ЛитМир - Электронная Библиотека

Поговорив еще немного с композитором, маркиз поддался непреодолимому желанию и направился к графине. Ее каштановые волосы блестели в свете свечей, и даже под пудрой кожа казалась перламутровой. Несмотря на корсет и юбки с кринолином, он мог различить чудесные изгибы ее прелестной фигуры, и ему нестерпимо захотелось обнять ее.

Родгар приблизился, заметив лорда Рэндольфа Сомертона, с хищным видом увивающегося вокруг Дианы. Одет он был совершенно безвкусно, выбрав костюм фиолетового цвета.

Сомертон, красивый, статный блондин, пользовался успехом у дам. Очень многие молодые леди старались привлечь его внимание, хотя всем хорошо было известно, что ему нужна богатая наследница. Сын герцога, он вполне мог бы сделать выбор, однако до сих пор не прилагал особых усилий к поиску невесты.

Должно быть, богатство и титул Дианы показались ему особенно привлекательными. По слухам, Сомертон-старший устал от карточных долгов сына.

Здесь же находился Дейон, который, улыбаясь и оживленно жестикулируя, был сама любезность и доброта.

Графиня не стала притворяться, что не замечает маркиза, и, когда он подошел, повернулась к нему с холодной вежливой улыбкой.

— Лорд Родгар, как приятно видеть вас снова так скоро.

Он поцеловал ей руку и, внимательно посмотрев на Диану, не заметил никаких признаков отчаяния.

— Лондон есть Лондон, миледи, и, вероятно, мы будем встречаться довольно часто.

Одна из дам тотчас начала расспрашивать маркиза о нападении на дороге.

— Пожалуйста, удовлетворите любопытство мисс Хест-роп, милорд, — сказала Диана, возбужденно помахивая золотым веером. — Я пыталась сделать это, но тогда я была слишком напугана и не заметила ничего, кроме ужасного шума.

— Хорошо, что вы не стали кричать и хватать меня за руку, в которой был пистолет, леди Аррадейл. Я, несомненно, обязан вам жизнью.

Наполовину сложив веер, она бросила на него короткий испепеляющий взгляд, и он решил больше не дразнить ее, приступив к пересказу истории.

— Какой ужас, лорд Родгар! — воскликнула молодая леди. — Теперь я боюсь путешествовать!

— Я уверен, это был исключительный случай, мисс Хестроп.

— И вы оборонялись от разбойников одной рукой? Какая храбрость!

— Не совсем так…

— Мой Бог, милорд! — воскликнул Дейон. — Вы слишком скромны. Убиты трое нападавших, а у вас было всего два пистолета. Вы должны рассказать нам, как вам удалось совершить такое чудо.

— Мне просто повезло, — сказал Родгар, почувствовав неприязнь в словах Дейона. — Что тоже можно рассматривать как чудо.

— Удача нужна во всех случаях жизни, милорд. Однако как вы объясните столь необычайное везение в данном случае?

— Мой охранник выстрелил всего один раз и, увы, был убит. Первым выстрелом я поразил одного из нападавших. Второй выстрел по странной случайности оказался смертельным сразу для двоих, но не стоит это описывать в присутствии дам.

Однако мисс Хестроп запротестовала и потребовала рассказать всю историю до конца.

Графиня подняла руку, на которой, к удивлению маркиза, не было обычных украшений.

— Милорд, пожалуйста, не надо рассказывать об этом! — умоляюще сказала она. — В моих ушах до сих пор звучат выстрелы и ужасные крики… — Она качнулась в его сторону. — О Боже.

Он подхватил ее и на миг прижал к себе, а затем повел к дивану.

— Тысяча извинений, дорогая графиня, за то, что так расстроил вас.

— Это не ваша вина, милорд. Пожалуйста, не беспокойтесь.

— Но я дал слово заботиться о вас. — Он повернулся и потребовал для нее вина.

Диана содрогнулась и старалась не смотреть на Бея. Но когда он протянул ей бокал с вином, она почувствовала, что к ней вновь возвращаются силы.

В это время король объявил о начале демонстрации механических игрушек. Когда Дейон начал вступительную речь о мире, согласии и вечном братстве, Диана облегченно вздохнула. Она не представляла, насколько трудно находиться рядом с Беем под прицелом сотни любопытных глаз.

Поскольку сейчас все взоры были устремлены на Дейона. она рискнула украдкой взглянуть на маркиза. Их взгляды встретились, и Диана увидела в глазах Родгара глубокую озабоченность.

Она слегка улыбнулась, как бы отвечая на его молчаливый вопрос. «Я чувствую себя хорошо». А затем, пользуясь утонченным языком веера, добавила: «Я люблю тебя».

Дейон закончил свою речь и величественным взмахом руки раскрыл подарок.

— Это голубь мира!

Свет от свечей заиграл на перламутровых перьях, окаймленных серебром, и на кончике каждого пера ярким блеском вспыхнули крошечные бриллианты. По зале прокатился вздох восхищения, но Диана и Бей лишь насмешливо переглянулись. Оба понимали, что действие этой механической игрушки должно быть весьма примитивным и потому потребовалось такое сверкающее внешнее оформление.

Дейон нажал на рычажок, и механизм пришел в действие.

Сверкающая птица завертела головой, слегка изгибая шею, что с точки зрения механики достаточно просто осуществить, затем опустила голову и ухватила оливковую ветвь. Раздался щелчок, когда произошло соприкосновение, после чего птица подняла голову и веточка оказалась в ее клюве. Затем она расправила крылья и обнажила под ними сделанную золотом надпись: «Мир».

Все зааплодировали и сгрудились вокруг голубя. Родгар, сохраняя спокойствие, протянул руку графине.

— Не хотите ли поближе ознакомиться с игрушкой, миледи?

Она слегка улыбнулась при слове «игрушка» и подала ему руку.

— Я хотела бы посмотреть в действии другой механизм. Мне известно, что вы заказали его для их величеств.

— Романтическая безделица. Но если она вызывает у вас любопытство, миледи, ее можно завести.

Родгар повернулся к королю, но Диана сказала:

— Одну минуту, милорд.

— Да? — настороженно спросил он.

Помахивая веером, она продолжила:

— Думаю, вам будет интересно узнать, что я получила известия от Брэнда и Розы.

Это был их шифр.

— Они здоровы? — спросил маркиз.

— По-видимому, да, но меня удивляет, как много времени Роза проводит с Сэмюелем — своим бараном. — Диана улыбнулась и кивнула проходящей мимо паре. — Похоже, он совсем очаровал ее.

Родгар едва удержался, чтобы не засмеяться от такого сравнения, хотя настоящее сообщение о том, что Дейон часто бывает у королевы, было совсем не смешным.

— Больше, чем муж? — спросил он.

— Вы же знаете, Брэнд так занят. Мне кажется, это неразумно, хотя Роза, несомненно, рассказывает ему обо всем, что происходит среди овец. Все это кажется мне очень опасным.

— Бараны неопасны, — многозначительно ответил он. Наверное, Диана чувствовала некую угрозу? Возможно, поэтому она вела себя чрезвычайно осторожно.

— Вы чувствуете себя неловко среди баранов, леди Аррадейл? — спросил он.

— Не в этом дело…

К ним присоединился Сомертон под руку с мисс Хестроп.

Родгар заметил, как сжались губы Дианы, но она тотчас снова улыбнулась и продолжила:

— Роза очень интересуется моим замужеством, милорд. — Обратившись к подошедшей паре, она пояснила:

— Роза — моя дорогая кузина. Она желает мне счастья. Она и ее муж.

— Вполне естественно, что их интересует ваш выбор, миледи, — сказал Сомертон. — Они, безусловно, будут довольны, если вы выйдете замуж за человека с севера.

Диана посмотрела на него с легким презрением.

— Возможно, но их рекомендации довольно странные. Один жених — обнищавший хлыщ, а другой — восточный правитель. Разве это не абсурд?

— Какая-то нелепость, — согласился Сомертон с озадаченным видом, не подозревая, что именно его обозвали хлыщом. «Господи, — подумал Родгар, — эта женщина скоро вынудит меня рассмеяться во всеуслышание».

Однако сообщение было весьма тревожным. Король и королева намереваются выдать ее за него? А он считал, что уже давно убедил короля в своем решении никогда не жениться.

— Почему они проявляют такой интерес к этому? — спросил Родгар.

— Увы, — сказала Диана, — я по рассеянности создала у Брэнда впечатление, что готова подчиниться их выбору.

46
{"b":"3456","o":1}