ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Букет увядших орхидей
«Государь» Макиавелли в комиксах
Ты
Защита Периметра. Восьмой сектор
Наложница космического султана
И про тебя там написано
Царь зверей 8. Пробуждение
Цена вопроса. Том 1
Медлячок

Более того, она была не похожа на свою мать. С тех пор как она узнала, почему мать покинула Индию, Крессида пыталась понять ее, но в конце концов сдалась. Кажется, мать обладала благословенной способностью быть довольной своей судьбой, какой бы она ни была. И это вызывало восхищение.

Крессида узнала, что в браке ее родителей соединяла скорее нежность, нежели страсть, а значит, для Луизы было не так тяжело уехать от мужа. Мать Крессиды утверждала, что ей понравилось путешествие в Индию, но она также не страдала от решения вернуться домой.

– Самым важным было твое здоровье, – сказала мать так, как будто это объясняло все. – И я знала, что твой отец сможет обойтись без меня.

– Но ты ведь мечтала о том, чтобы вернуться к нему?

– Возможно, если бы ты вышла бы замуж.

Это было сказано без упрека, но Крессида чувствовала вину за свою беззаботность. Если бы она знала, то вышла бы замуж несколько лет назад.

Крессида не верила, что мать едет за границу против своей воли. Если она не вязала, то читала книги об Индии или с помощью мужа учила общепринятые фразы. Когда Крессида увидела корабли в гавани Плимута, то одна только мысль о том, что придется столкнуться с герцогом Сент-Рейвеном лицом к лицу, не позволила ей подумать об отказе от путешествия.

«Королевский герб» был уютной гостиницей с просторными комнатами. Их корабль «Салли Роуз» уже был в порту, он привез их вещи из Лондона, а также товары, которые отец приобрел для торговли. Отец был занят тем, что проверял грузы. Мать суетилась, покупала предметы первой необходимости в дорогу и все остальное для путешествия.

Крессида могла бы быть им полезна, но она проводила время в долгих прогулках. Это не было особенно умно, так как давало ей много времени на раздумья, но она решила, что запас страданий и желания в ней ограничен и чем скорее она разберется с этим, тем быстрее все пройдет.

Она мечтала и об Англии, и о мужчине. Об одном из ликов мужчины со множеством лиц…

Затем в один прекрасный день, когда Крессида возвращалась обратно в гостиницу, она увидела знакомую фигуру. На мгновение ее сердце замерло, но потом она поняла, что это не Трис, а его кузен-француз.

– Месье Бурро, – сказала она по-французски. Он поклонился.

– Мисс Мэндевилл.

– Что вы делаете в Плимуте?

– Почти край земли, не правда ли? Я возвращаюсь из Сент-Рейвенз-Маунт, где попрощался с моим кузеном.

Должна ли она спросить о том, как он поживает? Она молча ждала.

В его руках была записная книжка в кожаном переплете; он открыл ее. Если там еще одно письмо от Триса, она не выдержит.

Но это была не записная книжка, а что-то вроде папки. Он вынул оттуда лист бумаги и протянул ей.

– Для вас, мисс Мэндевилл.

С одного взгляда она поняла, что это портрет Триса, блестяще исполненный в карандаше. Трис отдыхал, в его руке – стакан, ворот рубашки распахнут.

– Почему вы думаете, что мне это интересно?

– Он сказал то же самое, когда я предложил ему пару к этому портрету. Любопытно, не правда ли?

Она холодно взглянула на него.

– Что еще должен сказать человек, когда ему предлагают ненужную вещь? Вы, кажется, вмешиваетесь в дела, которые совершенно вас не касаются, мистер Бурро.

Она пошла дальше, но он не отставал.

– Разве? Мисс Мэндевилл, я приехал в Англию с мыслью о мести, о том, чтобы выжать как можно больше денег из злого герцога Сент-Рейвена. Но я нашел в нем друга. Больше чем друга, в других обстоятельствах мы могли стать братьями. Мы должны расстаться. Скорее всего мы нечасто будем видеться. Но я не могу не принимать в нем участие. Я нашел свою прекрасную Миранду. И я хотел бы, чтобы мой кузен был счастлив не меньше.

Этого было достаточно, чтобы заставить Крессиду остановиться и уставиться на него.

– Вы говорите о Миранде Куп?

– Именно! – сказал он с сияющей улыбкой. – Королева среди женщин. Во Франции она станет моей женой, респектабельной женщиной. Возможно, когда-нибудь вы сможете побывать в нашем доме, не нарушая приличий.

– Вы забываете о том, что я уплываю в Индию.

Он посмотрел на лес мачт в порту.

– Ах да, Индия. Вы в самом деле полагаете, что будете счастливы там?

– Я готова попытаться.

– А вы не хотите попробовать быть счастливой здесь? А что, если я скажу вам, что Сент-Рейвен очень несчастлив?

– Очень сожалею, но я бессильна помочь ему.

– А что, если я скажу вам, что сегодня на бале-маскараде он предложит мисс Суайнемер стать герцогиней? Но не его женой. Только любимая женщина могла бы быть ему женой. Его друг Кэри и я хотим помешать этому.

Он вытащил еще один рисунок и показал ей.

Фиби Суайнемер, в точности. Красавица могла бы решить, что это отличный портрет, потому что он запечатлел ее прекрасные черты и легкую улыбку. Но каким-то неуловимым образом он также отобразил ее абсолютное бессердечие. Даже у фарфоровой куклы на лице больше симпатии к миру, выходящему за пределы ее собственных интересов.

Крессида отвернулась.

– Что вы хотите от меня?

– Выходите за него замуж.

Она обернулась к нему.

– Пожертвовать собой, чтобы сделать его счастливым? Нет, я не сделаю этого!

– Пожертвовать! – Он почти выплюнул это слово. – Вы боитесь настоящей жизни и поэтому роете нору и прячетесь в нее. Вот там прекрасно! Там вы в безопасности! Но при этом вы в норе! Что это за жизнь? Жизнь предлагает волнение, остроту, утонченные удовольствия, но только тем, кто готов покинуть свои безопасные норки.

Крессида обнаружила, что не может выразить свои мысли по-французски, и перешла на английский.

– Если он будет неверным мужем, это убьет меня.

– И поэтому лучше отказаться от него навсегда?

– Да.

– И это разумно?

– Да.

Он пожал плечами.

– Тогда тот, кто боится быть отравленным, должен перестать есть. Но если это ваша цена – потребуйте этого. Потребуйте, чтобы он поклялся в верности.

– Это входит в брачные клятвы, мистер Бурро, но многие люди его сорта, кажется, забывают об этом.

– Его сорта? Что вы знаете о нем? Вы причисляете его к Крофтону, Пью и прочим?

– Можно узнать человека по тому, с кем он общается.

Боже милосердный, она говорит точь-в-точь как мисс Уэмворти.

– В последнее время он ни с кем не общается. Это говорит вам о чем-то? «Ночная охота» теперь подходит для монахинь, хотя он собирается продать этот дом. Он сам живет как монах.

– Неделя целомудрия вряд ли убьет его. Он приехал на мой бал с оргии, заключив оскорбительное для меня пари.

Он уставился на нее и заговорил по-французски так быстро, что она с трудом понимала его.

– Боже мой, он не сказал вам? Идиот! – Он добавил еще какое-то слово, которого она не знала. – Мисс Мэндевилл, эта вечеринка была устроена специально для того, чтобы восстановить вашу репутацию. Миранда сыграла гурию перед теми людьми, которые видели вас в этой роли. Так как в это же время все могли видеть вас в Лондоне, подозрения развеялись.

Крессиде показалось, что волны с грохотом выбивают землю из-под ее ног.

– А пари?

– Возможно, это было глупо. Но о пари все помнят, а о танце могут забыть. Тивертон принял участие в гонке, и от этого эффект усилился. Конечно, вы ничего не должны были знать об этом.

– Слухи расходятся повсюду… – Крессиде было сложно снова обрести веру. – А как же Вайолет Вейн? Я слышала, что он часто посещал ее дом.

Он снова пробормотал что-то, но она не поняла.

– Пожалуйста, простите меня! Я взбешен собственной глупостью. Конечно же, об этом всем известно!

– Вот видите…

– Нет-нет! Вы должны верить. Молю вас, поверьте мне. Мой кузен был там только затем, чтобы положить всему этому конец. В Стокли-Мэнор он был озабочен судьбой этих девочек. Нити вели к Вайолет, и он начал расследование. Увы, это занятие не запрещено законом, но теперь эта преступная дорожка перекрыта для торговцев телами девочек-подростков.

Может быть, это все ложь, но что-то в словах Бурро, в его глазах убеждало ее в обратном. Кроме того, было тяжело – почти невозможно – подумать такое о Трисе.

67
{"b":"3458","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рубеж атаки
Архканцлер Империи. Начало
Богатый папа, бедный папа
451 градус по Фаренгейту
Последний ребенок
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Тропами вереска
Взрослеем с подростком. Воспитание родителей
Генератор клиентов. Первая в мире книга-тренинг по автоворонкам продаж