ЛитМир - Электронная Библиотека

Если их план сработает, она сможет вернуться туда. Даже если ее отец не поправится, они с матерью будут среди друзей, в знакомом окружении. Однако если план провалится, ни она, ни ее родные никогда не вернутся в Мэтлок.

Если бы только ее отец остался в Индии!

Если бы только он не пристрастился к игре!

Если бы только она заметила это и вовремя предотвратила беду!

Эти мысли вертелись в голове, как нож в ране. Ее увлек Лондон. Светские рауты вскоре наскучили, но город очаровал. Крессида стала думать, что ей бы хотелось выйти замуж за человека из этого мира. Не за бездельника аристократа, а за делового человека. Члена парламента, возможно, или даже члена правительства. Это было бы замечательно! Или за торговца. Ее привлекали не деньги, а увлекательное дело – поставил лес в одну страну, шерсть – в другую и специи в третью. Ее подруга Лавиния была обручена с капитаном корабля и мечтала побывать с мужем в далеких портах. Для Крессиды это было слишком смело, но и она хотела бы посмотреть мир.

Теперь с мечтами было покончено – если она не вернет драгоценности, ни один светский человек не женится на ней ради ее прекрасных глаз и накладных локонов.

Светское общество такое продажное! Жестокое, мелочное и злобное! Когда ее отец был богат, его навещали многие лорды и их жены, но с тех пор, как он проигрался и заболел, все словно испарились. Конечно, сейчас было лето, в это время Лондон пустел, но все же это доказывало, что истинных друзей у отца нет.

Кто-то постучал в дверь.

– Это Гарри, мисс!

Крессида открыла дверь, и слуга внес стопку книг и какую-то одежду. Он положил книги и, краснея, протянул ей белые чулки из хлопка, простые подвязки и кусок тонкой материи.

– Моя мамаша шлет это вам, мисс. Она надеется, что вещи подойдут.

Девушка посмотрела на чулки как на драгоценность.

– Конечно, подойдут! Обязательно поблагодари мать, за меня.

Гарри собрал остатки завтрака на огромный поднос.

– Вы позвоните в колокольчик, если вам что-нибудь понадобится, мисс.

Когда он ушел, Крессида сняла туфли, надела чулки и завязала их подвязками. Затем она села перед зеркалом, обернула треугольник тонкой хлопковой ткани вокруг плеч и заткнула концы за вырез платья. Наконец-то она пристойно одета!

Пристойность – странная вещь. Крессида не возражала против того, чтобы надеть это платье на бал, но то, что было пристойно ночью, не было пристойно днем. Она подумала об одежде, лежащей на кровати. Шаровары не были пристойны ни в какой ситуации.

Сент-Рейвен предложил добыть драгоценности в одиночку. С каждой секундой это предложение казалось ей все более разумным.

Однако возникали серьезные сомнения. Некоторые из этих статуэток были похожи. Они все изображали влюбленные парочки. И лишь в одной из них были драгоценности.

По правде говоря, Крессиде хотелось поехать. Она уже настроилась на то, что станет главной героиней в этом приключении, и сейчас не желала отступать. Надо заставить себя думать, что это будет лишь бал-маскарад. Она уже была на подобном вечере в Лондоне, и некоторые леди и джентльмены там были одеты весьма вольно. Там была женщина в похожем восточном одеянии.

Девушка взяла шаровары и встала перед зеркалом, приложив их к себе.

– Ты Крессида Мэндевилл или Крессида Пугливая Мышь?

Девушка решила, что она – Крессида Мэндевилл, а потому не отступит от своей цели.

Приняв решение, она села на стул у окна и стала разбирать книги, которые ей принесли. Их выбирал Сент-Рейвен? Это были поэзия, история, роман и, заметила она с улыбкой, описания путешествий по Аравийскому полуострову. Намек на то, что ей нужно готовиться к роли? Крессида принялась за книги. Она всегда любила читать про путешествия в экзотические страны. Иногда ей казалось, что этот интерес она унаследовала от отца и смогла бы жить под чужими небесами, но от матери ей досталась склонность к консерватизму. А потому ей было достаточно маленьких приключений – вроде переезда в Лондон.

Время шло, наконец раздался стук в дверь, в комнату вошел сияющий Гарри и протянул ее саквояж.

– О! – Для Крессиды это было так же чудесно, как если бы ей подарили драгоценности. – Гарри, спасибо!

– Не благодарите меня, мисс. Мистер Лайн нашел его на дороге и послал вам.

Как только он ушел, Крессида открыла саквояж и обнаружила свою шелковую шаль и – чудо! – любимый ридикюль. Должно быть, Крофтон выбросил его вместе с саквояжем. Бутылочка с заветным лекарством была на месте. В ее руках лекарство могло стать оружием.

Девушка перебрала свои платья и белье, она была рада тому, что они уже не в грязных лапах Крофтона. А ведь он, наверное, пребывает в ярости и захочет ей отомстить. Этот человек может уничтожить ее, рассказав свету о том, что она стала добычей Ле Корбо.

Нет, он не сделает этого, иначе ему придется объяснять, почему девушка была с ним. Конечно, это погубит ее репутацию, но и его репутацию тоже. Светское общество отвергнет такого шантажиста. Если он на кого-то и направит свой гнев, то на разбойника.

Если все пойдет по плану, то сегодня ночью она снова встретится с Крофтоном. Нельзя, чтобы он узнал ее. Именно этот фривольный наряд вместе с маской и чадрой помогут ей в этом.

Крессида заставила себя снова взяться за книгу и стала наслаждаться путешествием в Аравию, которое было прервано только приходом Гарри – он принес поднос с фруктами, хлебом, сыром и чаем.

Девушка услышала, как вдали часы пробили четыре. В комнату вошел герцог, он держал в руках полупрозрачную синюю ткань.

– Надеюсь, вы не слишком скучали, мисс Мэндевилл? Что ж, наше новое приключение начинается.

Глава 6

Крессида вскочила на ноги, от слов Сент-Рейвена во рту у нее пересохло, сердце застучало. Или возможно, на нее так действовало его присутствие?

– Я не скучала, ваша светлость. Я была в Аравии.

Он бросил ткань на стол.

– Я знал, что книга вам понравится. И сюжет захватывающий.

– Вы читали ее?

– Да.

– У вас дела на Востоке?

Он поднял брови.

– Не думаете ли вы, мисс Мэндевилл, что я занимаюсь торговлей?

– В торговле нет ничего дурного, ваша светлость.

– Конечно, нет, но это не для английского герцога.

– Почему?

– Стабильность и процветание Англии связаны с землей, мисс Мэндевилл. Так было всегда и так будет. Вот это дело для меня.

Его голос не был строгим, однако она почувствовала, что ее поставили на место.

– Смотрите, что нашел Кэри, – сказал Сент-Рейвен и приложил кусок шелка к своему лицу. – Достаточно плотный для того, чтобы скрыть черты вашего лица.

Она не могла удержаться от смеха при виде его глаз над синим шелком.

– Я не уверена, что смогу показаться на публике в этой одежде.

Он бросил шелковую ткань на стол.

– Пора примерить и посмотреть. У вас будут украшения. Дешевка из реквизита театральной труппы, но для такого случая пойдет. Вы хотите, чтобы Энни Баркуэй помогла вам одеться? Думаю, это будет серьезным испытанием для ее святой души.

Крессида замерла, но собрала свою смелость и повернулась к нему спиной.

– Ваша светлость, вы не могли бы распустить шнуровку на моей одежде?

– Знаете, если вы позволяете мне такую вольность, то вы в самом деле должны называть меня по имени.

Он был невозможен.

– Сент-Рейвен, – произнесла Крессида, и он начал развязывать шнуровку.

Прошлой ночью, даже когда ее сознание было затуманено от пережитого и от усталости, ее волновало его присутствие. Теперь же каждое прикосновение его пальцев отзывалось в ней, и она не могла не рисовать увлекательные картины в своем воображении.

Например, они были бы мужем и женой…

Это было нелепо, но ведь сумела же она вести себя свободно и раскованно с этим мужчиной, как ни с кем до того. Они спорили, строили планы, и ей стало казаться, что она хорошо изучила его. Что они даже могут быть друзьями. Но это были иллюзии. Он одновременно отталкивал и притягивал ее, и вчера ночью он поцеловал ее так, как она и не мечтала. Более того, он страстно желал ее, если можно поверить его словам. Он желал ее. Ее, Крессиду Мэндевилл, самую простую из смертных…

12
{"b":"3458","o":1}