ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он пишет портреты здесь, а не в домах своих клиентов? – с удивлением спросил Трис.

– Все зависит от желания клиента, ваша светлость.

Трис пожал плечами.

– Где находятся комнаты художника? Они рядом?

– Довольно близко, ваша светлость.

Трис заметил растерянность в голосе хозяина гостиницы. Хочет ли высокий гость, чтобы художник был поблизости, или он возмутится оттого, что его комнаты находятся рядом с номером скромного художника?

– Это маленький дом, ваша светлость…

Трис промолчал.

– Комнаты шестнадцать и семнадцать, ваша светлость. Совсем на другом конце коридора, ваша светлость, но довольно близко, если понадобится.

Трис не смог удержаться от улыбки. Этот ответ был великолепным по своей дипломатичности.

– Отлично. – Он знаком позволил хозяину гостиницы удалиться.

Трис не любил, когда перед ним пресмыкались, но титул герцога поможет, если дела пойдут скверно. И к тому же, черт возьми, людям это нравится. Они купались в лучах его славы. Без сомнения, владелец гостиницы чуть не лопается от важности и ждет момента поведать всем, что его дом почтил своим присутствием герцог.

Положение обязывает. «Люди благородные должны благородно встретить свою судьбу». Он согласен с таким мнением.

У него не было возможности выбирать свою судьбу, но он намеревался с честью нести свой крест. Он раньше не думал, что поведение на публике будет играть такую большую роль в его жизни.

Трис подошел к окну гостиной, и обнаружил, что оно выходит на улицу и из него видна гостиница при почтовой станции. Очень хорошо. Он сможет увидеть, как приедет карета Крессиды. Он вытащил свои золотые часы и открыл крышку.

Где же карета? Неужели что-то задержало ее? Случалось, что кареты переворачивались, при этом страдали пассажиры.

Он знал, что нельзя поддаваться панике, и попытался побороть ее. Если он не может отпустить Крессиду на полчаса, то как же он отпустит ее навсегда? Возможно, он сможет внедрить слугу в ее дом в Мэтлоке, чтобы тот сообщал ему обо всех делах…

Он покачал головой – это походит на сумасшествие.

Пожалуй, стоит заглянуть в комнаты его незаконнорожденного кузена. Возможно, есть способ забрать статуэтку, не подвергая риску Крессиду. У Бурро было две комнаты, очевидно, спальня и гостиная. Он, конечно же, будет заниматься делами в гостиной и прятать добычу в спальне. Как жаль, что он не знает, где спальня, а где гостиная, но его шансы были один к одному.

Он выглянул из комнаты. Длинный коридор был пуст, по обеим сторонам были закрытые двери. Хозяин гостиницы сказал, что Бурро живет в другом крыле. Там внезапно открылась дверь.

Трис отступил в глубь комнаты. Появилась пухленькая служанка, она несла поднос с едой для него. Значит, та дверь ведет к черной лестнице.

Служанка, краснея, стала раскладывать еду на столе. Холодный пирог, сыр, хлеб, масло и графин кларета.

Он поблагодарил ее и дал монету. Она сделала книксен и покраснела еще больше.

– Это все, ваша светлость?

Он надеялся, что неправильно понял ее намек.

– Да, спасибо.

Она надула губки и ушла, виляя пухлыми ягодицами.

Сладострастные мысли о Крессиде нахлынули на него самым постыдным образом. Он налил стакан вина и выпил. Потом выглянул в окно и проверил, не едет ли по улице карета, затем снова открыл дверь. Все было тихо.

Нужно помнить, что сейчас он не делает ничего противозаконного. Если он хочет пройтись по коридору и посмотреть на номера на дверях комнат, то имеет на это полное право.

Думая об этом, он стал действовать, хотя и чувствовал себя преступником, особенно когда пересек лестничную площадку. Эта лестница вела в холл гостиницы. Внизу были люди, но слава Богу, никто не смотрел вверх.

Как Крессида узнает, в каких комнатах остановился Бурро?

Проклятие. Он мог бы перехватить ее. Должен ли он хорошенько подготовиться или сейчас выполнить свою миссию?

Пожалуй, ему нужно приготовиться.

Глава 24

Он повернул обратно к своей комнате и чуть было не столкнулся с хозяином гостиницы, который вел наверх новых гостей – состоятельную пару средних лет.

– Ваша светлость! Что-то не так, ваша светлость?

Трис видел его беспокойство, но также радость оттого, что он может показать своего именитого жильца. Глаза супругов округлились.

– Просто прогуливаюсь, – сказал Трис добродушно. – Я всегда так делаю перед едой.

Он кивнул супругам, глазевшим на него, и зашагал обратно в свои комнаты. Этак он скоро станет «эксцентричным герцогом Сент-Рейвеном». Войдя в комнату, он сразу пошел к окну – и вот она, карета, раскачивается и катит по улице.

Придется отказаться от плана украсть статуэтку до прибытия Крессиды. Он хотя бы может сообщить ей номера комнат Ле Корбо. Трис вынул из кармана записную книжку, вытащил прикрепленный к ней карандаш и написал числа 16 и 17. Затем несколько раз сложил листок бумаги, вышел из комнаты и спустился вниз.

Он не встретил хозяина снова, но на пути ему попались трое слуг, которые расступились перед ним с благоговейным страхом. Он постоял у парадной двери, выглянул на улицу и вышел.

Вот и Крессида. Она шла к нему, ее сопровождал суровый, строго одетый мужчина, за которым следовал слуга с багажом.

Трис с удивлением заметил, что Крессида надела очки. Еще одна деталь маскарада. Она несла свою шляпную коробку и потому выглядела несколько странно.

Крессида увидела его, но не замедлила шаг. Он сознательно не двинулся с места, так что ей пришлось задеть его. Она посмотрела на него так, как это сделала бы любая приличная женщина в подобной ситуации, и взгляд был усилен этими круглыми очками. Он не смог удержаться от улыбки и, пытаясь изобразить любезность, наклонился и вложил кусок бумаги ей в руку.

Ее глаза округлились. Он испугался, что она все провалит, но девушка прошла мимо, высоко подняв голову. Трис смотрел ей вслед, любуясь изящной, фигурой. Он повернулся и заметил, что другой пассажир смотрит на него с явным неодобрением.

Трис пошел обратно в гостиницу. Боже, вскоре его репутация будет запятнана.

Его репутация? Когда это раньше он беспокоился о своей репутации? По праву рождения он мог делать все, что хотел.

В холле он прошел мимо Крессиды и стал терпеливо ждать, пока кто-нибудь из обслуживающего персонала обратит на нее внимание. Ему хотелось схватить одного из слуг, пресмыкавшихся перед ним, и заставить обслужить Крессиду.

Закипая от гнева, он вернулся в свою комнату, чтобы приступить к выполнению плана. Чем быстрее все закончится, тем скорее она будет в безопасности, в ее привычном благопристойном мире. И он, черт побери, должен научить ее требовать от мира большего. Она была умной, храброй и предприимчивой, но если ничего не сделать, то она навсегда останется в заурядном мирке Мэтлока.

Он дернул за шнурок звонка сильнее, чем хотел, и содрогнулся при мысли о герцоге Сент-Рейвене, шумом привлекающем внимание к себе. Через несколько секунд в комнату вбежала запыхавшаяся служанка.

– Что-то случилось, ваша светлость?

– Я устал ждать. Скажи Бурро, что я должен увидеть его немедленно.

Служанка раскрыла рот от удивления:

– Ваша светлость, у него клиент.

Трис вынул свой монокль и посмотрел на служанку сквозь него.

– И это важнее моих желаний?

Бедная девушка побледнела.

– Нет, ваша светлость! Конечно, нет, ваша светлость!

Она выскочила за дверь, и Трис поморщился. Он должен дать ей хорошие чаевые. Теперь надо решить, что он скажет при встрече со своим незаконнорожденным кузеном.

Через минуту без стука открылась дверь, в комнату вошел незнакомый мужчина в рубашке с короткими рукавами и жилете и закрыл дверь за собой.

– Зачем пугать слуг, ваша светлость?

Их сходство было очевидным. У Жана-Мари Бурро были каштановые волосы и крепкое телосложение, он слегка напомнил Трису человека, которого он каждый день видел в зеркале, и еще больше – его дядю. На самом деле он был очень похож на их предка, чей портрет висел в Сент-Рейвенз-Маунт.

48
{"b":"3458","o":1}