казалось, эти темные древние стены хранили память о несчастных мучениках, которых пытали в этом дворце, а потом вели на казнь. Одними из таких жертв были предки его величества.

Сердце Дианы снова учащенно забилось, когда они приблизились к приемной короля, — как будто сейчас должен был появиться палач с топором в руке.

Теперь она видела впереди короля и королеву, в пышных одеяниях восседавших на троне. Позади стояли придворные. Приглашенные подходили к трону, кланялись или делали реверанс, после чего отвечали на краткий вопрос короля и удалялись. Некоторых удостаивали особой королевской милости, уделяя им чуть больше времени.

Поприветствовав их величества, приглашенные продолжали прохаживаться по зале, негромко беседуя, но при этом зорко следили за тем, чтобы не повернуться спиной к королевской чете, а кое-кто явно стремился поскорее покинуть залу. Диане тоже хотелось последовать их примеру.

Наконец маркиз вывел ее вперед, и она сделала глубокий реверанс, склонив голову. Королева жестом позволила даме подняться, и Диана вспомнила, что должна сделать это непременно с помощью Бея. Придворный этикет был неукоснительно соблюден.

— Мы приветствуем вас в Лондоне, леди Аррадейл, — сказала королева с явным немецким акцентом. Как и говорили, она была невзрачной, с лицом, довольно сильно напоминающим обезьянье, и глазами навыкате.

35
{"b":"3456","o":1}