ЛитМир - Электронная Библиотека

Он повторил ее последние слова, а потом встал и подошел к кровати.

– Леди Имоджин, вы сами сказали, что мы союзники, не так ли?

У Имоджин пересохло во рту, она крепче вжалась в подушки и кивнула.

– Союзники связаны словом чести и должны помогать друг другу. Вы умеете читать и писать? – спросил он наследницу Каррисфорда.

– Да, – призналась Имоджин.

– Тогда я пришлю вам пергамент, перья и чернила. Нарисуйте план замка и напишите все, что вы знаете. Все. Завтра мы отправляемся в Каррисфорд. Рыжик, если вы не выложите мне всю информацию, я ее из вас вытрясу. Если вы меня обманете, я вас задушу собственными руками.

– Значит, вы теперь верите, что я Имоджин из Каррисфорда.

– Я сказал, что считаю вас таковой, пока не будет доказано обратное.

Он склонился к Имоджин, взял в руку прядь ее длинных волос и намотал на палец.

– Милый Рыжик, если вы хитрите со мной, – тихо сказал Фицроджер, – я могу вам посоветовать удрать отсюда завтра же, болят у вас ноги или нет.

Имоджин замерла от ужаса.

– Я пришлю вам ужин вместе с письменными принадлежностями. Доброй ночи, – пожелал он ей на прощание.

Имоджин вздохнула свободнее, ее бешено стучащее сердце немного успокоилось. Предчувствия не обманули девушку. Она попала в лапы не гончей собаки, а дракона, и он мог сожрать ее за ужином.

Имоджин еле сдерживала слезы. Ей хотелось вернуть те времена, когда отец направлял ее жизнь, тетушка Констанс заботилась о ней, Жанин расчесывала волосы и содержала в порядке все ее красивые наряды и украшения. Она хотела домой. Она не могла оставаться одна в незнакомом месте и стараться быть храброй.

Когда девушка одолела простой, но обильный ужин, она нарисовала для Ублюдка Фицроджера точный план Каррисфорда, уговорив себя сделать это, потому что сейчас он был ее единственным защитником. И еще она выполнила его просьбу, чтобы как-то наладить с ним отношения.

Она даже обозначила тайные ходы в стенах большого зала, хотя их вообще было легко найти любому, кто знал, что ищет.

Несмотря на страх, Имоджин все же не нанесла на план подземные ходы, через которые можно было тайно проникнуть в замок. Она надеялась, что, может быть, Ворбрик покинул Каррисфорд, не найдя ее там.

Имоджин нервно жевала кончик пера, когда подумала о том, как взбесится Фицроджер, поняв, что она не обозначила основные потайные ходы. Не станет же он ее пороть. С другой стороны, он не был человеком, который бросает слова на ветер…

Страх и размышления по поводу истинной натуры ее рыцаря, не говоря уже о тяжести мнимого живота и боли в израненных ногах, не должны были бы дать уснуть Имоджин, но она почти мгновенно забылась от усталости.

Наутро она поняла, что ей стало еще хуже. Но она была Имоджин из Каррисфорда, и ее обязанностью было отправиться в родной замок вместе с Фицроджером.

Имоджин с трудом, при помощи женщин оделась и принялась за завтрак, состоящий из хлеба, холодной свинины и эля. Служанки заплели ее волосы в две толстые косы.

Ее одежда из шерсти и льна была очень простой, но чистой. Женщины принесли ей большие туфли, которые налезли на забинтованные ступни, но Имоджин не могла встать на больные ноги. Как оказалось, брат Патрик был прав, предупреждая ее об этом.

Одна из женщин сказала:

– Леди, сегодня вам не следует никуда отправляться. Вам лучше остаться здесь, а наш господин займется вашими делами.

Имоджин крепко сжала зубы.

– Я смогу ехать верхом.

Когда она собралась в дорогу, служанка пошла поискать кого-нибудь, кто бы смог снести ее вниз. Имоджин ожидала снова увидеть Фицроджера, но в ее комнате появился незнакомец. Это был приятный молодой человек благородного происхождения. На нем уже была надета кольчуга, хотя его темно-русые волосы еще оставались неприкрытыми. Он поклонился.

– Леди Имоджин, я – Ренальд де Лисл. Имею честь донести вас до лошади.

Его выразительные глаза, как ей показалось, намекали, что ему пришлось сражаться с тысячью чертей, чтобы добиться чести отнести Имоджин вниз.

Было ясно, что он француз. Это было видно по его манерам и по тому, как он говорил.

Имоджин улыбнулась, заметив на его лице плохо скрываемую радость. Почему не все мужчины такие привлекательные?

Ренальд не был таким высоким, как Фицроджер, и у него было более плотное телосложение – мощные плечи, широкая грудь. Имоджин прислонилась к его груди в кольчуге и почувствовала, что хотя он такой же сильный, как лорд Клив, но у нее от его прикосновений не кружилась голова. Скорее всего, вчерашнее головокружение было результатом усталости и голода.

От сэра Рональда слегка пахло пряными травами. Наверно, запах исходил от его одежды. Она попыталась вспомнить, чем пахло от Фицроджера. Видимо, вчера ее вонь подавляла все остальные запахи. Лорд Фицроджер никогда не забудет, как она стояла перед ним в вонючих грязных тряпках, сгорбившись и с животом как при восьмимесячной беременности.

Сэр Рональд прервал ее размышления.

– Такая приятная обязанность, – радостно заметил он. – Мне следует поблагодарить моего брата по оружию за то, что он доверил мне вас.

– Вы говорите о лорде Фицроджере? – спросила Имоджин.

– Да, мадемуазель. Мы с ним названые братья. Мы побратались, когда были очень бедны и вынуждены были воевать как наемники. Тогда мы поклялись, что если кто-нибудь из нас станет богатым, то не забудет побратима. И мы добились этого.

Он удивительно тепло говорил о Фицроджере. Как поразительно, что у такого замкнутого человека могут быть друзья, в особенности такие друзья. Сэр Ренальд вынес ее на двор, и Имоджин с удовольствием набрала полную грудь свежего утреннего воздуха, ощутила на лице ласковые лучи солнца и дуновение легкого ветерка, который попытался приподнять ее юбку. Хороший день для победы.

– Сэр Ренальд, что вы делаете в замке лорда Клива?

– Сейчас я помогаю ему обучить ратному делу целый отряд его ленивых бездельников, которые достались ему от брата. Когда он станет богаче, он пожертвует мне во владение кусок земли. Но сейчас мне этого не надо. У меня есть хлеб, крыша над головой и хорошая одежда. А чтобы не заскучать, мне хватает сражений. Так что живу я как в раю.

Как раз в это время Ренальд проносил Имоджин мимо заляпанного кровью столба, к которому привязывали людей для порки, и она вспомнила вчерашнюю сцену. Перед глазами Имоджин снова предстал Фицроджер, поровший человека, который вопил от боли.

Имоджин содрогнулась. Рай? Только грубые мужланы могли считать замок Клив райским уголком. Пусть эти воины вернут ей ее замок, а уж тогда она найдет себе более воспитанного и цивилизованного супруга.

Имоджин уселась на дамское седло позади воина средних лет. Он сказал ей грубым голосом, что его зовут Берт. Было ясно, что ему не нравилась его роль. Имоджин тоже была не слишком довольна своим положением, но потом она поняла, что не смогла бы сама управлять лошадью.

Сэр Ренальд галантно поцеловал ей руку, прежде чем сесть на своего белого боевого коня. Фицроджер проехал мимо с непокрытой головой. За ним ехал его оруженосец со щитом и шлемом.

Фицроджер внимательно осмотрел свое войско. Он равнодушно кинул взгляд и на Имоджин. Она представила себе, как он перечислял в уме: «.., единственная наследница.., верхом…»

Потом они отправились в путь.

День был благоприятным для верховой прогулки, и Имоджин наслаждалась поездкой, хотя сама не управляла лошадью. На полях вокруг замка Клив колосились хлеба, а дородные коровы паслись на зеленых лугах. Но встречалось также много неиспользованной земли. Говорили, что брат Фицроджера, Хью, был нерадивым хозяином, так что, видимо, эти пустоши остались после него.

В полях люди бросали работу и приветствовали лорда, когда тот проезжал мимо них.

Ее отец был хорошим хозяином, и его любили слуги. Но Имоджин казалось, что отношение крестьян к Ублюдку было другим, и это не поражало ее. Кто станет любить такого сурового человека? Она видела, что его уважают, и еще Имоджин показалось знаменательным, что его называют «хозяин». Дисциплина в отряде Фицроджера была отменной, и их вооружение сияло на солнце. Продвигаясь вперед, воины пели или обменивались шуточками.

9
{"b":"3457","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черная кость
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Мастер-маг
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
Литерные дела Лубянки
Эффект прозрачных стен