ЛитМир - Электронная Библиотека

Крестьянина увели. Он пятился и кланялся. Имоджин показалось, что он выказывал больше почтения Фицроджеру, чем ей.

Фицроджер отнес Имоджин на одеяло и усадил ее там. Он снова очень внимательно посмотрел на девушку.

– Итак, леди Имоджин, расскажите мне всю правду. Когда придет время рожать? Имоджин с трудом проглотила слюну.

– В конце сентября. – Говоря так, она решила, что лишний месяц ей не помешает.

– Та-а-ак, – высоко поднял брови Фицроджер. – У вас, наверно, было слишком веселое Рождество?

Имоджин не смогла придумать такой же ехидный ответ. Лорд отошел от нее, возвратился на свое место и снова стал наблюдать за замком.

Имоджин не отводила от него глаз и пыталась придумать какую-нибудь более или менее правдоподобную историю по поводу своей мнимой беременности. Просто невозможно представить, чтобы отец не замечал ее состояния и не смог организовать для нее брак… Ее обман не может продолжаться слишком долго, и ей следует расстаться с Фицроджером до того, как он узнает всю правду.

Она еще раз посмотрела на него и подумала, какова будет его реакция, когда все выяснится. При мысли об этом у нее по спине побежали мурашки. Внезапно она заметила, что Фицроджер весь напрягся.

– Что там такое? – спросила Имоджин.

– Ничего.

– Что происходит? – прошептала Имоджин.

Фицроджер не обращал на нее никакого внимания, и она принялась наблюдать за замком так же внимательно, как и ее заступник. Наконец она все же что-то заметила. Был какой-то намек на движение. Кто-то, понадеявшись на надвигавшиеся сумерки, попытался выглянуть из-за стены. Им мог быть трусливый слуга или прятавшийся там лучник.

– Если Ворбрик и его бандиты действительно покинули замок, – стала вслух рассуждать Имоджин, – и если в замке еще остались слуги, зачем им прятаться?

– Совершенно верно, Имоджин из Каррисфорда, пришло время раскрыть мне все секреты.

Он махнул рукой, и к ним подошли сэр Ренальд и еще двое воинов.

– Ну? – настойчиво потребовал Фицроджер.

– Это фамильная тайна, – твердо ответила леди Имоджин и попыталась прямо посмотреть ему в глаза, хотя для этого потребовалось большое усилие.

– Будем считать, что я теперь член вашей семьи, – холодно улыбнулся Ублюдок.

– Это просто невозможно.

– Мадемуазель, вы говорили, что жаждете, чтобы Ворбрик был изгнан из замка.

– Так.

– Тогда докажите это.

Имоджин было неприятно смотреть в его холодные зеленые глаза. Подобно ледяному зимнему ветру его пристальный взгляд заморозил ее волю и лишил дара речи.

– Тай, – улыбаясь, заметил Ренальд, – прекрати так пристально рассматривать леди. Ты ее пугаешь, и она может окончательно лишиться рассудка.

– Ты считаешь, что у нее слишком мало мозгов в голове? – сухо спросил Фицроджер Рональда. – Это, пожалуй, многое объясняет.

– У меня достаточно мозгов, – взорвалась Имоджин. – Хотя если бы я ими вовремя пошевелила, то ни за что на свете не обратилась бы к вам за помощью!

– А к кому бы вы отправились? – нарочито слащавым голосом поинтересовался Ублюдок.

Он улыбнулся ей, и девушке показалось, что у него был не только жуткий взгляд, но еще и противнейшая улыбка. Она была уверена, что он так же улыбался своим врагам, прежде чем пронзить их мечом.

– К королю, – выпалила Имоджин. От ее слов у Фицроджера даже приподнялись брови.

– Если вы считали, что сможете самостоятельно добраться до короля, почему вы пробирались на запад, а не на восток?

Имоджин нахмурилась, ей в голову пришла неожиданная мысль.

– Так что же, если Ворбрик все еще здесь в замке, мне бы следовало рисковать и пробираться к королю через его земли?

Всех поразил ее ответ, и они молча уставились на нее.

– Рональд, мне кажется, что ты был слишком снисходителен, назвав леди полоумной, – заметил Фицроджер.

Имоджин пришлось признать, что в данном случае он был прав.

– Да, но в ее затуманенной голове хранятся сведения о потайных ходах. Вопрос только в том, как их оттуда извлечь.

– Но к каждому человеку можно подобрать ключ, – с надеждой в голосе произнес сэр Ренальд.

– Нужно немного помучить ее израненные ноги, – предложил один крепкий блондин, и Имоджин в ужасе отпрянула назад.

И снова сэр Ренальд выступил в роли миротворца.

– Раскинь мозгами, Вилли. Мы спасаем милую мадемуазель от жуткого чудовища. Нам не следует быть с ней слишком жестокими.

Теперь, хотя Ублюдок Фицроджер и пришел к ней на помощь, ей казалось, что не стоит ему слишком доверять, и не хотелось, чтобы он знал все секреты замка.

Имоджин проглотила ком в горле и облизала сухие губы.

– Мне кажется, что в замке осталось не так много воинов Ворбрика. Если бы их было больше, мы могли бы их заметить. Я думаю, что не так трудно будет захватить замок штурмом.

– Вы правы, – радостно согласился с ней Фицроджер. – Не желаете ли возглавить отряд, направляющийся к воротам?

Имоджин удивленно уставилась на него.

– Но я ведь женщина.

– Кто бы ни пошел на приступ – обязательно будет убит, – так же мило продолжал рассуждать Фицроджер. – Мы можем предоставить вам подобную честь. Замок ведь принадлежит вам!

Он обладал удивительной способностью извращать любую высказанную ею мысль. Она уже плохо соображала и вдруг услышала свой собственный голос:

– Но ведь все дело во мне. Если я погибну, Каррисфорд отойдет королю…

– Как вы правы! – вздохнул Фицроджер. – Все просто ужасно. В таком случае, леди Имоджин, может, вам назначить своего заместителя? Кого бы вы желали видеть убитым вместо себя? Меня? Рональда? Или этого противного Вилли, который предложил искалечить вам ноги?

Имоджин была права, когда не доверяла его язвительной улыбке, и почувствовала, как запылало от стыда ее лицо.

– Не знаю, – мрачно пробормотала она.

– Последнее слово за вами, – спокойно продолжал Ублюдок. – Может, вас больше устраивает, если мы развернемся и возвратимся спокойно в Клив? Тогда, скорее всего, ни у кого из нас не слетит и волосок с головы.

Самое ужасное, что Фицроджер был абсолютно прав. Но ему не следовало бы тыкать ее носом в дерьмо, доказывая ее неискушенность в военных хитростях. Конечно, лобовая атака могла привести к успеху, но они тогда бы потеряли слишком много воинов. Зато, если они проникнут в замок через потайной ход, потери будут менее значительны.

Имоджин гордо подняла голову и попыталась испепелить Ублюдка пронзительным взглядом.

– Подайте мне чернила и пергамент, – наконец решилась она.

Все появилось перед ней настолько быстро, что девушка поняла – они не сомневались, что она пойдет на компромисс. Имоджин дополнила свой первоначальный план и сразу же объяснила, как лучше пробраться в замок. Но ее лицо при этом сохраняло каменное выражение.

– В скале сложно найти узкое входное отверстие, даже если вы стоите совсем рядом с ним. Оно имеет форму стрелы, а со стороны кажется, что это просто трещина в скале. Крупные мужчины не смогут сквозь него протиснуться, – сказала Имоджин и ехидно заметила:

– Если вы не снимете свою любимую кольчугу, то тоже не сможете туда пролезть.

Ублюдок молчал.

– Проход же темный и очень узкий. Но те, кто проникнет внутрь далее, сможет беспрепятственно продвигаться вперед. Лучше не зажигать факелы – они будут лишней обузой, так как там нечего рассматривать. Пол довольно гладкий, и нет почти никаких выступов. Вам просто нужно продвигаться на ощупь.

Имоджин вздрогнула, вспомнив, как ей в кромешной темноте пришлось брести по этим тайникам. Затем девушка продолжила рассказ:

– В конце концов темный отрезок туннеля кончится. Когда вы окажетесь непосредственно под замком, свет станет проникать через щели в стенах. По свету вы узнаете, что приближаетесь к цели. Проход станет шире, и скальный монолит сменится на каменную кладку. Дальше будет дверь, ведущая в подвал замка.

Имоджин видела, как внимательно они слушали ее.

– Если вы пройдете по подземному ходу еще дальше, там будут ступени, ведущие вверх. У последней, верхней ступени увидите люк, через который можно попасть на самый верхний этаж замковой башни. Этим люком пользовались редко, поэтому придется толкнуть его посильнее.

11
{"b":"3457","o":1}