ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Элиза в сердце лабиринта
Что посеешь
Подсознание может все!
Пассажир
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Музыка ночи
Мертвое озеро
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума

Казалось, каждый в зале хотел, чтобы Купидон остановил на нем свой выбор. А стрела любви все продолжала искать цель.

Диана вдруг обратила внимание на акцент Купидона. Он, несомненно, был иностранцем. Вполне возможно, итальянцем, как большинство оперных певцов. А что, если француз? И голос его явно не был поставлен.

Де Кориак?

Бей приближался к королю, и ей хотелось предупредить его. Хотя, разумеется, маркиз уже догадался и потому так поспешно покинул ее.

Но ведь де Кориак хотел убить именно Бея.

Король смеялся и аплодировал вместе с остальными.

Затем раздался его голос:

— Порази меня, бог любви. Я хочу еще крепче любить свою королеву!

Все вокруг зааплодировали, а Купидон послушно направил стрелу в сторону короля.

Глава 33

По тому, как изогнулся лук, Диана мгновенно поняла, что он настоящий. Она вспомнила, что и у нее тоже настоящие лук и стрелы. Здесь это было, пожалуй, единственное оружие.

Бей уже был рядом с королем. Что он собирается сделать? Повалить на пол и закрыть своим телом?

С громко бьющимся сердцем она сняла с плеча свой лук и вложила в него одну из серебряных стрел.

Руки дрожали и стали липкими от пота.

Проклятие! Она вытерла их о платье.

Купидон уже слегка натянул тетиву. Наступила тишина, как будто все вдруг почувствовали неладное…

В этот момент перед королем возник Бей, раскинув в стороны руки со сверкающими перстнями.

— Прошу прощения, сир, но мне кажется, я в большей степени нуждаюсь в любви.

По залу прокатился ропот. Все были потрясены: как посмел маркиз стоять спиной к королю!

— К тому же, — улыбнулся Бей, — ваше сердце скорее всего должна поразить богиня Диана.

— Хотите, чтобы я выстрелил в вас, милорд? — спросил Купидон.

Маска существенно искажала голос, и Диана засомневалась. Ошибка могла стать роковой.

С широко расставленными руками подходя все ближе и ближе к помосту, Бей говорил:

— Кажется, вы не бог любви, сэр, а бог смерти. Ведь ваша стрела с самого начала была предназначена для меня, не так ли, месье де Кориак?

Король вскрикнул, и все вокруг замерли в недоумении. Диану охватило отчаяние: Купидон уже до конца оттянул тетиву лука, а Бей находился от него на опасно близком расстоянии.

Сейчас или никогда. После секундного колебания Диана прицелилась и с молитвой выпустила стрелу. Она глубоко вонзилась в грудь де Кориака, а его собственная стрела угодила в стену. С протяжным криком он рухнул на искусственную траву.

Актриса, изображавшая богиню Диану, упала в обморок, а маленькие амуры убежали со сцены. Бей оттащил умирающего, пряча его от перепуганных гостей. Ошеломленная, Диана увидела, как Брайт, Элф, Порция и Форт пытаются успокоить испуганных гостей, устремившихся к выходу.

Кто-нибудь мог пострадать в этой давке.

Король, охраняемый придворными, вдруг вышел вперед, сверкая золотыми доспехами.

— Послушайте, — громко крикнул он, — это был всего лишь один безумец, с которым покончено. Успокойтесь, успокойтесь, господа, вам ничто не угрожает.

В зале наступила тишина, и все повернулись к нему.

— Как видите, я цел и невредим благодаря храбрости лорда Родгара… — Он замолчал, видимо, задаваясь вопросом, откуда прилетела роковая стрела.

Диана поспешно спрыгнула со скамьи, но некоторые заметили ее.

— Ваше величество, приношу глубокие извинения за это происшествие. Ужин уже накрыт, и я приглашаю всех спуститься вниз, — раздался голос Бея.

Все успокоились и двинулись к дверям, как вдруг кто-то громко спросил:

— А кто же все-таки пустил стрелу?

— Вероятно, настоящий Купидон, — сказал Бей, явно стараясь отшутиться.

— Стреляла я, — призналась Диана.

Перед ней все расступились, и опять послышались взволнованные голоса.

Диана подошла к королю, и Бей тотчас встал рядом с ней. На сцене осталось только кровавое пятно.

Это была кровь, которую пролила она…

— Вы умеете обращаться с луком и стрелами, графиня? — спросил король, выглядевший в большей степени пораженным, чем рассерженным.

Диана призвала на помощь все свое хладнокровие. На этот раз она не упадет в обморок после убийства.

— Да, меня интересовала стрельба из лука, ваше величество.

— Может, вы случайно попали в него? — предположил король.

Мельком взглянув на Бея, Диана сказала:

— Нет, сир. Я достаточно хорошо владею этим оружием, хотя в большей степени — пистолетом. Это умение позволило мне дважды спасти жизнь человеку, которого я люблю.

В толпе снова раздались удивленные восклицания.

Бей взял ее за руку.

— Мы с леди Аррадейл постоянно спорим о том, кто кого должен защищать, сир, но, признаться, я ничуть не жалею о ее незаурядных для женщины способностях. Сильная и смелая жена, которая сможет защитить себя и других, — это бесценный дар.

Диана затаила дыхание от радости и вместе с тем боялась за Бея, который только что, по сути, бросил вызов королю. Лицо Георга III помрачнело.

— Понимаю, понимаю. Что ж, пусть каждый мужчина выбирает себе жену по вкусу, а сейчас, — он повернулся к двери, — пойдемте и выберем себе по вкусу блюдо на пиру у маркиза!

Он вышел из бальной залы, и все устремились вслед за ним, болтая о том, что теперь маркиз может лишиться покровительства короля. Неужели ему дороже брак с этой странной графиней?

Диана и Бей оказались одни под полной луной, освещавшей залу.

Она ждала, когда он заговорит, но затем не выдержала:

— Значит, жена?

Неожиданно он взял ее за обе руки.

— Полагаешь, я взял на себя слишком много? Все-таки есть риск…

— Вся наша жизнь риск!

Счастье почти у нее в руках!..

Глаза его потемнели.

— Я весь твой, со всеми достоинствами и недостатками.

Диана ошеломленно посмотрела на него, не веря своим ушам. Он принадлежит ей?

— На всю жизнь, — сказал он, — со всеми невзгодами, которые сопровождают ее. А если боги будут милостивы к нам, то с любовью, радостью и плодотворным трудом.

Диана обвила его руками и что есть силы прижала к себе.

— Я сейчас заплачу.

Его губы прильнули к ее щеке, вбирая слезы. Бей снял с себя маску, потом с нее и поцеловал ее.

Это был поцелуй, полный очарования, как в первый раз.

Обнявшись, они продолжали целоваться под сияющей луной.

Диана прижалась к его груди.

— Следует ли понимать это как согласие? — спросил Бей.

— Мне хочется быть наедине с тобой, — прошептала она. — Долгие дни, недели, всю жизнь.

Он потерся щекой о ее щеку.

— Скоро, очень скоро это произойдет. Но сейчас, увы, мы должны идти к гостям. Однако сначала, — добавил он, — я хочу подарить тебе маленькую звездочку. Если вы примете ее, миледи.

Он снял с мизинца кольцо и протянул ей.

Диана с дрожью подала ему свою ладонь.

— Я чувствую себя так, будто могу летать. Может быть, поднимемся на крышу и попробуем?

Бей рассмеялся:

— Безрассудная девчонка. Даже с Маллореном не все возможно.

— Конечно, безрассудная, — сказала она. — А разве ты, Бей, сейчас не безрассуден?

— Да, и ты нужна мне, как воздух, — ответил он, надевая кольцо ей на палец.

Диана посмотрела на огромный многогранный бриллиант, несомненно, самый большой и яркий из всех драгоценностей маркиза, и радостно засмеялась.

— Знаешь, что мне больше всего нравится в тебе, Бей?

— Скажи.

Никогда еще она не видела его таким сияющим и радостным.

— То, что ты любишь меня, как я тебя.

— Я преклоняюсь перед тобой.

— Обещай мне…

— Все, что угодно.

— …не меняться ради меня. Я люблю тебя таким, какой ты есть.

Он взял ее за руку.

— А я думал, ты хотела, чтобы я стал другим.

— Ты чувствуешь изменения в себе?

— Безусловно.

— Тогда это плохо.

— Диана, — запротестовал Бей.

— Ты не должен менять свою сущность, — горячо сказала она. — Я хочу только таких изменений, каким подвержены все мы, двигаясь вперед по жизни, но в согласии со своей натурой.

61
{"b":"3456","o":1}