ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Облики гордыни
«А снег идет…»
Лес мертвецов
Прошло семь лет…
Язык жизни. Ненасильственное общение
Джейн, анлимитед
Ведерко мороженого и другие истории о подлинном счастье
Месть – не искупление
Кот знает всё

Все окрасилось в синий цвет, и ей было плохо видно, словно ей опять завязали глаза, как при похищении. Она подняла вуаль, затем схватила свои очки. Крессида никогда не носила их на людях, значит, они еще больше изменят ее облик.

В последний раз обежав взглядом комнату, девушка взяла коробку, бросилась вниз по лестнице и вышла из дома. Она знала, что ее жизнь никогда уже не будет прежней.

Крессида заставила себя не спеша идти к месту встречи, молясь о том, чтобы не встретить знакомых.

Она повернула на Хейз-стрит и увидела Триса. Вернее, увидела его спину и великолепный экипаж. Девушка заколебалась на мгновение, но затем поспешила к нему.

Ее мягкие подошвы не издали ни звука, и он вздрогнул, когда она сказала:

– Я здесь.

Наверное, он тронул поводья, так как лошади дернулись, и ему пришлось успокаивать их. Затем он протянул девушке руку в перчатке и втащил ее на сиденье.

Она не могла понять, удивился он, обрадовался или заволновался.

– Шляпная коробка? – спросил он.

– Я подумала, что должна взять с собой немного вещей. В том числе статуэтку. Может, нам удастся подменить ее.

– А! Это хорошая мысль. Готова?

«Я не знаю!» Крессида опустила на лицо вуаль, радуясь, что может скрыть выражение лица.

– Готова, – сказала она.

Трис хлестнул лошадей длинным кнутом, и они отправились в путь.

Вскоре они догнали телегу, груженную огромными тюками. Телега ехала медленно и занимала почти всю дорогу. Экипажи, ехавшие навстречу, мешали обогнать телегу, и Крессида была в отчаянии. Эта задержка была для нее невыносима.

Вдруг Трис сказал:

– Держись.

Крессида слишком поздно поняла, что он имел в виду, и попыталась схватиться за поручень, в то время как экипаж рванулся вперед и пронесся мимо телеги, использовав небольшой зазор между каретами. Вскоре дорога перед ними была свободной, и они с ужасающей скоростью понеслись мимо людей и домов.

– Все в порядке?

Крессида оторвала взгляд от зданий, мелькавших за окнами кареты.

– Мы можем ехать помедленнее? – Ее голос звучал испуганно.

Они только что объехали яму на дороге с пугающей беспечностью.

– Разве это моя бесстрашная Рокселана?

– Нет, это твоя напуганная мисс Мэндевилл из Мэтлока, которая не хочет умереть!

– Ты не умрешь. Поверь мне!

«Поверь. Поверь». Она с трудом оторвала пальцы от поручня.

Затем он добавил:

– Я не переворачивался на дороге по меньшей мере шесть лет.

– Ты раньше переворачивался? – пискнула она, снова хватаясь за поручень.

– Когда я был молод, глуп и катался наперегонки с Аффемом.

– Аффемом? – Разговор отвлекал ее. Она молила о том, чтобы беседа не отвлекала его.

– Наследник герцога Аррана. Он мой молочный брат.

– Ах да! – Она вспомнила, что среди невест светского общества суматоха по поводу Аффема была почти такой же, как и по поводу Сент-Рейвена. – Ты знаешь кого-нибудь, кто не принадлежит к герцогскому роду?

– Не будь смешной. Тебе лучше?

Крессида поняла, что ей немного лучше, но по-прежнему держалась за поручень.

– Это безрассудный способ путешествовать.

– Это лучший способ, пока стоит хорошая погода. Это и самый быстрый способ.

– Я говорю именно об этом.

– Нам нужна скорость. Мы хотим опередить Миранду. Ну а почему ты закутана, как плакальщица?

– Для того чтобы меня не узнали. Не увидели меня с тобой.

– Ты уже можешь поднять вуаль. Мы проезжаем через сады, и поблизости не видно ни одного экипажа. Я не думаю, чтобы здесь гулял хоть кто-нибудь из светского общества.

Крессида одной рукой подняла вуаль. Вторую она не была готова снять с поручня. Нормальный обзор дороги успокоил ее, а уверенность Триса успокоила ее еще больше.

Крессида заставила себя отпустить поручень и сразу стала слегка раскачиваться вместе с экипажем. Дорога была довольно гладкой – за счет дорожных сборов ее поддерживали в хорошем состоянии. Хотя они и проносились стремительно мимо пешеходов и людей, едущих верхом на ослах и коренастых лошадках, ее все-таки не подбрасывало в воздух в этом легком экипаже. Вдруг Трис сказал:

– Впереди карета. Почтовая или пассажирская, едет навстречу.

Крессида опустила вуаль, и через несколько секунд карета проехала и в вихре пыли покатила дальше в Лондон.

– Лучше ехать так, чем снаружи кареты, – сказал он.

– Не сомневаюсь.

Она всегда думала, что путешествовать снаружи должно быть неудобно и опасно. Мисс Мэндевилл из Мэтлока никогда не должна была задумываться об этом, ей не пристало ездить снаружи. Однако если она не добудет драгоценности, ей, возможно, придется возвращаться таким образом.

Ей хотелось закричать от ужаса и отчаяния. Но она считала, что лучше действовать. Они добудут драгоценности, и это решит большую часть ее проблем. Ее родители смогут жить достойной жизнью.

Вероятно, ей не придется путешествовать больше с Трисом Трегеллоусом – но это уже старая рана.

– Какой у нас план? Куда мы едем?

– В Хэтфилд, где жил некий Жан-Мари Бурро, прежде чем он был арестован как Ле Корбо.

– Но неужели он все еще будет там?

– Раз его невиновность была доказана, то, я надеюсь, он останется там. Там у него жилье, и он много работает.

– Работает?

– Он пишет портреты пастелью, и неплохо.

Это показалось Крессиде необычным.

– Художник? Ты уверен, что он и есть Ле Корбо?

– Мастерство художника еще не гарантия добродетели.

Впереди дорогу преградила застава, и Трис притормозил, чтобы бросить монету сборщику подати. Вскоре им уже открывали широкие ворота. Через пару секунд скорость снова прижала Крессиду к спинке сиденья, а все внимание Триса было обращено на дорогу.

– Значит, он в Хэтфилде. – Она решила думать об этом, а не о скорости. – И статуэтка у него. Ты ведь говорил, что там у него жилье?

– Но теперь он знает, что его убежище обнаружено. Я приказал проверить это место еще до того, как мы уехали из «Ночной охоты». Он забрал все ценные вещи.

– Если статуэтка все еще у него, то, возможно, она с ним в Хэтфилде.

– Надеюсь. Если у него появился новый тайник, то я заставлю его открыть, где он.

– А как ты собираешься сделать это? Он ведь может заподозрить, что это для тебя важно?

Он быстро взглянул на нее.

– Я найду способ. Неужели ты думаешь, что я забуду об осторожности?

– Нет, конечно, нет! У тебя холодная голова. Я просто беспокоюсь.

– Поверь мне, Крессида. Это последний акт пьесы. Скоро мы добудем твои драгоценности.

Последний акт. Она не могла сказать, что он приукрашивает истину, это точно.

– Как мы сможем забрать у него статуэтку, чтобы он не узнал о ее истинной ценности? – Через секунду она ответила сама: – Возможно, этим должна заняться я. Не думаю, что он захочет угодить тебе.

– Я готов выбить из него эту вещицу, но чем меньше шума, тем лучше.

Они притормозили, проезжая через местечко под названием Финчли. Губы Триса дрогнули.

– У тебя, как я помню, есть более мирный план? – Он вспомнил о ее намерении выкрасть статуэтку. – Меня все еще привлекает грабеж.

– Если только нас не поймают.

– Я – герцог.

– Это не защитит тебя от ответственности за уголовное дело.

– Но мой титул уменьшает вероятность ареста. Несправедливо, я знаю, но должны же быть хоть какие-то преимущества. Кстати, Ле Корбо живет в гостинице «Раковина моллюска». Мы можем снять там комнаты и заняться делом.

Она отметила одно слово – «комнаты».

– Комнаты?

– Комнаты. – Он притормозил лошадей и посмотрел на нее. – Мы не можем сделать вид, что женаты, Крессида, даже если скроем имена. Слишком большой риск, что мы встретим кого-то, кто знает меня. В любом случае твой костюм и шляпка свидетельствуют о небольшом достатке. Хороший же я муж, если сам одет в дорогую одежду и имею такой экипаж, а моя жена носит одежду служанки.

– Я думала, что эта одежда зато не вызовет подозрений, – проворчала Крессида и не сказала ему, что это ее повседневная одежда. Она могла даже возразить, что эти вещи сделаны из прочной ткани, они практичны и хорошо сшиты, но какой смысл в этом разговоре?

45
{"b":"3458","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Мозг и сознание. Разгадка величайшей тайны человеческого мозга
How to Green. Полезные рецепты от Саши Новиковой
Любовь, свобода, одиночество. Новый взгляд на отношения
Долги тают на глазах
Настольная книга астролога
Вальс на четыре четверти. Дневник обыкновенной петербурженки
Астрономия
Роннская Академия Магии. Кафедра демонологии