ЛитМир - Электронная Библиотека

— Промышленности? — Диана решила, что она слишком увлеклась своими мыслями и не правильно поняла смысл сказанного.

— Я имею в виду фабрики по обработке шерсти, хлопковые мануфактуры и тому подобное.

Диана удивленно посмотрела на собеседницу. Поездка в Шотландию не являлась чем-то необычным, но создание промышленных предприятий…

— Это очень интересует меня, — сказала леди Элф и, кажется, лукаво улыбнулась. — Мы также хотим поехать вместе с Брайтом и Порцией посмотреть на акведук герцога Бриджуотера. Еще нас интересует порт в Ливерпуле.

Диана ответила что-то неопределенное, и ей начало казаться, что все это сон. Недаром ей уже снились кошмары по поводу этой встречи.

Она планировала устроить прием для пресыщенных южан, которые свысока смотрели на менее роскошный север. Но теперь не известно, чего ожидать от них. Может быть, маркиз захочет покорить ее тем, что предложит прорыть осушительный канал в торфяных болотах?

Диана огляделась вокруг. Нет, это не сон. Она почувствовала, что готова убежать и спрятаться на болотах на ближайшие три дня. Но она храбро призвала на помощь всю свою выдержку и, скрывая тревогу, проводила Маллоренов в дом, передав их заботам слуг. По крайней мере у нее появилась передышка.

Необходимо было пересмотреть планы на оставшийся день.

Сначала все должны отдохнуть в своих комнатах после путешествия. Затем обед — она уже распорядилась, чтобы ее место и место маркиза были на противоположных концах стола. После обеда — музыка и карты, которые должны занять мужчин, и таким образом она сможет избежать общества маркиза.

Внезапно раздался громкий крик, отразившийся эхом от высокого потолка, мраморных стен и колонн холла.

Маленький Артур, утомившись, закапризничал, а в таких случаях его чрезвычайно трудно было успокоить.

Малыш Фрэнсис, сидя на руках отца, тоже решил заплакать в знак солидарности. Когда лорд Брайт поспешил передать одной из служанок своего сына, разразившегося новым криком, Диана едва удержалась от того, чтобы не заткнуть уши руками.

Служанки быстро унесли младенцев. Встревоженные и немного смущенные родители поспешили вслед за ними. Крики стихли, и наступила тишина. Последними в дом вошли Уолгрейвы.

На крыльце остались стоять только маркиз и Диана.

Она повернулась к нему, чтобы напоследок сказать ничего не значащую любезность, но осеклась, увидев выражение его лица.

— Вы хорошо себя чувствуете, милорд?

Напряженный взгляд исчез, хотя Родгар был все еще бледен.

— Это всего лишь легкая головная боль, — сказал он, добавив с невеселой улыбкой:

— Хочу заметить, в вашем холле потрясающая акустика.

Диана непроизвольно ответила ему также улыбкой, которая как бы говорила, что в этом безумном мире они единственные здравомыслящие люди.

Опомнившись, она поспешно ретировалась и скрылась в кабинете, где никто из гостей не мог потревожить ее.

Но это не помогло. Улыбка маркиза продолжала связывать их незримой прочной нитью, которая не оборвалась, даже когда она оказалась за плотно закрытой дверью.

Глава 5

В этот вечер за обеденным столом сидели четырнадцать человек: взрослые Маллорены, Роза, Диана, ее мать и несколько домочадцев. При этом маркиз занимал место, которое Диана уготовила для него, — на противоположном конце стола, по правую руку от матери.

И все же незримая нить продолжала связывать Родгара и Диану.

Она постоянно заставляла себя даже не смотреть на него и старалась сосредоточить свое внимание на других мужчинах — лорде Стине и лорде Брэнде.

За столом завязалась оживленная беседа. Маркиз не вступал в споры и лишь иногда позволял себе замечания, причем довольно остроумные. Диана, несмотря на свои намерения, все-таки поглядывала на него украдкой, продолжая поддерживать разговор с женщинами.

Маркиз, будучи частью большой семьи, заметно отличался от своих родных. Весь вечер Диана ловила себя на мысли, что он скорее походил на отца, чем на брата, хотя по возрасту был ненамного старше лорда Брайта.

— Вы хорошо себя чувствуете, леди Аррадейл? — спросил лорд Стин.

Диана улыбнулась через силу и положила себе на тарелку кусочек пирога.

— Да, конечно, милорд. Прошу прощения, немного задумалась. — Затем отважилась спросить:

— Наверное, хорошо быть членом семейства Маллорен?

Он слегка скривил губы:

— По-моему, хорошо наслаждаться жизнью в уединенном местечке Девоншира.

Диана усмехнулась и перевела разговор на другую тему, но при этом не выпускала из поля зрения маркиза.

Он был элегантен, учтив, приятен в общении, и скорее всего многие любили его. И тем не менее что-то в нем вызывало неприязнь.

В конце концов она поняла, в чем дело.

Маркиз старался держаться особняком. К тому времени когда дамы оставили джентльменов, чтобы насладиться женским обществом за бокалом вина, Диана поняла, что Родгар, должно быть, очень одинок, как и она. Вероятно, это была та самая нить, которая связывала их и в то же время представляла собой некую угрозу.

За чаем Диана болтала с леди Элф и Розой, и через полчаса пикантных и забавных сплетен о светской жизни в Лондоне Элф попросила называть ее просто по имени. Диана почувствовала, что обретает новую подругу, и уже начала жалеть, что визит продлится всего три дня. Она бы не возражала, если бы мужчины подольше задержались, наслаждаясь бренди и нюхательным табаком, однако они вскоре присоединились к дамам. Диана предложила сыграть в карты, а леди Стин принялась музицировать на арфе.

Вскоре Роза села за клавесин, и лорд Брэнд присоединился к ней, чтобы поиграть в четыре руки, хотя не обладал такими же способностями, как его невеста. Слушая льющиеся звуки, видя их склоненные друг к другу фигуры и выразительные взгляды, Диана почувствовала глубокую зависть. Раньше она не представляла, насколько точным может быть выражение «красноречивые взгляды». Она тяжело вздохнула и оглядела присутствующих.

Всем ли довольны гости?

Держится ли маркиз все так же особняком?

Смотрит ли на нее мрачным взглядом, замышляя месть?

Ничего подобного. Он играл в вист с лордом Брайтом, Элф и лордом Уолгрейвом. Интересно, что партнером лорда Уолгрейва был маркиз, а не леди Уолгрейв.

Диана понаблюдала за игрой и, поскольку сама хорошо играла в карты, вскоре заметила, что лорд Брайт и маркиз обладали незаурядным мастерством. Несомненно, в семье им не позволяли быть партнерами.

Когда закончилась партия, маркиз поднял голову:

— Не хотите ли сыграть, леди Аррадейл?

Он начал подниматься из-за стола, но она стала возражать. Тогда поднялся лорд Уолгрейв.

— Пожалуйста, дорогая леди, выручайте меня. Я выгляжу цыпленком среди этих тигров.

Его жена засмеялась и обратилась к Диане:

— В самом деле, это было бы очень любезно с вашей стороны. У мужа нет инстинкта самосохранения, иначе он не стал бы играть.

Поскольку лорд Уолгрейв уже заговорил с лордом Сти-ном, бестактно было возражать. Диана заняла его место напротив маркиза.

Теперь между ней и Родгаром появилась еще одна связующая ниточка. Что это, случайность или преднамеренный сговор? Она отбросила последнее. Ведь она сама подошла к столу, и никто не мог знать об их стремлении сохранять независимость, так же как не мог заранее замыслить сделать их партнерами.

— Я не знала, что вист может быть опасным, — сказала с улыбкой Диана, пока Элф сдавала карты.

— Вы даже не спросили, какие у нас ставки в игре, — заметил маркиз, испытующе глядя на нее.

Она слегка пожала плечами. Никогда еще Диана и маркиз не были в более интимной ситуации, чем сейчас, сидя в непосредственной близости друг к другу.

— Так какие же у нас будут ставки, милорд? — спросила она, раскрывая веером свои карты.

— Мы играем не на деньги.

Диана удивленно подняла голову;

— Мы только ведем счет, — пояснила Элф. — Мой брат не разрешает играть на деньги в семье.

8
{"b":"3456","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роковой соблазн
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Любовь попаданки
Вольные упражнения
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Человек цифровой. Четвертая революция в истории человечества, которая затронет каждого
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей