ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В каждом сердце – дверь
Черная полоса везения
Один год жизни
Как любят некроманты
Остров разбитых сердец
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Белая хризантема
Брачный контракт на смерть
Де Бюсси

Имоджин заволновалась, но встала и повиновалась мужу.

– Расскажи мне, чего ты боишься. Если и будет боль, когда ты потеряешь невинность, она быстро пройдет.

Имоджин хотела сказать ему, что не боится боли, но не могла найти нужных слов. Сможет ли он объяснить ей, почему боится замкнутого пространства?

– Ты меня не сможешь убедить, что тебе не нравится, когда тебя целуют и ласкают.

– Да, мне это нравится. По крайней мере, когда это делаешь ты.

– Это можно принять как комплимент! Кто еще целовал и ласкал тебя?

Голос его прозвучал слишком резко, но девушка ответила ему:

– Мой жених время от времени целовал меня в губы, и еще один раз – Ланкастер. У него воняет изо рта.

Фицроджер поглаживал ее руку и играл пальчиками.

– Почему же ты боишься, Имоджин? Я ведь не кусаюсь. И смогу доставить тебе удовольствие.

Он начал слегка покусывать ее пальцы, но она вырвала у него руку.

– Сегодня ночью, клянусь тебе, я стану делать только то, чего ты пожелаешь. Если ты скажешь прекратить, я перестану.

Фицроджер протянул ей руку. Имоджин, слегка поколебавшись, подала свою. Тай посадил ее к себе на колени.

– Что ты собираешься делать? – спросила она.

– Целовать тебя.

И он стал целовать Имоджин. Его губы были мягкими и теплыми, и он нежно прикасался ими к ее щеке. Имоджин забыла о предупреждениях отца Фульфгана и с замиранием сердца наслаждалась. Она обняла Таирова и полностью отдалась его ласкам.

Даже когда его рука скользнула по ее груди, она не стала протестовать. Если она сосредоточится на поцелуях, может, ей удастся отвлечься от темных мыслей…

Ворбрик не прикасался к груди Жанин, и сейчас не было ничего общего с той ужасной сценой.

Девушка принялась страстно целовать мужа, пытаясь отогнать прочь темные воспоминания.

Тайрон говорил, что в прошлый раз она слишком сильно напрягалась, лежа под ним. Наверно, сейчас все было иначе.

Тай прошептал что-то весьма ободряющее и расстегнул ее драгоценный пояс, затем тот полетел на пол. Хотя Имоджин не понравилось это, ее тело конвульсировало от желания, а внутренний голос твердил, что все будет хорошо.

Но страх все же брал свое. Хватит! Пора прекратить думать об этом! Она собралась с силами и произнесла:

– Давай.

Тайрон заглянул ей в глаза, и она увидела, как в них разгораются огоньки. Он взял ее руку и прижал к груди.

– Да?

Имоджин утвердительно кивнула головой, борясь с демоном страха всеми силами души. Она может это сделать. Может!

– Ты так напугана, – сказал Тайрон, тяжело дыша. – Но мы будем все делать осторожно, и когда ты захочешь, я остановлюсь. Тебе будет лучше, если мы не станем торопиться. Доверься мне, Имоджин…

Тайрон взял ее руку и медленно провел ею по своему телу вниз, пока она не коснулась его напряженного мужского естества. Имоджин было хотела отдернуть руку, но он ее задержал.

– Не бойся, тебе не будет больно, ну, может, немного и только в самом начале. Ты создана для этого, Имоджин, примирись со своей судьбой.

Нет! – завопил внутри ее демон страха. Вспомни боль, насилие, кровь, вопли.

Марта, напомнила Имоджин себе, Дора. Эти шлюхи в зале, которые обслуживают по десять мужчин за ночь. Ее мать и отец. Жанин!

Женщины во все времена выдерживали все эти пытки. Все это вполне естественно. Я могу быть спокойной и дать ему возможность сделать все то, что необходимо.

– Я могу. Я смогу, смогу, – шептала Имоджин, а сердце стучало у нее в груди так громко, что она боялась, как бы Тайрон его не услышал. Имоджин посмотрела ему в глаза и поняла, как он нуждается в ее ласках. Но в этот момент она не смогла больше сопротивляться страху и резко оттолкнула Тайрона, а сама свалилась на пол.

– Прости, прости, – сказала девушка. У нее по щекам катились слезы. – Я пыталась… Фицроджер встал и направился к двери.

– Не оставляй меня, – воскликнула Имоджин. – Прости меня, ты можешь идти, если хочешь. Иди к шлюхам. Я не обижусь, это моя вина!

– Имоджин, я никогда не пойду к шлюхам, тем более в твоем доме! Мне нужно заняться делами. Ложись на кровать, но не снимай рубашку.

Дверь закрылась, и Имоджин стало очень горько. Почему она не может добиться того, чего так страстно желает?

Эта ситуация была похожа на боязнь крыс. Ни за что на свете она не смогла бы дотронуться до крысы, даже дохлой. Но Фицроджер ведь преодолел страх и отправился в подземные переходы, чтобы спасти своих друзей.

Ей хотелось оставаться с ним и наконец стать его женой. Фицроджер вернулся в комнату слишком спокойным, но это было неестественное спокойствие. У Имоджин от ужаса даже похолодело в груди, как будто она почувствовала опасность.

Отец, взмолилась она, что же мне теперь делать? Но ответа не последовало.

Фицроджер разделся до исподнего и лег в постель. Он даже не прикоснулся к жене, а тихо лежал на краю кровати, глядя на нее. Имоджин посмотрела ему прямо в глаза, она должна была сделать это.

– Имоджин, мне кажется, что будет лучше, если ты отошлешь из замка отца Фульфгана. Монахи в Гримстеде примут его, и, безусловно, некоторым из них будет приятно соседствовать с подобной святостью.

Имоджин понимала, что дело было не в отце Фульфгане. Он был лишь щитом, за которым она пыталась скрыться от всех мерзостей жизни.

– Хорошо, – согласилась Имоджин.

– Я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала.

– Что? – спросила Имоджин.

– Чтобы ты никогда, если мы занимается любовью, не терпела что-либо тебе неприятное. Если такое случится, сразу же скажи мне. Я.., не должен оставаться в неведении.

– Хорошо, я обещаю…

– Отлично, а теперь давай спать, – предложил Тайрон и повернулся к ней спиной. Имоджин сделала то же самое.

Глава 13

На следующий день Имоджин, проснувшись, снова обнаружила, что лежит в постели одна. Но на этот раз она не опасалась, что Тайрон окончательно покинул ее. Неважно, что у них никак не могут сложиться добрые отношения, ведь Фицроджер никогда не откажется от такого источника власти и богатства. Правда, могло случиться иное – он когда-нибудь свяжет ее и изнасилует.

Спустившись вниз, она узнала, что король и Тайрон снова отправились на охоту.

Имоджин было собралась заняться делами, но когда она узнала, что граф Ланкастер, сославшись на усталость после дороги, отказался ехать на охоту, то забеспокоилась. Имоджин отправилась в свою комнату, чтобы не встречаться с ним. Встреча с ним наедине была бы не только неприятной, но и весьма опасной.

На что отважится Ланкастер, если догадается, что брачные отношения не доведены до конца? Он обязательно что-нибудь предпримет, и совершенно ясно, что король не захочет открыто выступить против графа. У него самого положение слишком нестабильно.

У Имоджин в данный момент было много дел. Если уж она не стала Тайрону настоящей женой, должно хотя бы как следует заниматься хозяйством. Сегодня надо просмотреть все счета и оплатить долги. А это значит, что пора отправляться в сокровищницу.

Вчера башмачник снова удивил ее мастерством. Это был настоящий кудесник. Новые башмачки чудесно подошли ей и не натирали ноги. Толстая пробковая подошва прекрасно сослужит службу в грязную погоду.

Ей не очень хотелось отправляться в сокровщницу. Там темно, сыро, и она никогда прежде не ходила туда одна.

Не забывая о присутствии в замке Ланкастера, Имоджин спустилась вниз по лестнице, ведущей в кладовку. Там она убедилась, что коридор пуст, подошла к одной из панелей стены, отодвинула ее, а затем проникла в потайную комнату позади нее, вернув панель на прежнее место. На первый взгляд комната выглядела обычно, но, если нажать на стену, она отходила в сторону и там образовывался проход.

Имоджин вошла в потайной ход, и камень встал на прежнее место. Она очутилась в затхлом и сыром подземелье. На мгновение ее охватила паника. Сквозь специальные отверстия в стене едва проникал свет. Имоджин постояла, чтобы глаза привыкли к темноте, и немного успокоилась.

43
{"b":"3457","o":1}