ЛитМир - Электронная Библиотека

Имоджин пыталась найти хотя бы одного более или менее подходящего, но все было безуспешно.

На фоне ночного неба, затянутого облаками, листва над головой казалась черной. Воздух был очень влажным, и хотя не было холодно, Имоджин пришлось плотнее укрыться. Ей захотелось, чтобы отец был жив и продолжал заботиться о ней. Может, согласиться, чтобы король сам подобрал ей мужа?

Но она не знала характера Генриха, и ей стало страшно при мысли о том, что из-за каприза монарха она может достаться жестокому человеку, который будет угнетать ее душу и тело.

Наконец она отвлеклась от этих печальных размышлений и постаралась переключиться на более неотложные проблемы. Сколько времени займет у Рональда и дюжины воинов путь до замка? Им придется двигаться очень осторожно, потому что из замка явно вели неусыпное наблюдение, и кроме того, теперь луна взошла и довольно хорошо освещала все окрестности.

Имоджин решила, что поход займет несколько часов. Она боялась, что придется пролить еще много крови. Потом она вдруг вспомнила что-то очень важное и резко поднялась.

– Господи ты мой!

Фицроджер услышал ее возглас и подошел поближе.

– Вам плохо?

– Нет! – Она ухватилась за его руку. – Я забыла! Как я могла это забыть!

Он отодрал от себя ее руку и стальной хваткой ухватился за плечи Имоджин.

– Что вы забыли? Выражайтесь яснее!

– Ловушка! – сказала Имоджин, вспоминая улыбающегося де Лисла, ведущего свой отряд.

– Я забыла про ловушку. Мой отец два года назад устроил в проходе ловушку, после того как узнал, что некоторые наши секреты просочились за пределы узкого круга лиц.

– Какая ловушка? – спросил громовым голосом Фицроджер. Имоджин показалось, что в ее сердце вонзили кинжал.

– Качающийся камень. Если на него наступит тот, кто не знает его секрета, то упадет вниз в каменный мешок!

Она почувствовала, как он весь напрягся.

– Но это еще не все, после этого прозвучит сигнал тревоги.

Имоджин похолодела от взгляда Фицроджера. Он ее отпустил. Если точнее сказать, то просто отбросил девушку от себя.

– Как вы могли забыть такую важную вещь?

– Западня поставлена совсем недавно, – пыталась оправдаться Имоджин, и на глазах у нее показались слезы.

– С тех пор как ее установили, я ни разу не была там. Я просто вспоминала все, что мне было известно… Если кто-то быстро последует за ними, то успеет их предупредить.

Фицроджер стал срывать с себя кольчугу и толстую войлочную куртку, надетую под нее.

– Расскажите мне все точно и уж на этот раз постарайтесь ничего не забыть.

– Может, вам стоит послать кого-нибудь.

– Я уже кое-что знаю об этих ходах. Быстрей рассказывайте.

Он уже остался только в темных штанах и темной же куртке и быстро размазывал по лицу грязь.

Имоджин попыталась собраться с мыслями.

– Ловушка там, где заканчивается скала и начинается каменная кладка стены, – быстро заговорила она. – На стене справа на высоте человеческого плеча высечены три глубокие борозды. Если человек, идущий впереди всех, вытянет руку вверх, то найдет еще три такие же борозды у себя над головой. Он должен сделать один шаг вперед и повторить это еще раз. Это обычные шаги человека среднего роста. В этом нет ничего особенного, но только во время передвижения по потайному проходу все, как правило, шаркают ногами, а не нормально шагают.

Имоджин никогда еще не чувствовала себя так отвратительно.

– Простите меня, прошу вас, – шептала она. – Мне так нравится сэр Ренальд.

– Но если бы я повел отряд, вы бы продолжали спокойно спать? – неприязненно поинтересовался Фицроджер. – Ваши инстинкты срабатывают без осечки. Молите Бога, леди Имоджин, чтобы я успел их догнать.

Он быстро что-то сказал своим подчиненным и помчался к замку. Имоджин напряженно следила за ним. Ей казалось, что если она не станет с него спускать глаз, то каким-то образом сможет ему помочь.

Она прекрасно знала местность и безошибочно догадывалась, где он бежал. Даже при скудном свете луны ей было легко следить за ним. Он не слишком маскировался – ему было нужно как можно скорее догнать своих людей.

Луна выплыла из облаков, и все детали ландшафта стали видны как на ладони. Фицроджер упал на землю и замер. Но Имоджин казалось, что его видно так отчетливо, как будто он лежал на свежем снегу.

Потом луну снова подернуло облаками. Фицроджер в ту же минуту снова бросился вперед, и Имоджин облегченно вздохнула. Бог мой, как военачальник может бросать своих людей в бой, зная, что многие из них погибнут? – думала она.

Если даже он успеет предупредить де Лисла и у них все будет хорошо, сможет ли она вернуть себе замок, не пожертвовав ради себя жизнями многих людей?

Имоджин посмотрела на оставшихся в лесу воинов. В ожидании сигнала к атаке некоторые из них дремали. Погибнет ли кто-нибудь из них сегодня? И кто именно? – думала Имоджин.

Командование у Фицроджера принял другой человек. Это был плотный светловолосый рыцарь, которого де Лисл назвал Вилли. Это он предлагал подвергнуть ее пыткам. Неужели Ублюдок Фицроджер способен пытать людей? На него это было не похоже.

Фицроджера уже не было видно, видимо, он начал взбираться на скалистый холм. Имоджин больше не могла молчать и ждать, поэтому она шепнула располагавшейся неподалеку тени:

– Они подадут сигнал, когда завершат путешествие под землей?

– Скорее всего, начнется стычка или вообще будет какое-то оживление в замке. Вот вам и сигнал, – нехотя ответил воин.

– Но если прозвучит сигнал тревоги?

– Какая тревога?

Имоджин поняла, что Фицроджер ничего не рассказал своим рыцарям. Но она решила, что им все нужно знать. Она все рассказала сэру Вильяму. Темнота не могла скрыть его презрения к ней.

– Ты полоумная маленькая шлюха! – возмутился рыцарь. – Ты…

– Он пошел, чтобы предупредить их, – сказала Имоджин и в страхе отпрянула от Вилли, ведь у него был очень злой голос. – Может, он сам хочет возглавить группу?

– Когда он их догонит, они уже будут в подземелье.

– Да, но ему нужно их догнать, прежде чем они доберутся до западни. Она расположена в конце первой части хода, ближе к двери в подвал.

Рыцарь от досады чуть было не плюнул ей в лицо.

– Мы потратили столько времени, чтобы уговорить его не отправляться с группой смельчаков! Миледи Имоджин, вы хотя бы понимаете, что натворили? Вы послали его на такое задание, которое он не в силах выполнить.

– Что вы хотите этим сказать? – спросила Имоджин и от испуга даже попятилась назад.

– Когда-то отец Фицроджера швырнул его в каменный мешок, и мальчик оставался там несколько недель. С тех пор он не переносит закрытых темных помещений.

– Отец? – в ужасе повторила Имоджин. – Почему же он пошел?

– Фицроджер сказал, что взялся за это потому, что знает все подробности лучше других…

– Правильно, – согласилась задумавшись Имоджин.

Сэр Вильям наконец успокоился, пригладил рукой волосы, и ей стало казаться, что опасность уже миновала – Но я еще должен сказать, что Фицроджер не желает признаваться, что есть вещи, которые ему не по плечу, – добавил рыцарь и, опять разозлившись, сурово посмотрел на девушку.

– Даже если вы наследница Каррисфорда, вы все равно не стоите всех наших волнений и тревог, – сказал он и после этих слов пошел прочь.

Глава 5

Имоджин лежала на спине и пыталась не плакать. Сейчас ей хотелось умереть. Неделю назад ее мир был насыщен красотой, радостью и покоем. Она не была готова к таким резким переменам.

Она никогда не сможет занять место отца. У нее для этого не хватает знаний, силы воли и жесткости. Как же она может посылать людей на муки и смерть, на встречу с сущими дьяволами?

Имоджин прекрасно понимала, что такое быть подверженным мании бояться чего-либо. Она сама приходила в ужас даже от вида крысы.

Имоджин подумала: что же это был за отец, если он швырял собственного сына в каменный мешок?

13
{"b":"3457","o":1}