ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вероятно, он все-таки боится, что его кровь также поражена болезнью, которая может перейти по наследству к его детям, ваше величество.

— Он говорил с вами об этом?

Под пристальным взглядом королевы Диана старалась казаться невозмутимой.

— Мы очень мало знаем друг друга. Нам довелось провести вместе лишь несколько дней.

— О! — Королева отвлеклась и улыбнулась своему сыну. — Подойди и покажи мне свой чудесный венок, радость моя.

Диана с чувством облегчения подала малышу руку, чтобы он смог доковылять до матери и показать цветы.

Шарлотта похвалила его, взяла на руки, а затем сказала:

— Многие женщины могли бы позавидовать вам. Вероятно, они посчитали бы, что вы упустили блестящую возможность во время путешествия.

— Пофлиртовать с маркизом, ваше величество? — с деланным простодушием спросила Диана, как будто такое намерение никогда не приходило ей в голову.

Королева поджала губы и переключила свое внимание на лепечущего малыша. Диана облегченно вздохнула и попыталась потихоньку ретироваться, однако снова попала в поле зрения ее величества.

— Так, значит, графиня, мысль о браке с маркизом является для вас неожиданной?

— Абсолютно, ваше величество, — ответила Диана, уверенная, что вполне убедительно изобразила потрясение. Что теперь предпримет королева?

— Подумайте над этим и, возможно, перестанете пугаться. Мой муж считает ваш брак с маркизом превосходной идеей.

— Но сумасшествие, мэм!

— Несомненно, его мать была душевнобольной. И все же маркиз вполне подходящий жених. Вы не можете утверждать, что он неприятен женщинам или имеет какие-нибудь изъяны по мужской части.

— Да, но…

Королева прервала ее жестом и сделала знак удалиться. Ни слова не говоря, Диана поспешно отступила. Удалившись в другую часть сада, она ощутила необычайное волнение, а также острое желание перелезть через железную ограду и сбежать.

Подойдя к прелестной розе, Диана коснулась ее лепестков. От этого прикосновения они сразу опали, и Диана потрясенно посмотрела на образовавшийся розовый ковер под ногами и на то, что осталось от прежней красоты цветка.

Глава 22

Родгар съел наспех приготовленный ужин и удостоил наконец вниманием чертежи Ингрема, подготовленные для строительства новых конюшен, когда объявили о визите сэра Джорджа Афтона. Тот поспешно вошел с необычайно бледным лицом.

— Милорд, слава Богу, вы здесь!

— Что случилось, сэр Джордж?

— Джорджи! Мой сын! Его схватили и обвиняют в конокрадстве!

Родгар усадил сквайра в кресло и налил ему бренди.

— А теперь, сэр Джордж, спокойно расскажите мне обо всем.

Несмотря на сбивчивый рассказ, Родгар понял, что история была довольно простой. В базарный день в Дингеме юный Джордж, невзирая на запрет отца, играл в карты в гостинице. Он проиграл торговцу лошадьми и согласился в счет своего долга доставить в соседнюю деревню купленную кем-то лошадь.

Затем торговец обвинил юношу в воровстве, и местный судья, сэр Хэдли Коммонс, не слишком большой друг Афтонов, назначил слушание дела через час. Пока сэр Джордж потирал виски и пил бренди, Родгар попытался оценить сложившуюся ситуацию. Несомненно, юноша был невиновен, следовательно, торговец лошадьми все это подстроил. Но с какой целью? Вряд ли у сэра Джорджа были столь коварные враги…

Вот у маркиза Родгара они действительно были.

Недавно в Лондоне он представлял Афтонов королю. Здесь есть определенная связь…

Снова Дейон, и, вполне возможно, еще одна его попытка расправиться с маркизом, используя при этом ни в чем не повинного человека.

Но на этот раз, с азартом подумал Родгар, он уличит приспешника Дейона и попробует склонить на свою сторону. Полезно иметь своего человека в стане врага.

Родгар поднялся.

— Я поеду с вами, сэр Джордж, и помогу разобраться с этим делом.

Сэр Джордж встал, судорожно сцепив пальцы; на глазах его блестели слезы.

— Благодарю вас, милорд. Слава Богу, что вы оказались сегодня здесь!

— По счастливой случайности, — заметил Родгар, выходя с ним из дома.

Лошадь маркиза и два вооруженных всадника уже были готовы отправиться назад в Лондон. Родгар на какое-то мгновение заколебался. Предстоящее дело лишало его такой возможности, если, конечно, он не решится ехать потом в темноте через Хоунслоу, что было бы крайне неразумно.

Возвращаться в Лондон сегодня в любом случае глупо, а если дела обстоят так, как он подозревает, то ему следует находиться именно здесь.

* * *

Они въехали в Дингем, пробираясь сквозь встречный поток людей, повозок и животных. Базарный день подходил к концу, и люди разъезжались по домам.

Однако маленький городок все еще бурлил, так как в гостиницах и тавернах оставалось много народу. Базарный день обычно всегда заканчивался таким образом, к тому же сюда прибывали судьи, которые устраивали в гостинице «Якорь» разборку происшествий.

Оставив своих лошадей с сопровождающими грумами, маркиз Родгар и сэр Джордж вошли в гостиницу, минуя женщину, которую только что выпороли за воровство под одобрительные возгласы толпы. Рядом, ожидая своей очереди, стоял под охраной человек с мрачным выражением лица. Как видно, сэр Хэдли решительно наводил порядок твердой рукой.

Люди расступались, давая дорогу маркизу Родгару. Сэр Хэдли резко поднял голову и нахмурился. Затем, не обращая внимания на вошедших, обратился с вопросом к пожилому мужчине. Трое мировых судей посовещались, после чего Коммонс ударил по столу своим судейским молотком.

— Виновен в недомере. Штраф в три шиллинга или двадцать ударов плетью.

Старик с ворчанием вынул из кошелька несколько монет, уплатил штраф и быстро ушел.

Следующим был юный Джордж Афтон.

— Вот видите, сэр Джордж, — сказал Хэдли, — я задержал рассмотрение дела вашего сына, как вы просили, до вашего возвращения.

Хотя это было сказано весьма недоброжелательно, сэр Джордж благодарно кивнул.

— Спасибо за одолжение, судья.

Судья обратился к Родгару:

— Милорд, вас тоже интересует это дело?

— Меня всегда интересует правосудие, сэр Хэдли. Продолжайте разбирательство.

Родгар по своему статусу имел право вмешиваться в судебные дела. Он молча наблюдал за происходящим. Обвинитель, торговец лошадьми, вероятно, был всего-навсего негодяем, но Дейон обладал изощренным умом, и наверняка кто-то еще затаился поблизости, выжидая удобного момента для нападения, возможно, местный житель.

«Ради прекрасной Дианы, — подумал Родгар, мрачно усмехнувшись. — Как-то она освоилась со своим новым положением, как провела свой первый вечер при дворе…»

Тем временем юный Джордж уже предстал перед судьей. Молодой человек выглядел помятым и испуганным, хотя старался не терять достоинства. Волосы его растрепались, так как лента, которой он стягивал их, потерялась. Очевидно, он побывал в драке; об этом красноречиво свидетельствовали разбитый нос и рассеченная губа. При виде отца он смущенно потупился, но вздохнул с некоторым облегчением.

Обвинение было оглашено, и обвинитель, торговец лошадьми Стрингл, давал показания.

Родгар быстро оценил его. Он не из местных, но не вызывал особых подозрений. Добропорядочный, солидный англичанин. Впрочем, Дейон едва ли стал бы использовать француза.

Среднего роста, широколицый, одет прилично. Он внятно излагал свою историю и, по всей видимости, был весьма огорчен.

Если он на самом деле негодяй, то великолепно справлялся со своей ролью потерпевшего.

Еще три человека в один голос подтверждали, что в гостинице действительно играли в карты и что Афтону-младшему не везло. Это были местные жители, не слишком охотно дававшие показания; хотя двое из них казались явными бездельниками и смутьянами.

Джордж и его отец побледнели, так как за кражу лошадей грозила виселица. Родгар не сомневался, что в конце концов удастся спасти молодого человека, используя свое положение, но ему хотелось большего — подцепить людей Дейона на крючок.

42
{"b":"3456","o":1}