ЛитМир - Электронная Библиотека

Здесь Мэг остановилась, покусывая кончик карандаша. Она знала, что следует написать дальше, но боялась решиться. Когда дыхание у нее выровнялось, она продолжила:

«Если Вы, милорд, можете дать мне такое заверение, я прибуду завтра в одиннадцать часов утра в церковь Святой Маргариты и выйду за Вас замуж».

Перечитала. Ей захотелось тут же порвать написанное. Но она вспомнила о планах сэра Артура относительно Лоры.

Выбора не оставалось.

«В сущности, — сказала себе Мэг, — я еще очень легко отделалась». Похоже, «жало в хвосте» Шилы на этот раз оказалось вполне безобидным. Конечно, она пока очень мало знает о своем будущем муже, но горничная Сьюзи кажется девушкой честной, и сестра ее была хорошей девушкой.

Разумеется, они лишь слуги и над хозяином власти не имеют.

«Лора», — напомнила себе Мэг.

Это был простой и решающий довод в пользу предложения графа.

В конце концов, и у нее самой будут дом и семья. Поскольку мужчины ее не домогались, Мэг притворялась, будто ей это и не нужно, но на самом деле ей всегда хотелось иметь семью и детей. Эксцентричный, наверняка уродливый граф — не такая уж большая цена за это.

Более того, сказала себе Мэг, если окажется, что он еще хуже, чем она себе представляет — мерзкий, явно безумный самодур, — она просто не даст клятвы перед алтарем. И она взяла карандаш и прибавила: «…Если мы решим, что подходим друг другу».

Ну вот и все. Еще немного помучившись сомнениями, Мэг сложила листок, спустилась вниз и вручила его служанке.

— Граф может не ответить, мисс. Он сейчас крутится как черт, улаживая формальности.

Мэг ощутила искушение отступить, но, если граф не обеспечит ее семью и не даст ей кров, все теряет смысл.

— Если он не ответит так, как я хочу, ему остается надеяться, что удастся уговорить ту, на кого выпадет жребий пойти с ним к алтарю.

Сьюзи покачала головой:

— Вы друг друга стоите. Думаю, вы поладите. — Она спрятала записку в карман. — Мне нужно ваше полное имя, мисс. Это для свидетельства.

— Но я еще ничего не решила окончательно.

— Если свидетельство будет написано, это еще не значит, что вы будете обязаны его подписать, но ведь все требует времени.

Мэг так же не хотелось называть свое витиеватое имя, данное при крещении, как и связывать себя обязательствами, но делать было нечего.

— Минерва Этна Джиллингем, — ответила она.

— Чудесно! — воскликнула Сьюзи, сияя, и заторопилась.

Когда она ушла, Мэг безвольно рухнула на стул, спрашивая себя: что же она наделала? Поэтому, когда Лора и близнецы, продолжая спорить, ворвались в кухню, она почувствовала облегчение.

— Сядьте! — прикрикнула она. Чумазые сорванцы Ричард и Рейчел плюхнулись за стол, всегда готовые поесть. Мэг они порой напоминали птенцов с вечно открытыми клювами.

Она нарезала тонкие ломти хлеба, слегка сбрызнула подсолнечным маслом, затем залила кипятком спитой чай и разлила получившуюся бурду по чашкам. Они ели и пили не жалуясь, но Мэг знала, что долго они так не протянут. К тому же завтра придет сэр Артур.

Дрожа всем телом, она понимала, что придется выйти за эксцентричного графа Саксонхерста, даже если он окажется мерзким недоумком.

Она подвесила над очагом чугунный котел и велела близнецам разжигать огонь из щепочек, которые они насобирали во время прогулки. В сущности, это было истинной целью их прогулок в последние дни — сбор сучьев для очага. Близнецы быстро наловчились находить кусочки древесины для огня, на котором готовили еду, и очень этим гордились, но в их возрасте им следовало бы заниматься чем-нибудь другим.

На ужин был суп. Мэг купила кое-каких овощей — в основном картошку и капусту, — а мясник дал ей большую кость. Конечно, это выглядело подачкой, но Мэг было не до гордости. Все же у супа будет какой-то навар и его хватит до завтрашнего дня, когда судьба их так или иначе решится.

Хлеб был у Мэг всегда, поскольку ее бывший ниспосланный идолом поклонник унаследовал отцовскую пекарню. Он женился на очень милой молодой женщине, но, вероятно, какой-то след колдовства еще оставался. Когда бы Мэг ни зашла в булочную, у него всегда находились «залежавшиеся булки, которые нужно срочно сбыть по дешевке». Надо сказать, что булки всегда оказывались отменно свежими.

Однако несмотря на это — не говоря уж о сэре Артуре, — семья долго так жить не смогла бы. Все они катастрофически худели, а для растущих детских организмов это очень вредно.

Раздавшийся у двери черного хода стук заставил Мэг оцепенеть.

А вдруг это он сам явился в ответ на ее записку?

Что, если он застанет ее в таком вот непрезентабельном виде и передумает? Она безуспешно попыталась привести в порядок свою незамысловатую прическу.

А что, если он чудовище, вида которого она просто не вынесет?

Пока Мэг колебалась, Ричард подбежал к двери и открыл ее. Радостно улыбающаяся Сьюзи шагнула в кухню.

— Все в порядке! — объявила она, извлекая на свет теперь уже другой листок бумаги.

Отдавая себе отчет в том, как заинтригованы домочадцы, Мэг взяла письмо и непослушными пальцами сломала печать. Развернув листок, она увидела тот же герб, что и на печати, вытисненный на плотной бумаге. Несколько небрежным почерком, с наклоном вправо и с замысловатыми петлями, было написано следующее:

"Дорогая моя мисс Джиллингем, я в восторге от того, что Вы склоняетесь принять мое предложение выйти за меня замуж, и счастлив заверить Вас, что буду относиться к Вашим братьям и сестрам как к своим собственным, что они будут воспитаны и получат соответствующее образование, а также будут достойно обеспечены.

A demain [1]. Саксонхерст".

Мэг перечитала письмо еще раз, хотя оно было предельно ясным и даже содержало четкое официальное брачное предложение, которое она могла при надобности предъявить в суде, потребовав возмещения морального ущерба. Сьюзи была права. Граф был человеком взрывного темперамента.

Но почерк его успокоил Мэг. Она была убеждена, что почерк отражает индивидуальность и, судя по всему, в Графе не было ничего особенно страшного. Она сумеет поладить с импульсивным, порывистым мужчиной, склонным к эксцентричным выходкам. А если он окажется физически непривлекательным, то ж…

— Очень хорошо, — сказала она горничной. — Завтра в одиннадцать.

Улыбка Сьюзи была ослепительной.

— Вы не пожалеете об этом, мисс Джиллингем! Все слуги будут на вашей стороне, если он причинит вам какие-нибудь неприятности.

Как только дверь с грохотом захлопнулась за ней, Мэг упала на стул. Причинит какие-нибудь неприятности? О Господи…

— А что должно случиться завтра в одиннадцать часов? — Звонкий голосок Рейчел задрожал.

Близнецы выглядели всерьез напуганными. А она-то считала, что оберегает их, скрывая всю серьезность положения.

Мэг заставила себя весело улыбнуться.

— Я выхожу замуж.

Все как один молча уставились на нее, и Мэг рассмеялась с истинным облегчением. Каковы бы ни были последствия, они все же не так страшны, как худший исход.

— Я не сошла с ума, мои дорогие! Я действительно выхожу замуж. И мы переезжаем в большой дом. Нам не придется больше экономить на всем, и вы будете хорошо питаться.

Близнецы все еще не верили:

— Правда?

— Правда!

— Но за кого? — спросила Лора, сильно побледнев. — Не… не за сэра Артура?

Мэг, вскочив, крепко обняла ее, мысленно вознося благодарственную молитву за избавление.

— Нет, не за сэра Артура. За графа Саксонхерста.

— За графа?

Мэг посмотрела ей прямо в глаза — никто, в особенности Лора, не должен догадаться, что она делает это ради них.

— Ты думаешь, я недостойна графа?

Лора вспыхнула:

— Ну что ты! Ты достойна принца! Просто я не знала, что ты общаешься с кем-то из аристократов.

вернуться

1

До завтра (фр.).

10
{"b":"3459","o":1}