ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но ты ведь не в тени.

— Я не являюсь тайным агентом, хотя у меня есть таковые. Вот они действительно никому неизвестны.

Диана вздохнула.

— Как это все необычно и таинственно! Мне уже кажется весьма привлекательной жизнь в гуще событий. Однако если политика тайного министерства короля Людовика расходится с официальной, что они замышляют?

— То, о чем мы говорили вчера вечером: вернуть былое преимущество. Официальное правительство Франции зализывает раны, нанесенные войной, а король Людовик намерен снова начать военные действия, мечтая о победе. Более того, он хочет завоевать нас.

— Королю неизвестно о деятельности месье Дейона? Я имею в виду короля Георга.

— Он ничего не знает об этом.

— Разве ты не можешь поставить его в известность?

— Пока не время. Наш король потерял отца в раннем возрасте и мечтал о старшем друге. Он вырос без родительской опеки и до сих пор считает «дорогого кузена Людовика» своим самым достойным наставником.

— Короля враждебной нации?

— Сейчас между нами мир, а Людовик на троне уже много лет, и у него большой опыт. С помощью Дейона Людовик старается всячески воздействовать на английского короля.

— И все-таки тебе следует рассказать обо всем нашему королю. У тебя есть доказательства?

— Весьма сомнительные — всего лишь двусмысленные фразы и шифрованные послания. Если я ограничусь только своими впечатлениями, король может высказать их Дейону и тогда тот поймет, какими сведениями я располагаю, а это опасно для нас обоих, — сказал Бей и многозначительно посмотрел на Диану.

Слезы навернулись ей на глаза.

— Доказательства существования тайного правительства у Людовика весьма шаткие, — продолжал маркиз. — Все, что у меня есть, кажется незначительным, если не знать шифра, а я не хочу рисковать, предоставив его королю. Если французы узнают о нашей осведомленности, они перестанут пользоваться им.

— По-видимому, — сказала Диана, стараясь взять себя в руки, — при дворе существует сложная взаимосвязь различных интересов. Ты действуешь в одиночку?

— Нет, в нашем правительстве есть люди, которые знают о моей деятельности.

— И разумеется, хранят это в тайне.

— Только определенные вещи. — Он умолк.

— Итак, что я должна делать? — спросила Диана.

— Наблюдать и слушать, особенно когда Дейон разговаривает с королевой, а потом сообщать мне. Но будь очень, очень осторожной.

— Значит, мы будем встречаться?

Он снова замолчал, потом поднял на нее глаза.

— Неужели ты думаешь, что я брошу тебя?

— Нет, но… мы будем видеться каждый день?

— Довольно часто. Я вхож сюда. Некоторый интерес к твоим успехам при дворе не вызовет никаких подозрений.

Карета свернула к парадному подъезду дворца. Это почти конец!

— Мы сможем как-нибудь поговорить наедине?

— Вероятно, нет.

Карета остановилась. Дорогу загораживал королевский экипаж.

— Как же мне передавать тебе сообщения?

Немного подумав, Бей сказал:

— Иносказательно. Королева у нас будет Розой, а король — Брэндом.

— Разумно. А кто же тогда Дейон? О, я знаю, — сказала она с улыбкой, — он будет Сэмюел — баран, подаренный Розе.

Бей засмеялся и словно помолодел.

— Надо сказать, это не очень подходит Дейону.

— Почему? — спросила она с улыбкой.

— Это длинная история, — сказал он, все еще улыбаясь. — А кем у нас будет французский король?

Карета качнулась и двинулась вперед.

— Дирк. Это фламандский жеребец Розы. Поверь, мне не придется особенно изощряться, если в письме речь пойдет о лошади и овцах.

Он снова сделался серьезным.

— Хорошо. Но будь осторожной.

Когда карета подъехала к дверям, Диана ясно представляла свое ближайшее будущее. Теперь это была единственная ниточка, связывающая ее с Беем, и, возможно, поэтому он и согласился на ее помощь.

— Это все, что я могу сделать? — спросила она. — Не надо красть письма и записки? Расшифровывать их?

Он взял ее за руку.

— Это не игра, Диана. Будь осмотрительной.

Она смотрела перед собой, стараясь казаться спокойной, однако его прикосновение вызвало у нее дрожь.

— Быть осмотрительной не так-то просто.

Он погладил ее по руке.

— Да, не просто, но возможно.

Диана посмотрела ему в глаза.

— С Маллореном все возможно, не так ли?

— Совершенно верно. Лакей открыл дверцу кареты.

Маркиз ступил на землю, повернулся и протянул руку, чтобы помочь Диане.

Спустившись по ступенькам, она тихо сказала:

— Тогда докажи это, Бей.

Он обескураженно сжал ее ладонь.

Диана сама была потрясена. Она не думала, что сможет так открыто бросить ему вызов, но по-другому не могла поступить. Луна будет горевать, когда узнает, что она упустила возможность соединиться двум половинкам в единое целое.

Внезапно маркиз показался Диане человеком, с которым она встретилась первый раз. Тем самым Черным Маркизом.

— Ты собираешься бороться со мной? — спросил он. Она вздернула подбородок и посмотрела ему в глаза.

— Разве не ясно, что между нами уже давно идет дуэль? Он немного помолчал.

— Надеюсь, не со смертельным исходом.

В сопровождении маркиза Диана вошла во дворец королевы — эту позолоченную тюрьму, испытывая дрожь, но не из-за боязни предстоящего заточения при дворе. Она думала о той темнице, в которую Бей заключил себя на всю жизнь.

Куинс-Хаус был построен герцогом Букингемским и только недавно продан королю. Это было большое, даже более величественное здание, чем Сент-Джеймсский дворец. Диана догадывалась, что этот дом привлек коронованную чету своей незатейливой архитектурой. К тому же он был построен в современном стиле и располагался на территории парка.

Куинс-Хаус оказался менее зловещим, чем предполагала Диана, вероятно, потому, что не хранил память о мрачном прошлом, как Сент-Джеймс. Диана отнюдь не льстила себя мыслью о приятном пребывании здесь, тем более что не было никакой надежды на частные свидания с Беем.

У подножия лестницы короля встречали придворные. Король обратился к маркизу:

— Милорд, проводите меня. — И направился к открытой двери своей комнаты.

Коротко попрощавшись с Дианой, Бей последовал за ним.

Диану охватило такое чувство, словно разрывали надвое ее плоть, но она заставила себя не смотреть ему вслед. Стараясь выглядеть абсолютно спокойной, она обратила свой взор на королеву и сопровождающих ее дам.

— Идемте, — приказала им королева, повернувшись к лестнице. — А вы, леди Аррадейл, зайдите ко мне, когда я переоденусь.

Глава 20

Диана сама с удовольствием поменяла бы свой неудобный наряд, однако теперь она, по существу, была прислугой и потому смиренно отправилась наверх в апартаменты королевы. Две немки-служанки суетились вокруг Шарлотты, снимая с нее жесткую мантию. Королева выглядела явно усталой.

— Я рада, что вы не возражаете против брака, леди Аррадейл, — сказала она. — Его величество тоже доволен. И вы поступаете разумно, желая выйти замуж за человека, с которым могли бы жить в полном согласии. Нет ничего хуже неудачного брака. Вы полагаете, найти подходящего мужа трудно?

— В Йоркшире не так уж много мужчин определенного возраста и положения, ваше величество.

Королева согласно кивнула:

— В Лондоне вполне достаточно достойных мужчин. Король и я ведем довольно тихий образ жизни, но время от времени устраиваем балы. Мы пригласим подходящих джентльменов, и вы выберете жениха по своему вкусу.

Эти слова прозвучали почти как суровый приказ, и Диана сделала реверанс.

— Это было бы большим благодеянием для меня, ваше величество. — Она говорила правду, поскольку знала единственного мужчину, который был в ее вкусе.

— А если вы не сможете выбрать сами, — сказала королева, вдевая руки в рукава легкого платья, — мы сделаем это за вас. Его величество и я не были знакомы до свадьбы. Выбор был сделан другими, и, как оказалось, вполне удачно.

37
{"b":"3456","o":1}