ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не думаю, что это погубит мою репутацию, мама.

– Верно, и никто не должен знать, что ты проделала часть пути вместе с герцогом. Это так неосмотрительно, дорогая, и я не должна была одобрять твою затею. Бог знает, что случится, если молва об этом докатится до Мэтлока.

– Мама, не волнуйся. Мои приключения окончены.

Мать обняла ее.

– Я знала, что могу положиться на тебя. Пойдем посмотрим, какое действие эти сокровища, произведут на твоего бедного отца.

Крессида последовала за матерью в комнату родителей. Несмотря на любовь к отцу, она не могла не сознавать, что именно он был причиной всех их проблем.

Но он стал и причиной ее приключений. Невозможно подумать о том, что она так и жила бы в Мэтлоке и не узнала Триса так близко, а наблюдала бы за ним со стороны как за недоступным герцогом Сент-Рейвеном.

Сэр Артур лежал в постели в том же состоянии, что и раньше, – его глаза смотрели в пустоту, казалось, он был где-то далеко. Жена поспешно подошла к нему.

– Смотри, милый, вот Крессида. А вот твои драгоценности. Никакой реакции.

Она взяла его безвольную руку и положила в нее камни. Неужели его веки дрогнули?

Крессида села на край постели, пытаясь изложить последние события простыми словами.

– Я забрала твои драгоценности у Крофтона, отец. Два джентльмена помогли мне. Мы вернули все статуэтки и большую часть ценных вещиц из Стокли.

Неужели на его губах появилась слабая улыбка? Что бы рассказать еще? Конечно, он захочет услышать о поражении Крофтона.

– Крофтон был в ярости. Почти взбешен. Я думала, что он упадет на землю и забьется в судорогах! И… – Крессида запнулась, но это необходимо было сказать. – Герцог Сент-Рейвен был одним из джентльменов, которые помогли мне.

– Крофтон… – Слово прозвучало хрипло, как будто у отца болело горло, но эта была вернувшаяся речь. Он медленно повернул голову, посмотрел на Крессиду, затем на жену. – Луиза?

По щекам матери потекли слезы.

– Да, любовь моя. Смотри, вот драгоценности. Этого хватит нам на скромную жизнь, не так ли?

Взгляд отца становился яснее, кажется, жизнь возвращалась к нему.

– Слава Богу, слава Богу! О, Луиза, любовь моя, я был таким глупцом.

Жена обняла его.

– Я знаю, милый. Не надо сейчас говорить об этом.

Закусив губу, Крессида на цыпочках вышла из комнаты.

Она не думала, что ее родители заметили это. Хотя девушку тронули абсолютное всепрощение и преданная любовь матери, но она не могла понять этого. Характер отца может никогда не измениться. Она вспомнила о предположении Триса, что ее отец пристрастился к приключениям, к риску и другой свою жизнь не представлял. Говорят же, что лучшие сыщики получаются из воров. Неужели Трис увидел в ее отце сходную натуру?

Лучше похоронить воспоминания о Трисе в самом дальнем уголке памяти. Она не похожа на свою мать и никогда не смирится с безответственным поведением мужа, особенно с изменой!

Однако характер ее матери был таков, что на нее нельзя положиться в решении дальнейших дел семьи. Она поддастся на любые уговоры мужа. А неизвестно, как он захочет распорядиться своими драгоценностями.

Крессида знала, что женщина может сама распоряжаться личным имуществом. Ни муж, ни отец не могут претендовать на него. Теперь она разрешит отцу дарить ей столько драгоценностей, сколько он может себе позволить. Ее больше не привлекают приключения в чужих краях. Она возвращается в Мэтлок, а значит, возвращается к здравому смыслу на всю оставшуюся жизнь.

Трис вернулся домой и никого не хотел видеть. Он не брал с собой слугу, и поэтому ему пришлось самому ставить лошадей в конюшню. Он вошел в дом через кухню. Его слуги привыкли к этому.

Трис дошел до холла, когда во входную дверь постучали. Лакей поспешил открыть дверь, прежде чем хозяин успел остановить его. Через минуту перед Трисом стояла его старшая кузина Корнелия, графиня Тремейн. Она всегда была крупной и полной, но теперь, на пятом десятке, у нее появились усы и второй подбородок.

Корнелия проследовала мимо слуги в сопровождении своего лакея и служанки.

– Сент-Рейвен, я должна поговорить с тобой.

Долг джентльмена требовал быть вежливым с родственниками.

– Конечно, кузина. Пожалуйста, пройдите в гостиную.

Трис не менял ничего в гостиной после смерти дяди, и это, кажется, понравилось кузине. И все же, расположившись на диване и осмотревшись, она сказала:

– Тебе нужна жена.

Он огляделся.

– Вытирать пыль?

– Производить на свет потомство, уважаемый герцог!

Он не мог удержаться:

– Это не так уж необходимо, кузина.

Кто бы мог подумать, что это может волновать ее.

– Так как у тебя нет родителей или опекуна, мой долг напомнить тебе об обязанностях перед родом.

Он почувствовал, как сжались его челюсти.

– Кузина Корнелия, сейчас не время…

– У тебя похмелье? Как всегда?

– Конечно, нет. – Он замолчал, не желая оправдываться перед ней. Слава Богу, тут принесли чай.

Все его кузины, кроме самой младшей, Кларетты, были старше его и вышли замуж до того, как он переселился в Сент-Рейвенз-Маунт. Он почти не знал их, но все они, и особенно Корнелия, считали, что имеют право руководить им.

Он не притронулся к чашке чая, которую кузина налила для него.

– Я вполне представляю себе свои обязанности, дорогая Корнелия, в том числе те, что я должен иметь наследника. Однако я вернулся в Англию всего несколько месяцев назад.

– Ты провел здесь целый сезон, познакомился со всеми возможными кандидатками в жены. Зачем же медлить?

Трис не сошел с ума настолько, чтобы говорить с этой женщиной о любви. Корнелия вышла замуж за Тремейна, удивительно неприятного человека, несомненно, из-за его титула одного из главных пэров Англии.

– Женитьба – не такое дело, в котором стоит спешить.

– Чепуха! Ты думаешь, брак лишит тебя твоих привычных удовольствий? Выбери подходящую девушку, и она постарается не замечать твои вечеринки в «Ночной охоте» и твоих любовниц.

– У меня нет ни одной любовницы.

– Возможно, в этом все дело. Заведи одну, женись и остепенись.

Эта перспектива почти развеселила Триса, но затем привела его в уныние. Так был устроен их мир, и, без сомнения, таким будет его будущее, но сейчас он не мог думать об этом. В его голове были мысли лишь о Крессиде…

Он думал об этом, но назвать ее женой казалось невозможным, а любовницей… Он сможет обращаться с этой девушкой только почтительно.

– Итак? – настаивала кузина. – Что ты скажешь?

Внезапно он принял решение.

– Я женюсь до конца года. Мне просто трудно сделать выбор.

Она кивнула, кивнуло и перо на ее малиновом тюрбане. Это навело Триса на безумные мысли о султанах и разбойниках.

– Я бы обратила твое внимание на дочку Суайнемеров. Она достаточно привлекательна и будет вести себя так, как должно приличной жене. Ее мать – моя подруга, поэтому я хорошо знаю эту семью. В наши дни девушки так легкомысленны и закатывают истерики, если мужья не сидят рядом с ними у очага каждый вечер. Эта девочка будет более кроткой супругой.

Кузина протянула руку, и ему пришлось подойти и помочь ей подняться.

– Я подумаю, – сказал он.

– Я устрою вечеринку и приглашу ее. Когда ты свободен? В следующий уик-энд сможешь приехать?

– В следующий уик-энд у меня деловая встреча.

– Отмени ее. Я приглашу Суайнемеров.

– Нет. Не могу, кузина.

Она сердито посмотрела на него, в этот момент она была похожа на бульдога.

– Упрямец. Жаль, что ты вырос не в Маунт. Там бы из тебя выбили упрямство.

– Сомневаюсь. – Он взял ее за руку и повел к двери. – Я сообщу вам, когда у меня будет возможность приехать.

Она остановилась у двери.

– Я не забуду о данном тобой слове.

– И я тоже. – Трис открыл дверь и почти толкнул ее в руки ее слуг. – Благодарю вас за вашу заботу, кузина.

Он проследил, чтобы она ушла, затем уединился в своей комнате. Трис упал в кресло и обхватил голову руками.

54
{"b":"3458","o":1}