ЛитМир - Электронная Библиотека

– Куда все это делось? – спросила она, держа руки на животе.

Марта понимающе посмотрела на нее.

– Миледи, вы имеете в виду ту штуку, которая была надета на вас? Мы ее сняли, чтобы вам было удобно спать. Для чего бы вы ее ни надевали, сейчас от нее уже можно отказаться. Вам нельзя притворяться, что вы в подобном положении. Что бы сказал ваш бедный отец!

Теперь моя хитрость разоблачена, подумала Имоджин и спросила:

– А лорд Фицроджер знает?

Может, мне стоит снова все вернуть на прежнее место и убедить женщину, чтобы она помалкивала, пришло ей в голову.

– Он пару раз приходил, чтобы взглянуть на вас, но ничего не сказал, – уведомила ее Марта и озорно захихикала. – Миледи, вы пытались его убедить, что носите во чреве дитя? Я даже не могу в это поверить! Какая же вы проказница!

Имоджин даже застонала от нового поворота в ее нелегкой новой жизни. Как же теперь она может предотвратить насильственный брак, если он решит жениться на ней?

Марта тем временем говорила Имоджин:

– Бедняжка. Ну-ну. Не беспокойтесь, все будет хорошо, вот увидите. Лорд Клив присмотрит за вами.

Имоджин открыла было рот, чтобы возразить ей, но потом передумала. Ласковый голос Марты раздражал ее, но было бы несправедливым ругать ее за это. С ней всегда разговаривали подобным тоном. Имоджин из Каррисфорда, Цветок Запада, самое ценное сокровище отца.

Подобно остальным сокровищам, ее оберегали, она была красива, но бесполезна.

Когда Сивард ударил ее, чтобы лишить сознания и унести из замка против ее воли, он действовал по заранее намеченному плану.

Она согласилась на первое, что ей предложили, и обратилась за помощью к Фицроджеру. А потом тот стал действовать так, как желал, не обращая на нее никакого внимания.

Но ведь это было не совсем так, напомнила себе Имоджин. Она сама просила его, чтобы он вернул ей замок и занялся ее делами, пока не восстановит все хозяйство. Она еще просила его вынести ее из пламени пожарища и избавить от вида крови и смерти.

– Марта, – приказала леди Имоджин. – Нужно попробовать снять эти бинты.

– О, миледи, вы считаете, что так следует сделать? Хозяин сказал…

– Лорд Фицроджер, – резко прервала ее Имоджин. – Если уж ты не можешь не повторять его слова…

Марта широко раскрыла глаза, но все же продолжала:

– Лорд Фицроджер сказал, что вы сильно поранили ноги, и монах, который сделал вам перевязку, говорил, что пока стоит их поберечь.

– Он не говорил ничего подобного, – заявила Имоджин. – Я хочу убедиться, заживают они или нет.

Упрямая девушка стала сама развязывать бинты, и Марте пришлось помогать ей. Но бинты присохли к ранам и не поддавались.

– Видите! – торжествующе заявила Марта. – Следует еще подождать.

Имоджин пыталась потрогать раны и решила, что все не так уж плохо.

– Нужно их отмочить, – наконец приказала она.

Марта только было открыла рот, чтобы возразить, но Имоджин метнула на нее такой взгляд, что та не посмела ослушаться. Затем Имоджин с помощью миски теплой воды и терпения быстро смогла снять повязки с ног. Она осторожно встала с кровати и улыбнулась. Ноги почти не болели. Девушка прошлась по комнате, радуясь возможности двигаться.

– Вы все равно не сможете надеть туфли, – нахально заметила Марта.

– A y меня сохранилась какая-нибудь обувь? – спросила ее владелица замка.

Оказалось, что кое-что сохранилось. Хотя шелковые туфельки пропали, но остались кожаные башмаки. Однако Марта была права:

Имоджин не могла в них ходить.

– Стану ходить босиком, – настаивала она.

– Миледи!

– Молчать! – приказала леди Имоджин. – Я не собираюсь сидеть взаперти в собственном замке и ждать, когда кто-нибудь перенесет меня с места на место, как грудного ребенка! А сейчас мы проверим, остались ли целыми мои платья?

Но прежде всего Имоджин приказала Марте тщательно вымыть ей голову, и когда стало совсем светло, они принялись просматривать остатки ее когда-то прекрасных нарядов. Имоджин чуть не заплакала, когда увидела, что ее любимые платья разорваны в клочья и испачканы мочой и калом.

Несмотря на это. Марта и Имоджин принялись за работу, и вскоре они смогли подлатать некоторые туалеты, хотя прежней красоты им уже не удалось восстановить.

Имоджин была счастлива сбросить с себя грубую одежду и надеть тонкую рубашку и желто-коричневое льняное платье с широкими рукавами до локтя, вышитое по вороту и подолу золотой нитью. Поверх него она накинула легкую шелковую тунику терракотового цвета, отделанную по ворогу, подолу и на рукавах красно-белыми полосками. У нее пропали все шитые драгоценными камнями пояса, поэтому ей пришлось вырезать широкий пояс из остатков изодранного в клочья платья, перетянуть им талию и постараться красиво задрапировать себя в блестящий шелк.

– Ну что? – гордо воскликнула она. – Теперь я похожа на хозяйку замка?

– Конечно, – произнес чей-то голос с насмешкой.

Имоджин резко повернулась и увидела, как Ублюдок Фицроджер нагло изучает ее.

Глава 6

Если Имоджин теперь выглядела как настоящая леди, то Ублюдок выглядел как настоящий лорд. Где он взял такую великолепную одежду? Может, он специально пытался перещеголять леди Имоджин?

Фицроджер прислонился к двери, сложив на груди руки. Его верхняя туника была из тяжелого темно-зеленого шелка с чудесным золотым шитьем. Рукава доходили до локтя, и на запястье каждой руки были надеты тяжелые золотые браслеты. На кожаном поясе была золотая пряжка. Даже его кинжал был в гравированных золотых ножнах, на руке сверкало массивное золотое кольцо. В первый раз он предстал перед нею в обличье сильного и властного господина. Имоджин стало обидно, что на ней не было никаких украшений. Она внимательно осмотрела его, пытаясь убедиться, не присвоил ли он что-либо из их фамильных драгоценностей! Нет, она не заметила ничего знакомого.

Но в сокровищнице Каррисфорда были вещи, равные и даже превосходящие по ценности его украшения, и Имоджин не терпелось достать и надеть их, чтобы поставить этого человека на место.

– Как только я смогу связаться с королем, – твердо заявила она, – я пожалуюсь на Ворбрика и верну свои украшения обратно!

Фицроджер в ответ лишь снисходительно улыбнулся.

– Если хотите, я могу вам кое-что подарить.

– Благодарю вас, я предпочитаю носить собственные украшения.

– Ворбрик станет отрицать, что у него есть ваши вещи.

– Как он сможет это сделать? Если они где-то появятся, то их легко можно будет опознать.

Фицроджер отошел от двери и прошел в комнату.

– Ворбрик мог переплавить их в слитки. Но если потребуется, он отправит их на дно морское. Этот разбойник сделает все что угодно, только чтобы не возвращать их вам. Вы же перехитрили его!

Потеря драгоценностей навевала грусть, но Имоджин стало радостно оттого, что она перехитрила и победила Ворбрика.

Фицроджер повернулся к Марте, и по его знаку та сделала реверанс и удалилась из комнаты. Радостное настроение сразу же улетучилось, и Имоджин стала кое-что понимать.

Этот человек рисковал жизнью и жизнью своих рыцарей и воинов ради освобождения ее замка, теперь он обладал неограниченной властью в ее доме.

– У вас должны быть и другие украшения, – заявил он.

Имоджин сразу же насторожилась. Фицроджер явно пытался вынюхать дорожку к ее сокровищам. Неудивительно, что он вдруг стал таким милым. Ну что ж, может, она временами и ведет себя как полоумная, но ведь она же не полная дура.

– Нет, у меня больше ничего нет, – солгала Имоджин.

Фицроджер направился к ней, и она с трудом удержалась, чтобы не попятиться назад.

– Драгоценности, которые отец дарил Имоджин из Каррисфорда, известны повсюду. Вы хранили их здесь, в вашей комнате?

– Да.

Жесткие, холодные пальцы Фицроджера ухватили ее за подбородок.

– Если вы настолько глупы, то ваш отец таким не был.

– Отпустите меня, сэр-р-р!

17
{"b":"3457","o":1}