ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какие новости о моей тетушке? – поинтересовалась Имоджин.

– Вчера вечером ее положили в церкви в фамильный склеп, – спокойно сообщил ей юный соглядатай.

– Она мертва? – Услышав такое, Имоджин долго не могла оправиться от ужасной новости. Она почему-то решила, что тетушку Констанс тоже увели из замка и она вскоре вернется. – Похоронили? И ничего мне не сказали? Как он посмел?

Мальчишка сделал шаг назад.

– Леди, вы были больны…

– – Он должен был подождать.

Имоджин закрыла ладонями лицо, она не станет плакать.

Скорбь переполняла девушку, но она понимала, что если даст волю чувствам, то может потерять саму себя. Сейчас она не могла позволить себе этого – слишком много людей зависели от нее.

Имоджин вспомнила, что следует выяснить, где сейчас находится брат Патрик. Ей необходима его мазь для израненных ног.

Монах пришел и смазал ноги мазью. Он снова напомнил ей, что следует поберечь их.

– Леди Имоджин, я понимаю ваше нетерпение, но каждая попытка встать с постели задерживает выздоровление. Тем более если вы отправитесь во двор, ноги могут сильно воспалиться.

Имоджин пришлось признать, что ей придется провести еще несколько дней в постели и вести все дела, не выходя из спальни.

Она узнала, что некоторые слуги прятались во время осады Каррисфорда, а теперь вместе с людьми Фицроджера занимаются ремонтом и приводят в порядок замок. Имоджин послала мальчишек по окрестным деревням, чтобы они там рассказали, что леди Каррисфорд снова в замке и что все теперь в порядке. Она надеялась, что вернутся уцелевшие слуги, а деревенские старосты организуют доставку продовольствия.

Ее маленькие гонцы сообщили, что все вино в подвалах вылито и что лорд Фицроджер, или хозяин, как продолжали называть его ее люди, уже доставил кое-какое продовольствие из Клива и приказал продолжать пополнять запасы.

Имоджин нахмурилась и стала записывать на вощеных табличках, сколько и за что она должна ему заплатить. Как только встанет на ноги, она улучит момент, спустится в тайную сокровищницу и принесет достаточно денег, чтобы расплатиться с Фицроджером. Ведь слишком опасно быть в долгу у подобного человека.

Ей также следует принести некоторые украшения, чтобы он понял, что Имоджин из Каррисфорда не какая-то жалкая нищенка, а знатная леди.

Как ей сообщили, к счастью, запасы зерна были только рассыпаны по двору и все удалось собрать. Теперь его мололи и выпекали хлеб. Ранее заготовленное мясо пропало, но кругом было много перебитого скота.

Имоджин также узнала, что лорд Фицроджер отправился на охоту, и была поражена тем, что ей стало неприятно при мысли о том, что его нет в замке. Она боялась, что на них снова могут напасть. Что будет, если вернется Ворбрик, думала Имоджин.

Без Фицроджера она, конечно, чувствовала себя гораздо свободнее… Но что она предпочла бы – свободу или безопасность?

– Я выбираю свободу, – наконец решила Имоджин, подумав, успели ли заделать потайные ходы.

Ее запасы драгоценных пряностей пропали вместе с чудесным резным сундучком, в котором они хранились. Сундуки, в которых хранили роскошные ткани – шелка, венецианскую парчу, муслин, – были разбиты, и все валялось во дворе, втоптанное в грязь.

Будь проклят Ворбрик! Его ждет суровая кара за все злодеяния!

Имоджин приказала доставить в замок кур-несушек и дойных коров. Конечно, она предпочла бы заплатить за все сразу, но крестьянам пока придется поверить ей на слово.

Каждый раз, когда Имоджин поднимала голову, ей в глаза бросалось разбитое окно и голые стены. Это сразу же напоминало о разрушениях в замке. Но эти неудобства пока придется потерпеть.

Имоджин было неприятно совать нос не в свои дела, но тем не менее она послала мальчишку, чтобы тот доложил ей, в каком состоянии находится охрана замка. Он принес приятные известия. Все воины знали свое дело и были хорошо вооружены. Те из них, которые не несли службу, чинили оружие.

Имоджин принялась обдумывать следующую проблему. Ее спаситель был связан со всем, что происходило в Каррисфорде, и его люди охраняли ее. Все считали его хозяином, и он даже посмел похоронить тетку Имоджин, не спросив на это согласия племянницы.

Ей лучше выставить его как можно скорее из Каррисфорда, пока он здесь основательно не пустил корни!

Она, конечно, могла обратиться за помощью к королю, но это могло привести к скоропалительному браку с человеком, которого ей подберет сам монарх.

Генрих I был на троне Англии всего лишь год, и Имоджин не имела понятия, чего можно от него ожидать. Фицроджер сказал, что король может продать ее тому, кто больше заплатит. А Фицроджер, как поговаривали, был приближенным короля. Право Генриха на трон все время оспаривалось, и его постоянно донимали Беллем и многие другие неугомонные лендлорды. Конечно, ему приходилось покупать себе в союзники тех, кто колебался.

Потом она вспомнила, что ее отец как-то обсуждал слухи о том, что король Генрих повинен в смерти своего брата короля Вильяма Руфуса.

Имоджин чувствовала, что от этих проблем у нее начинает кружиться голова. Если она не желает подчиниться капризам короля, у нее имеются только два выхода. Она может предложить руку одному из своих старых поклонников, вернее всего Ланкастеру, или принять всерьез намек Ублюдка Фицроджера.

Имоджин откинулась на подушки и попыталась еще раз все тщательно обдумать. Король большой любитель поиграть чужими судьбами, а Имоджин не хотелось рисковать.

Тогда – Ланкастер. Правда, он на много лет старше ее, но в те времена это никого не смущало. Имоджин понимала обязанности хозяйки Каррисфорда. Ей следует выбирать не того, кто был бы приятен ей самой, а сильного и справедливого господина для своих людей.

Девушка подумала, как хорошо, что ее сердце не тронул ни граф Ланкастер, ни лорд Фицроджер. Ни один из них ей не нравился. Один гораздо ее старше и всегда искал более легких, а не праведных путей. Хотя второй и был моложе, но отличался непомерной жестокостью, что постоянно пугало ее.

Если она станет женой Ланкастера, то будет жить в его замке на севере страны. Тогда придется очень редко бывать в Каррисфорде. Значит, брак с Ланкастером – это непременное расставание с родным домом.

Она не сможет заботиться о Каррисфорде, если ей придется уехать так далеко. Она не будет знать, какой там установлен порядок, торжествует ли там справедливость, оказывается ли людям помощь в трудные времена…

Ее не волновали такие проблемы, когда был жив ее отец, ведь он мудро управлял владениями. Отец еще не был глубоким стариком, и все думали, что он доживет до того времени, когда его внук примет из рук лорда Бернарда власть над Каррисфордом.

Имоджин, прежде чем решить свою судьбу, долго думала.

Любой уважающий себя лорд, будь это ее собственный выбор или выбор короля, все равно пожелает, чтобы после свадьбы они жили вдали от Каррисфорда в его родовом замке. Только владения Ворбрика и Фицроджера имели общие границы с землями леди Имоджин. О Ворбрике не может быть и речи. Клив же находился неподалеку, поэтому будет несложно переезжать из одного замка в другой.

Хотя Фицроджер ей не нравился, ее поражала его компетентность в любом деле.

Имоджин вытерла вспотевшие от переживаний ладони и хотела было рассуждать дальше, но в это время вошла Марта с корзиной выстиранного белья.

– Что говорят о лорде Фицроджере? – спросила ее Имоджин.

– В нем чувствуется чрезмерная жестокость, леди, и это точно. Люди в замке жили слишком легко, и многие пытались лениться и скулить в его присутствии, но они вскоре поняли, что им лучше как следует работать.

Марта, не переставая сортировать чистое белье, продолжила:

– Но он справедливый человек, и его люди знают, как нужно вести себя. Меня даже никто не ущипнул за задницу. – У нее был несколько разочарованный голос.

Имоджин облизала губы.

– А.., он бил кнутом кого-то здесь?

– Порол? – Марта, услышав такое, удивилась. – Миледи, я ничего не знаю об этом.

21
{"b":"3457","o":1}