ЛитМир - Электронная Библиотека

– И тогда?

– После Ватерлоо снова наступил мир, и Жан-Мари в конце концов добрался до Сент-Рейвенз-Маунт – всего через несколько дней после похорон моего дяди. Более того, я в это время уехал за границу, бывал и во Франции. Во время своего пребывания в Англии Жан-Мари почувствовал глубокую неприязнь к этой стране, особенно к нашему климату и пище. Теперь он понял, что хочет быть английским герцогом еще меньше, чем я.

– Сложно вообразить себе это. Значит, он стал ждать, пока ты вернешься, и зарабатывал себе на жизнь живописью. Но почему у него возникла идея стать разбойником Ле Корбо?

– Наследственная склонность к приключениям, но он унаследовал еще и хитрость от матери. Он не мог решить, постучаться ли в мою дверь и предъявить свои доказательства на наследство или заставить меня самому прийти к нему. И выбрал второе.

– Но ты сказал, что Жан-Мари не хотел быть герцогом.

– Верно, и он поклялся матери, что заставит герцога поделиться состоянием. Все, что ему нужно сейчас, – деньги, которых будет достаточно для жизни во Франции. Он хочет быть художником, вращаться в лучших кругах. Я согласился дать ему это.

– Почему? Ты мог бы сказать, что он лжет. На то, чтобы доказать свою правоту, ему потребовались бы годы, и без свидетельств его отца у него нет шансов выиграть дело.

Трис улыбнулся:

– Я думаю, что он игрок с холодной головой. Если бы я отказался, он мог бы таскать меня по судам, а я не терплю ни скандалов, ни громких процессов. И, – добавил он, – нужно подумать о справедливости. Он должен получить что-то. Он мой кузен, я верю в это. Он жертва гнусного плана моего дяди, а его мать была постыдно использована. Я согласился дать ему двадцать тысяч фунтов.

Она не могла удержаться:

– Ты можешь сейчас себе это позволить?

– Дорогая, я – герцог Сент-Рейвен.

– Да, но твой дядя уменьшил состояние всей своей экстравагантной жизнью. Кроме того, он отдал все, что возможно, в качестве приданого своим дочерям, чтобы это не попало в твои руки.

Его губы сжались.

– Как ты узнала об этом?

– Мой отец – бизнесмен. Люди в Сити знают все о таких вещах.

– Черта с два! Надеюсь, они все так же будут давать мне в долг. – Он взял ее за руку. – Не беспокойся об этом, Крессида.

– Трис, я беспокоюсь, потому что я твой друг. Мы ведь друзья, так?

Он поднял ее руку и поцеловал, его лицо было абсолютно серьезно.

– Мы влюбленные, Крессида, хотя и несчастные. Не отрицай это. Но мы также и друзья. Я каждый час проклинаю себя за то, что навлек на тебя такое несчастье.

– В этом нет твоей вины.

– Я не должен был брать тебя на ту вечеринку к Крофтону.

– Это я не должна была ехать с тобой, но сама напросилась.

Он встал и подал ей руку.

– Позволь мне сказать кое-что тебе, прежде чем мы расстанемся. Крессида Мэндевилл, я люблю тебя, я мечтаю о тебе, и я хотел бы найти способ сделать тебя моей женой.

Его откровенность и прямота требовали честного ответа. Это было так же гибельно, как и воткнуть клинок в сердце, но она сказала:

– Трис Трегеллоус, я настолько безумна, что готова сказать тебе «да». Но это невозможно, любимый мой. Ты же знаешь, что невозможно.

– Неужели?

Крессида не хотела делать следующий шаг, но женщина должна быть сильной за двоих. Она высвободила свою руку, повела его к выходу и открыла дверь.

– Счастливого пути, мой друг, – сказала она.

Трис поймал ее руку, поднял к губам и поцеловал, не отводя взгляда от ее глаз. Однажды в театре она видела, как он так же целовал руку другой женщине. Так, как она мечтала…

Но она всегда знала, что эта мечта не для нее.

Трис вышел, и Крессида разрыдалась – горько и тихо.

Глава 28

После визита Сент-Рейвена Крессида полностью погрузилась в приготовления к переезду в Мэтлок. Ей хотелось уехать немедленно, как будто при этом она переместится в другой мир.

К ее разочарованию, родители вовсе не торопились. Они принимали друзей, сами отправлялись в гости. Многие джентльмены в Сити владели домами в пригородах Лондона, иногда на берегу реки, и Крессида проводила томительно длинные дни на борту судна, отправляясь на какую-нибудь виллу.

Вскоре после отъезда Триса она прочитала в газете о том, что он в Ли-Парке, готовится к балу, на котором будет объявлено о помолвке двух дочерей герцога, леди Энн и леди Мэрианн. В газете было написано, что жених леди Энн – мистер Рейском де Вер из Дербишира.

Целый день Крессида провела, представляя себе, как Трис навещает свою молочную сестру, путешествует по графству, посещает минеральные источники. Внезапно Мэтлок перестал быть для нее надежным убежищем. Она пыталась придумать доводы, чтобы убедить родителей переехать в более безопасное место, в холмы Уэльса или в горы Шотландии. Оттуда только что приехала подруга Крессиды Лавиния Харбисон.

– Наконец-то теплый денек! – заявила Лавиния. – Пойдем прогуляемся в парке.

Лавиния была полной, добродушной, веселой и практичной, она была довольна помолвкой с капитаном Киллигру. Для Крессиды эта девушка казалась примером добродетели.

Киллигру был капитаном торгового судна, в настоящее время он плавал по морям, пытаясь разбогатеть, и Лавиния была согласна ждать его. Крессида часто думала, что этот союз будет очень похож на брак ее родителей.

Прогулка в Грин-парке оказалась замечательной идеей. Это вернуло Крессиду с небес на землю. Трис достаточно умен, чтобы избегать Мэтлока. Мэндевиллы не вращаются в тех же кругах Дербишира, что герцог Сент-Рейвен и дочь герцога Аррана. Трис скорее всего остановится в Чатсуорте, поместье герцога Девоншира.

– Все еще не собираетесь переезжать? – спросила Лавиния. – Конечно, я хочу, чтобы ты никогда не уезжала из Лондона, но я знаю, что ты скучаешь по дому.

– Что такое дом? – спросила Крессида, не подумав. Лавиния уставилась на нее.

Крессида рассмеялась.

– Не обращай внимания. Я грущу. Лавиния, а где будет твой дом, когда ты выйдешь замуж за капитана Киллигру?

– Какое-то время на борту его корабля.

– На борту его корабля? Но тогда почему ты сейчас не там?

– Это рискованный рейс, тяжелое плавание. Он хочет получить побольше прибыли, чтобы мы смогли пожениться. После этого Джайлс будет выбирать более простые торговые маршруты, чтобы показать мне мир. Я жду не дождусь этого дня.

– Разве ты не боишься за него?

Сияющая улыбка заметно померкла.

– Немного боюсь, но верю в лучшее. Джайлс очень опытный капитан. И он обещал мне, что вернется.

Крессида сжала руку подруги. Сколько тайных чувств было в таких светских отношениях.

– Я влюбилась в герцога Сент-Рейвена. Немножко… – Крессида очень хотела поделиться своими чувствами.

Она рассказала Лавинии о том, что произошло в Хэтфилде. По крайней мере публичную версию, ведь об этом уже было известно.

Лавиния не была шокирована.

– Я не удивлена. Я помню, что видела герцога в театре и подумала, что очень повезло леди Энн Пекуорт. Однако я прочла в газете, что она выходит замуж за другого. Он убит горем?

– Нет. – Она должна была сказать, что она не знает, но слишком поздно поняла это. – Я хочу сказать, он не показывает виду. Но с другой стороны, с чего бы он делился со мной своими переживаниями, ведь мы почти не знакомы… – щебетала она. – Лучше всего, если мы больше никогда не встретимся, иначе я выставлю себя полной дурой. И я уверена, что со временем встречу мужчину такого же прекрасного, как твой Джайлс.

Лавиния сжала ее руку.

– Я надеюсь на это. Но пойдем же! Прогулка – лучший способ прогнать из головы любую чепуху.

Долгая прогулка и веселая болтовня действительно прогнали глупые мысли. Например, такие, как желание Крессиды признаться подруге, что она в самом деле любила герцога Сент-Рейвена и что они были вместе.

Они зашли к Монтелю в кафе поесть пирожных и уже занимали свои места, как вдруг Лавиния воскликнула:

57
{"b":"3458","o":1}