ЛитМир - Электронная Библиотека

О, проклятие. Уж лучше думать о том, какие ткани, кружева и украшения для волос могли бы больше всего понравиться Бею. Голова ее шла кругом от невероятного скопления людей, непрерывного грохота колес и громких криков уличных торговцев. Йорк и Харроугейт были совсем не такими.

Когда ее толкнули в толпе и кто-то наступил на ногу, она подумала, что в присутствии Бея этого бы не случилось. Увидев на одной из дверей медную вывеску, Диана с облегчением устремилась в салон одежды. Казалось, она попала в райский уголок по сравнению с улицей.

Появилась сама хозяйка и провела ее в отдельную комнату, где подали вино и пирожные. Диане предложили журналы мод, а затем миссис Мэннерли начала быстро и умело делать наброски. Как только дамы пришли к общему решению, с Дианы сняли мерку. Все это время лорд Рэндольф с отсутствующим видом слонялся без дела.

Рассеянный муж, может быть, даже лучше умного — за исключением, конечно, Бея, но с таким человеком можно сойти с ума. Час в обществе лорда Рэндольфа показал, что он не думал ни о чем, кроме собственной персоны. Нельзя сказать, что он глуп, но, безусловно, лорд Рэндольф отличался леностью ума. Никто никогда не принуждал его думать, а делать это самому ему не приходило в голову. Он так настойчиво стремился завладеть богатством Дианы только потому, что идеалом жизни для него было беспечное существование, когда есть только одна забота — как потратить деньги.

Вздохнув, Диана еще раз просмотрела свои заказы и одобрила их.

— Желаете что-нибудь еще, миледи?

Вспомнив одну из картинок в журнале, Диана начала листать его.

— Может быть, греческий наряд, миледи? — предупредительно сказала миссис Мэннерли. — У нас есть классические ткани, как раз для маскарада.

Диана рассматривала картинку с изящной женщиной, бесхитростно обернутой в ткань наподобие древнегреческого пеплума.

— Это подойдет для богини Дианы?

— Конечно, миледи. Замечательный образ.

— Маскарад состоится через два дня, — сказала она хозяйке салона. — Будет ли готов костюм к этому времени?

— Конечно, миледи. Хотя это не так просто, как кажется. — «Не думайте, что это обойдется вам дешево». — Желаете белый шелк, миледи? Или прекрасную льняную ткань для достоверности?

— Будем придерживаться достоверности, — сказала Диана вставая. — И еще мне нужны соответствующие аксессуары: маска, сандалии, украшения, а также лук и стрелы серебряного цвета.

Хозяйка сделала реверанс.

— Все будет исполнено, как желаете.

Диана покинула салон в приподнятом настроении с мыслью о том, что она будет представлять на маскараде богиню-охотницу и Бей, конечно, поймет ее выбор. Кроме того, им, несомненно, удастся среди шумного бала улучить момент побыть наедине.

— Вы очаровательны, когда счастливы, леди Аррадейл.

Диана вздрогнула, совершенно забыв о своем спутнике.

— О, — весело сказала она, все еще пытаясь вызвать у него неприязнь к себе, — хождение по магазинам — это главное мое развлечение.

— В таком случае, дорогая, будьте уверены, что, став вашим мужем, я никогда не буду ограничивать вас в этом и никогда не буду уклоняться от оплаты по счетам.

Диана едва сдержалась, чтобы не сказать, что ее счета будут принадлежать только ей.

— Как ваша жена, я тоже не буду препятствовать вашим покупкам, милорд.

— Как вы вообще сможете возражать? — удивился он.

Диана испытывала огромное желание надерзить ему в ответ, но, вспомнив о своей роли, захлопала ресницами.

— Разве вы не говорили, что мои желания не будут обременительными для вас, милорд?

— О да. — Он поднес ее руку к своим губам. — Вы будете всецело править мной, моя дорогая леди.

Все еще моргая, она сказала:

— Надеюсь.

Он продолжал держать ее за руку, остановившись на улице у ожидавшей их кареты.

— Значит, мы договорились, миледи?

— О чем?

— Разумеется, о браке. Их величества будут довольны.

— Нет, — сказала Диана, высвобождая руку. — Мы лишь вскользь упоминали о такой возможности, лорд Рэндольф.

— Ну-ну. Не надо играть со мной, дорогая леди. Вы должны обязательно выбрать жениха, так не лучше ли сразу покончить с этим?

Диана поспешно села в карету, сетуя на то, что опять поставила себя в затруднительное положение. Когда лорд Рэндольф устроился напротив, она ответила:

— Вы застали меня врасплох. Мне необходимо время для принятия окончательного решения.

— Вы уклоняетесь от ответа, миледи. Я сообщу об этом королю, как только мы вернемся.

— Тогда я буду все отрицать!

Снисходительно вздохнув, он обратился к миссис Хаггердорн:

— Леди Аррадейл говорила о браке вполне определенно, не так ли?

— Да, это прозвучало именно так, леди Аррадейл, — подтвердила немка.

— В таком случае, — сказала Диана, — женщина имеет право передумать.

— Так, значит, вы признаете, что все-таки имели намерение выйти замуж за меня, дорогая леди?

Лорд Рэндольф оказался не так уж глуп. Он незаметно поймал ее в ловушку.

Она прикинулась наивной простушкой.

— О, вы совсем запутали меня, милорд! По правде говоря, я действительно подумывала о вас как о муже. Вы очень нравитесь мне. Но мы знаем друг друга всего несколько дней. Я не могу так скоро принимать решения. Пожалуйста, не говорите пока ни о чем королю. У меня голова идет кругом.

Он покровительственно похлопал ее по руке.

— Ваша голова перестанет кружиться, как только мы поженимся. Доверьтесь мне, леди Аррадейл. Одно слово, и вам не придется ни о чем заботиться, кроме своей красоты.

— О, это было бы просто замечательно, милорд. Однако отец учил меня никогда не спешить с важными решениями. Мне нужна по меньшей мере неделя, чтобы обдумать все.

Лорд Рэндольф бросил на нее быстрый острый взгляд, который выдавал холодного, расчетливого человека.

Затем он снова улыбнулся.

— Пусть будет неделя. Но может быть, вы примете решение раньше, любовь моя? Я буду ждать с волнением каждый день.

«Любовь моя». Как противно звучат эти два нежных слова в его устах.

* * *

Диана вернулась в Куинс-Хаус, считая его теперь скорее убежищем, чем тюрьмой. Разумеется, лорд Рэндольф не сможет ни хитростью, ни силой заставить ее выйти замуж за него, однако от улыбки и хищных намерений этого себялюбца по коже у нее пробегали мурашки. И, что еще хуже, ей приходилось вести себя с ним доброжелательно, пока она не разрушит мрачные препятствия на пути к сердцу Бея.

Сегодня ей не придется вести беседы со своими поклонниками. Королева потребовала от Дианы подробно рассказать ей о сделанных заказах и изъявила желание взглянуть на те покупки, которые она привезла. Позднее, после обеда, явились певцы и музыканты Королевского театра, чтобы дать концерт королевскому окружению. Звучали арии из. популярной оперы мистера Баха «Орион», в которой прославлялась богиня Диана.

Поскольку она знала итальянский язык, ей легко было понять содержание оперы. Чудесная музыка разбередила душу Дианы. Конец арии Ориона об утраченной любви был так трогателен, что Диана не могла сдержать слез.

— Ну-ну, леди Аррадейл, — сказал король, подходя к ней и предлагая свой носовой платок, — мы не хотим, чтобы вы страдали.

— Очень трогательная музыка, сир.

— Да, музыка чудесная, но я думаю, ваши слезы вызваны неустроенностью вашего положения. Как и все женщины, вы переживаете одиночество и считаете себя несчастной. Пора делать выбор.

Скрывая волнение, Диана посмотрела на короля.

— Мне очень трудно сделать выбор, сир. Так много порядочных, достойных мужчин.

— И все они устраивают вас? Вы не должны грустить, к тому же такая неопределенность очень огорчает королеву. Пора принимать решение.

— Через несколько недель, сир…

— Нет-нет! Я вижу, как вы расстроены. Готов поклясться, вы совсем побледнели. Человек может заболеть или даже сойти с ума от такой нерешительности…

Диана взглянула на него, уверенная, что упоминание о сумасшествии было не случайным.

49
{"b":"3456","o":1}